Июль 11th, 2007 | 12:00 дп

По правилам чести

  • Эмиль АГАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

или не изменить самим себе
Одна из бакинских газет сознательно заострила тему, вынеся в заголовок мнение читателя: «Карабах…без армян?». Естественно – под знаком вопроса. Поскольку подобное невозможно в случае даже восстановления территориальной целостности Азербайджана: этнические чистки – нечто, совершенно чуждое для нас. А заострила газета тему потому, что мы наблюдаем стремления мировой общественности рассматривать решение конфликта, не вдаваясь в его суть. Не пытаясь вникнуть, понять, что мешает армянам и нам жить в мире и согласии, в чем первопричина, КОРЕНЬ ЗЛА.
А не поняв, не осознав этого, никакие решения по Карабаху невозможны.

Черный снег


…Многое забылось от первой (в конце 50-х) моей поездки в Ереван. Наш студенческий ансамбль песни и танца поехал в столицу братской тогда Армении. Была зима, и, подъезжая к Еревану, мы не видели ничего за запорошенными снегом окнами.


Но выйдя из здания вокзала, меня поразил…черный снег! Грязный, как бы покрытый слоем сажи. Почему он был таким, не припомню. Кажется, рядом был забор, за которым велись какие-то работы.


А когда спустя тридцать лет ко мне приехали мои коллеги из «Литературки», дабы написать о только разгоравшемся конфликте в Нагорном Карабахе, во время встреч со специалистами мы услышали много толкований названия «Карабах»: «гара бах» (посмотри на снег), «гара баг» (черный сад) и даже «гара бахт» («черное счастье» или черная судьба, рок).


И хотя профессор Сулейман Алияров, который преподавал нам историю еще в университете, высказывал предположение, что слово «гара» следует понимать не как «черный», а как «большой» (в том значении, какое это слово имело у древних тюрок), у меня перед глазами почему-то сразу возник образ черного снега на привокзальной площади Еревана. Снега, истоптанного, испачканного, чья природная чистота оказалась ПОРУГАНА.


Любить и ненавидеть


Так, пользуясь своим правом редактора, я назвал русский перевод книги «Men Are Like That», которая вышла в 1928 году в городе Индианаполисе и посвящена событиям 1918–1922 годов в Азербайджане. Эти события автор, американец Леонард Рамсден Хартилл, излагает со слов одного армянина. «Наибольший интерес эта книга вызывает тем, что Оганнес, несмотря на то что он армянин, не искажает сути происшедших событий, ничего к ним не добавляет, ясно и понятно рассказывает о хороших и плохих сторонах того, что он видел, – пишет в предисловии к турецкому изданию книги ее переводчик д-р Сипахи Чаталтеп. – Например, он рассказывает о том, как русские, после происшедшей в России революции, вынуждены были отступить и передали армянам 3000 турецких пленных солдат, и 2000 из этих солдат, просто чтобы сэкономить снаряды, были обложены соломой и сожжены, и добавляет, что после этого он заболел. Он рассказывает о том, как в Баку было уничтожено 25 000 турок, признается, что при этом испытывал огромные страдания. И с неподдельной искренностью спрашивает: такими ли должны быть люди, такова ли должна быть человечность?» Рассказ армянина пронизан непредвзятым отношением к туркам, и он называет Карабах древней азербайджанской землей, «приютившей армян».


С момента появления партии «Дашнакцютюн» и идеи «Великой Армении» – путем завоеваний окрестных земель (не только Южного Кавказа и запада Турции, но и севера Ирана, юга России), мы невольно оказались в ситуации, когда В КАЧЕСТВЕ ОТВЕТНОЙ РЕАКЦИИ психологически не можем не воспринимать армян через призму этой сумасшедшей идеи. И тем не менее – не всю Армению вообще и не всех без исключения армян (хотя есть и такое мнение!). Так, даже на последнем конкурсе «Евровидения» самое большое количество очков отдала Армении – кто бы вы думали? – Турция!


Да, надо уметь встать выше произвольного толкования истории и былых обид. Ведь любой здравомыслящий человек понимает: что бы там ни было, Армения – наш сосед, а армяне, подобно русским, грузинам, китайцам, представителям любого народа на земле, бывают разные. Есть среди них и хорошие, есть и плохие.


Хорошие


Живя в одной квартире с Докукиными (фамилия мужа тети Седы) по улице Рылеева много лет, мы не знали ни одной ссоры. Хотя поводов было достаточно, и не только кухонных. Только один эпизод. Когда нас объединили с девочками, переведя из 142-й, «мужской» школы, в 202-ю, мы тут же себя проявили, подбив девочек всем классом сбежать с урока. А когда на следующий день нас стали вызывать поодиночке к директору, строгой армянке в очках, и мы, не сговариваясь, стали объяснять свое отсутствие «простудой», директор потребовала принести справки. И вот, придя со школы домой, я, улучив момент, с невинным видом остановил в коридоре тетю Седу, которая работала врачом в поликлинике, попросив такую справку, что она и сделала. А через пару дней тетя Седа сердито остановила меня вопросом: «Ты зачем меня обманул?». Оказалось, из-за этой справки у нее случились неприятности: ее вызвал главврач после звонка нашей директрисы, и тетя Седа получила выговор. Однако, посердившись, она тут же попросила мою мать не наказывать меня – мол, что с него возьмешь: мальчишка! А когда я действительно простыл, тетя Седа как ни в чем не бывало осмотрела меня и выписала микстуру. Я не говорю уже о том, как она хлопотала каждый раз, когда у мамы случались сердечные приступы – еще до приезда «скорой».


Вообще-то мне везло на хороших армян. И в школе, и потом. Лучшей своей серии материалов «Плата за Каспий» в «Вышке» я обязан директору Института осетрового рыбного хозяйства профессору Маиляну. Как журналист, я перевидал впоследствии немало специалистов, директоров, министров, но более компетентного в своей области (и при этом по-человечески приветливого, терпеливого), чем профессор Маилян, я не встречал. Он не просто снабдил меня кучей сведений, он дал мне статистику, в том числе с грифом «Для служебного пользования». Сам он, карабахский армянин, закончил биофак Азгосуниверситета, причем на азербайджанском языке, а впоследствии подготовил немало специалистов-ихтиологов, в том числе азербайджанцев. Ну а возглавляемый им НИИ ничем не уступал, а во многом даже превосходил головной институт в Астрахани.


Плохие


Разумеется, мне встречались и плохие армяне.


Так, благодаря профессору Саркисову я получил единственный за все годы обучения в университете «неуд». Такого докучливого, въедливого педагога, вполне отвечающего духу самой дисциплины, которую он вел, – история КПСС, с зазубриванием дат, повестки и даже лиц, избранных в руководящие органы партсъездов, я больше не припомню. Много лет спустя, когда я заведовал отделом культуры газеты «Вышка», этот самый Саркисов принес в редакцию статью. И про что бы вы думали? Про… «армянские» памятники Карабаха. А когда я эту статью тут же завернул со словами: «это памятники не армянские – Кавказской Албании», как сейчас помню налившиеся злостью за стеклами очков глаза профессора, и как он выхватил у меня из рук свой опус со словами: «Вы националист! Я буду жаловаться!» И действительно написал в ЦК Азербайджана, копию в ЦК КПСС (в результате мне пришлось писать объяснительную справку со ссылкой на книгу «Искусство Кавказской Албании»).


В дальнейшем, когда я уже работал в «Литгазете», мне пришлось столкнуться с похожей на черную галку дамой из так называемого «бюро проверки». Все публикуемые материалы проходили через это бюро для уточнения имен, дат, цитат. Так вот. В подборке стихов Расула Рзы было стихотворение под названием «Мой Карабах». Я был тогда в редакции и неожиданно узнал, что стихотворение снимают. Меня адресовали в «бюро проверки», и вот тогда я и столкнулся с этой самой «галкой». «Стихотворение может быть опубликовано, – заявила она мне, – если сократить в его названии слово «мой». Почему? «А вы что, не знаете, Карабах – это армянская земля?!» – вдруг, сверкнув очками, сделала прямой выпад дама. Дело дошло до скандала, я пошел к замредактора Кривицкому, но тот замялся – мол, подборка большая, все равно надо что-то сокращать. Да и, мол, нужно ли «обострять межнациональные отношения». Я настаивал на своем. Стихотворение при мне послали в набор, но когда вышел номер, «Моего Карабаха» я там не увидел.


О Балаяне вспоминать не буду – уже писал. Разве что вспомню один его звонок из Еревана. «Послушай, – как всегда, с грубоватым нажимом сказал он. – Тут в Карабахе одного арестовали, я его знаю – хороший парень. Позвони прокурору, пусть отпустят!» Я тогда рассмеялся в ответ, мол «хороших парней» не арестовывают просто так. И уже всерьез сказал, что не стану вмешиваться в дела прокуратуры. «Зря, – с раздражением отреагировал Балаян и с нескрываемой подковыркой: – А я вот своему прокурору, когда надо, звоню!» И в трубке раздались злые отбойные гудки.


Идея зла


Какими бы армяне ни были как народ, с появлением на карте Южного Кавказа нынешней Армении, а затем идеи Армении «от моря и до моря», национализм – тайно или явно – фактически стал править здесь. Независимо от того, кто был у власти – дашнаки или коммунисты – в Ереване всегда правили ЗЛЫЕ. Те, кто идею границ «от моря и до моря» – открыто или тайно – носил в сердце, как религию (религию в буквальном смысле – ведь с благословения и под крылом самого Эчмиадзина!), проповедуя ненависть КО ВСЕМ туркам. С детской колыбели, с молоком матери вбивается в сознание чуть ли не каждого армянина: турок – значит враг.


Ведь это, наверное, такой искус, такое коварное, массовое самовнушение – чувствовать свою причастность к некой исключительной по своей истории и культуре нации, считать себя «первым» во всем.


С того ЧЕРНОГО ДНЯ зарождения идеи «Великой Армении» – путем завоеваний окрестных земель (не только Южного Кавказа и запада Турции, но и севера Ирана, юга России) мы невольно оказались в ситуации, когда В КАЧЕСТВЕ ОТВЕТНОЙ РЕАКЦИИ психологически не можем не воспринимать армян через призму этой чудовищной идеи. Тем более что ее пробуют реализовать в наши дни так же жестоко и бесчеловечно, как это описывал упомянутый выше Ованнес.


Достаточно вспомнить Ходжалы, о котором начальник спецотдела 366-го мотострелкового полка полковник Савельев, будучи не в силах заглушить в себе голос совести, отправил в Москву свой отчет. Только одна цитата: «Собрав тела убитых азербайджанцев в «КамАЗ» под номером «02-19 ММ», армяне разожгли большой костер. Ненависть заложена в природе армян. Она беспредельна. Я так и не смог понять, откуда такая ненависть».


Безнаказанность


Это страшно. Это кошмарно. Это преступно. С точки зрения общеисторической, общечеловеческой. С точки зрения морали, религии. И христианской, и ислама – любой!


И тем не менее факт остается фактом: мир воспринимал и воспринимает это спокойно. Более того. Разные державы – от России до Англии и США – не раз пытались и пытаются использовать эту «национальную слабость» армян, назовем это так, в своих целях. Более того. Факт «геноцида», как мы знаем, официально признан в ряде стран мира, а во Франции додумались даже до закона о наказании за непризнание этого.


Правда, из уст сопредседателей Минской группы нет-нет да слышны верные слова. Скажем, после последней встречи президентов Армении и Азербайджана в Санкт-Петербурге: «Те, кто утверждает, что Азербайджан оккупировал Нагорный Карабах, ошибаются, потому что человек, хоть мало-мальски знающий историю Карабаха, никогда не сказал бы такого» (Брайза, США). Вместе с тем подмена сути решения конфликта дипломатическими формулами типа «формат переговоров», «обсуждение рамочных принципов» и т.д., при всей их формальной необходимости, очевидна. Очевидно, что без признания сути – АГРЕССИИ И ОККУПАЦИИ, без осуждения их ЛЖЕИСТОРИЧЕСКОЙ «ПОДОПЛЕКИ», без, наконец, однозначной оценки САМОЙ ИДЕИ реанимации «Великой Армении» не обойтись!


О том, как армяне устроили резню в Шуше в 1918-м, приурочив ее… к Новруз байрамы, мне рассказывал отец – аскер мусаватской армии, отряд которого как раз воевал тогда в Карабахе. То история. Но вот другой случай. Мой друг, работавший в аппарате Союза писателей СССР, был приглашен на день рождения. Приходит он, хозяин дома представляет его собравшимся, как вдруг один из них резко встает и со словами: «Я не могу находиться под одной крышей с турками!» уходит. Еще был силен Союз, еще воспевалась дружба. И произошло это – подчеркну! – в Москве, в интеллигентной компании.


Ну как тут быть? Следовать словам апостола Павла: «Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напои его: ибо, делая сие, ты собираешь ему на голову горящие уголья» – конечно, хорошо бы. Но не каждому дано жить согласно библейской мудрости, а тем более – целому народу, а точнее – народам (я имею в виду турок и азербайджанцев).


Вирус ненависти


Если кто-то из нас и заразился этой хворью, то не по своей воле. А рассадник «инфекции» совершенно очевиден. Но налицо парадокс – неготовность идеологов, лидеров Запада хоть к каким-то мерам по борьбе с этой инфекцией. К пересмотру, наконец, НА ГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ вместо мнимого «геноцида» своего отношения к этому, главному. А самих армян – к самоочищению (я не говорю уже – к ПОКАЯНИЮ, как считает директор Института по правам человека, профессор Ровшан Мустафаев). То есть к признанию ошибочности идеи исключительности армян как нации с их территориальными претензиями практически ко всем, причем не только на Южном Кавказе (включая Грузию).


Парадокс – национальный реваншизм решительно осуждается повсеместно и по отношению ко всем. Ко всем, кроме армян! Получается, что не только сами армяне, но и мир (имеется в виду Запад) согласен с их правом на «исключительность»? Более того, подыгрывание этому, вольное или невольное разжигание этого – как иначе понимать признание все того же «геноцида» армян, несмотря на то что мир знает немало примеров геноцида народов, больших и малых, куда более близкого к нам по времени и, главное, ДОКАЗАННЫХ, а не спорных, мифических.


Парадокс – непонимание мира необходимости в данном случае того, что в свое время сделали, РЕШИЛИСЬ СДЕЛАТЬ немцы. Я имею в виду их Великую победу после Великого поражения – ДЕНАЦИЗАЦИЮ.


Что значит – примирение?


Армяне в последнее время изменили свою тактику. Где их былая наступательность, пропагандистский накал, а затем хорошо организованное, массированное ВЫДАВЛИВАНИЕ азербайджанцев – сначала из Армении, потом из Нагорного Карабаха, а потом из окружающих его других районов Азербайджана? Добившись победы, за которой стоит отнюдь не воинская доблесть, армянская сторона сейчас изо всех сил пытается демонстрировать свое миролюбие, готовность к сотрудничеству. Мол, хватит враждовать. Повоевали – и ладно. Открывайте границы, допускайте нас к нефтяным и прочим проектам ЮК. Мы – за мир!


Кто против этого, может возражать. Все – «за». На азербайджанцев отовсюду жмут – договаривайтесь! миритесь!!!


Но что для них означает «мириться» – ПРИМИРЯТЬСЯ? Уступить?


О каких еще «уступках» речь? Ведь отобрали же все, что только было можно. Что еще?


Миротворцы (речь не о миротворческой силе – о политиках) – прежние и нынешние – упрямо закрывают на это глаза, сотрясая воздух оптимистическими заявлениями, призванными хоть как-то оправдать их бесконечные поездки в связи с «карабахским урегулированием» – то в Париж, то в Вену, то куда-то еще. Но что они могут обсуждать всерьез? О чем вообще можно говорить – если действительно мир хочет мира в Карабахе? Единственное – это возможные меры давления на страну-агрессора?! Только это! Без этого Армения не отступит от своих притязаний, иначе, скажем, как может объяснить своему народу же Роберт Кочарян то, что столько лет он проливал их кровь (не только азербайджанцев!) в Карабахе.


В этом корень зла. А вовсе не в «неуступчивости» двух президентов. Вот, дескать, пойдут они «навстречу друг другу», тогда…


Но как они могут «пойти навстречу друг другу», как «договориться»? С одной стороны – захватчик, оккупант, с другой стороны – жертва оккупации?


Как быть?


Что следует учесть, какие уроки следует сделать на будущее? Я имею в виду азербайджанскую сторону.


Урок ОТВЕТНОЙ ненависти? ОТВЕТНОЙ подозрительности? Обиды и ВЕЧНОЙ нетерпимости? К этому призывают сейчас многие: С ВРАГАМИ – ПО-ВРАЖЕСКИ. Другая крайность – улыбки, традиционный для нас интернационализм, который принимают все чаще за слабость.


Тем не менее бесконечные взаимные перепалки, «качание прав» и игра мускулами работают ПРОТИВ азербайджанцев, подыгрывая противной стороне в том, что якобы совместное проживание в рамках одного государства невозможно! Стоит ли АПРИОРИ навязывать всем азербайджанцам ненависть и вражду и видеть пораженчество и предательство в каждом случае их отсутствия?


Но ведь прозвучало же на съезде «Дашнакцютюн» – не когда-то там, а всего три года назад: «Наша цель не ограничивается Карабахом. Основная цель – захватить власть Азербайджана и УНИЧТОЖИТЬ ЕЕ»…


А потому укрепление нашей экономики и армии, создание военно-промышленного комплекса – вещи совершенно очевидные, абсолютно необсуждаемые!


В рамках мирового контекста


Говорят, армяне – жертва своей ментальности. В таком случае и мы – тоже!


…По радио услышал. Норвежский писатель написал исторический роман о султане Саладдине (начало XII в.), который поначалу, как известно, проиграл кровавую битву крестоносцам, а потом отвоевал Иерусалим. Однако при этом он приказал своим военачальникам не трогать даже пальцем христиан, более того – предложил своим врагам крестоносцам вернуться и безопасно поселиться в его империи. Пораженный благородством этой исторической личности, норвежец обратился с письмом в ООН с предложением объявить год Саладдина годом МУСУЛЬМАНСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ (что было бы справедливо – не все же говорить об «исламском терроризме»!).


Как сказал однажды Олжас Сулейменов, нация должна учиться жить и развиваться В РАМКАХ МИРОВОГО КОНТЕКСТА. По его мнению, тюркские народы наиболее близки к планетарному сознанию, потому что имеют древнее национальное самосознание.


А потому пестовать в себе злопамятность, лелеять национальную ненависть было бы для нас ИЗМЕНОЙ САМИМ СЕБЕ, своей Природе. Даже в схватке с коварным и злым врагом мы должны действовать по правилам чести, по-мужски, не подставляя исподтишка подножек, симулируя тут же перед судьей мнимые нарушения со стороны противника, как это бывает на футбольном поле.

Не потеряться, не раствориться в нынешнем мире можно только одним способом. Сохранять свое Естество. Несмотря ни на что, ни на какие трудности и испытания, ни на какие искушения судьбы, пытаться всегда и во всем оставаться ЧЕСТНЫМ перед Богом и собой…