Июль 11th, 2007 | 12:00 дп

Три века арабского аруза

  • Ильхам БАДАЛБЕЙЛИ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Испокон веков жили на этой земле люди, неутомимые в труде, неустрашимые в кровавых схватках с иноземными завоевателями, бесшабашные в веселье, неудержимые в искрометных танцах, грустно-задумчивые от протяжно-задушевных песен, неистощимые в своих желаниях. Оттого, наверное, здесь всегда ценили слово, а пуще всего – слово поэтическое.
Имя этой земле – Азербайджан.

С конца VII века вместе с арабами в Азербайджан приходит религия ислама, сыгравшая огромную роль во всей его последующей истории, а вместе с религией – и арабский алфавит, на многие века ставший средством выражения азербайджанской письменной литературы, не только религиозной, но и научной, и художественной. Вспомним, что именно в VIII–IX веках начинается бурное развитие и триумфальное шествие по странам Ближнего Востока и районам Средиземного моря арабской культуры, ставшей важнейшей вехой в истории развития общечеловеческой, в том числе и европейской цивилизации.


В сферу арабской культуры оказался втянутым и Азербайджан. Почти на два века официальным государственным языком делается арабский. Господствующей религией становится ислам. Все это коренным образом меняет быт и обычаи местного населения, формирует в обществе новое миросознание. Но отметим, что в те же века успешно развивается и обогащается на местных языках и диалектах, в первую очередь на тюркских, народное творчество. Ничто не могло заглушить в народе его любви и привязанности к собственным многовековым традициям.


Уже в начале VIII века в Азербайджане начинают возникать философские школы, среди которых наибольшую известность получает школа в Мараге. Здесь прошли философско-теологическую выучку Фахраддин Омар Рази и прославившийся на весь Ближний Восток поэт и философ Шихабаддин ас-Сухраварди. В эти же годы в Азербайджане получают широкое распространение основные жанры и формы арабской поэзии – газель, касыда, арабский стихотворный метр аруд, или аруз, основанный на чередовании длинных и коротких слогов. Азербайджан становится одним из наиболее мощных очагов развития арабской культуры. Среди поэтов малави (неарабов, принявших мусульманство) широкую известность получают Исмаил ибн Яссаря и его брат Муса Шахават, один из самых прославленных поэтов эпохи Омейязов.


Блестящая плеяда поэтов жила и творила на протяжении более чем двух столетий в древней столице Азербайджана Тебризе, который считался одним из крупнейших культурных и научных центров мусульманского Востока. Широкую известность получили поэты Али ибн Хибатулла ат-Табризи, Аль-Хаттат ан-Низами ат-Табризи и, конечно, Ал-Хатиб ат-Табризи, оставивший заметный след в истории не только азербайджанской, но и всей восточной культуры и литературы.


Конец X – начало XI века знаменуют собой активные проникновения в мусульманский мир сельджукидов и быстрый распад Арабского халифата. И на смену арабскому языку на всей территории Азербайджана триумфально и победоносно утверждается новый официальный государственный язык – персидский, на котором созданы бесценные жемчужины мировой поэзии. Звездами первой величины среди них сияют творения азербайджанских персоязычных поэтов Катрана Табризи, Мехсети Гянджеви, Фалаки Ширвани, Хагани и, конечно, первого среди первых – великого Низами Гянджеви.


Арабоязычная азербайджанская поэзия мало известна читательским кругам в самом Азербайджане, что уж говорить о ее переводах на другие языки. Сегодняшняя публикация – это фактически одна из первых ласточек на пути к изучению этого пласта отечественной поэзии. Но уже сейчас можно утверждать, что азербайджанская поэзия, творившаяся на арабском языке, – один из ярких этапов в развитии не только азербайджанской, но и всей восточной, а если взять шире, то и мировой культуры и литературы.




Али ибн Хибатулла
ат-Табризи



Исчезли, как сказочный сон,


счастливые наши дни.


Когда исполнялись мечты,


сладкие, словно нектар.


А ночи за днями вослед


землю спешили обнять,


Что стали подвластными нам


даже Суда и Навар.


И жизни прекрасная ветвь


в те дни лишь для нас цвела,


И кубок хмельного вина


в крови раздувал пожар.




Аль-Хаттат ан-Низами
ат-Табризи



Сердце, что впитало горечь


злой тоски на злой чужбине,


К дому отчему стремится –


разве может быть иначе?


Меркнет свет от мысли мрачной –


дома помнят ли о сыне.


От раздумий этих горьких


безутешно сердце плачет.




Ал Хатиб ат-Табризи



Друзья, что может быть прекрасней –


Сидеть у Тигра в час восхода,


Иль в час заката над Ефратом


глядеть, как блики блекнут в водах.


Пил воду из живой лозы я –


У вод священных рек великих


В которой, мнилось, растворились


И жемчуга и сердолики.


Мне две луны светили сразу –


Одна с небес, с земли – другая,


И все возлюбленные мира


Могли познать услады рая.


Охваченный любовной жаждой


Вкушал я сладость губ нектарных,


Во тьме атласной ночи плыли


Мы с ней вдоль берегов янтарных.


Я у луны спросил небесной,


От тягостей любви стеная,


Кто та, что сердце мне пленила? –


Она моя сестра земная.




Ал-Искафи Аз-Занджана



Плотно веки смежив,


прочь обиду гони.


Пусть считают глупцы,


что и ты им сродни.


Но Аллах милосерден,


невзгоды пройдут,


Честь и славу тебе


по уму воздадут.



Переводы
Ильхама Бадалбейли




Шихабаддин ас-Сухраварди



Страсть истомила мукой желанья,


Адского пламени жарче терзания.


Время-целитель стало мучителем,


С каждой минутой сильней наказание.


Ты – мой убийца – сказали доносчики.


Благо тебе! Нет конца ликованию.


Взора сияние хоть на мгновение


Сердцу голодному дай в пропитание!


Душу отдал и свободой пожертвую,


Если подаришь мне ночью свидание.


Плача, молю я: «Помилуй, любимая!»


Сладки влюбленному плач и стенания.


Бдения, слезы – тебе подношение,


Дар мой прими, о венец мироздания!


* * *


Ликует смерть – от пут ее


Никто еще не уходил,


Подстерегая род людской,


лежит разверстый ряд могил.


В тебе лежит ее стрела,


с тупой сорвавшись тетивы –


Отмерил жизнь твою по ней


бесстрастный ангел Азраил.



Переводы Бетси Шидфар




Айн ал-Кудат ал-Митаниджи



Душа моя, не мучайся напрасно,


Терзаемая жаждой совершенства.


Один Аллах лишь совершенен в мире


И удостоен высшего блаженства.


* * *


Дни сжигаю понапрасну


В праздной, глупой суете,


Нет людей любимых близких,


Все вокруг не те, не те.




Омар ибн Усман ал-Джанази



Всякий раз, как увижу на небе звезду,


Что в родимых краях мне светила,


По увядшим щекам моим слезы бегут,


Словно туча дождем оросила.


Ветерок от любимой моей прилетит –


Сотрясается тело от страсти,


Стоны горлицы в роще – как стоны мои,


Разрывают мне тело на части.




Абу
яля Мухаммад ибн Мухаммед ибн ал-Хаббария



Трезвым видя меня –


Целый год я не пил, –


– Ты раскаялся что ль? –


Абу Сад вопросил, –


Кто тот шейх, что помог


тебе жить не греша?


– Имя шейха – Судьба!


Денег нет ни гроша!


* * *


О время как переменилось ты


к злу от добра склонив людские души.


Переходить доколе будет власть


от безголовой к безголовой туше?


Переводы Ильи Кельмана