Август 09th, 2007 | 12:00 дп

Балалайка и фортуна

  • Гюльнара АЛАИ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

– Мама Дова, мама Дова… Да где же, черт побери, эта мама Дова? Проснувшись в неудобном кресле, я пыталась сориентироваться. Так, судя по креслу, я в Шереметьево. Неужели пограничник маму потерял? И имя какое-то странное – Дова. Может, он «р» не выговаривает?.. В этот момент взгляд пограничника укоризненно остановился на мне.

– Ну что же вы, мама Дова, не откликаетесь? Забирайте свой паспорт!

– Да меня ведь не Дова зовут, – я думала, что сон продолжается, – да и сына у меня такого вроде нет.

– Спать надо меньше, гражданочка. Я и не говорю, что вас Дова зовут. Ваш паспорт, на фотографии вроде вы? Гюльнара мама Дова.

– Ах, Мамедова, – окончательно просыпаюсь я.

– Так я и говорю – Мамадова…

Да, с ударением на третьем слоге моя фамилия по мужу звучит вполне по-русски.

Помните, книжки были для иностранцев, где ударения в каждом слове проставлены? Вот если бы люди с тех пор, как печатный станок изобрели, ими пользовались, знаете, на сколько языков, на которых мы говорим сейчас, меньше было бы? Так ведь люди поначалу не то что ударение, даже гласные ленились писать. Одни согласные.

А как хотел какой-нибудь эстет продемонстрировать свою, так сказать, эрудированность, он эти согласные как хотел, так и перевирал. Вот ведь слово «фортуна». Непростое, скажу я вам, слово. По крайней мере, не из тех, что человеку сразу, как с дерева спустился, пригодилось. Вроде «отдай», «счас как дам в глаз», «мое». Чтоб таким словом, как «фортуна», озаботиться, это ж какие надо было уже радости и горести пережить! И титановыми муками обременившись, ее, чертовку, за хвост поймать и вербализировать, так сказать.

И ведь старались! Люди-то в начале времен не такие ленивые, как сейчас, были! Это сейчас, чтобы фортуну за хвост таскать, много ума не надо. А тогда? Ведь малейший, понимаешь, огонь разжечь – это ж сколько палочек перетереть надо было! А словами чувства обозначить? Это ж сколько им, бедным, сначала мычать пришлось, чтобы до «фортуны» додуматься? А как умник какой-то додумался, он и записал «фртн». Ничего вам словечко не напоминает? Вот-вот, и у моего мужа друг есть, «Фыртына» Аликом называют. Переводчики до сих пор спорят, как это слово в рукописях, про походы всяких ханов рассказывающих, переводить. То ли удача, то ли судьба, то ли явление какое-то природное. А другие, не мудрствуя лукаво, так его в свои языки и ввели. Фыртына – она и есть фыртына, хоть ты ее «фортуной», хоть, как англичане, «fortune» назови.

Кстати, когда про то, что все люди, живущие сейчас на земле, друг другу максимум двадцатисемиюродными братьями и сестрами приходятся (так ученые выяснили, когда количество всех наших предков посчитали), помнишь, то новые языки учить совсем не страшно становится.

Всего двадцать пять процентов новых слов – и язык меняется до неузнаваемости. Притом слова-то старые, просто по-новому произносимые! Ну вот кто, например, с первого раза поймет, что такое «балалайка», русского языка не зная? А если прислушаться? Правильно, «балая лай чалмаг» каждый может! И тогда уже на рынке, где продавец «памадоры» предлагает, вы смеяться не будете. Потому что именно так называли итальянцы «томаты», которые из Америки привезли, а у жителей Ширвана связи с венесуэльцами и генуэзцами были намного древнее и крепче, чем с северными соседями, и «памадоры» к ним, минуя русский, сразу из итальянского пришли. Если хорошо прислушаться, вы в заказываемом в каждом американском или английском пабе, в знаменитом мятном коктейле «джулеп» легко «гилаб» услышите, а каждая Дарья и Денис в своем имени услышат шум моря. Все Махиры и Дины наверняка удивятся, найдя свои имена в Библии и в Ветхом завете.

Так что мой вам совет – прислушивайтесь. И тогда не только иностранный язык сложным не будет, но и соседи очень приятными людьми покажутся!