Август 09th, 2007 | 12:00 дп

Был ли Гете мусульманином

  • Валентин ПРУССАКОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Первая волна европейцев, принявших ислам, была отмечена еще в середине девятнадцатого столетия. В нее входили в основном британские офицеры и чиновники, вернувшиеся из Индии и Афганистана. Чем же их привлекла религия покоренных ими народов?

Глава современного Мурабитского движения, его основатель шейх аль-Мурабит (в свое время его знали как шотландского писателя Яна Далласа), утверждает: «Сущность Ислама столь велика, что нет ничего в мире, что сравнилось бы с ней или могло заменить ее. Когда лорд Кромер в Египте (в ХIХ веке) заявил: «Мы должны остановить мусульман!», ему ответили: «Что можем мы противопоставить тем, кто, глядя в жерла наших пушек, видит сады джиннов?» (То есть людям, у которых перед глазами сады Рая. – В.П.). Вера, не знающая сомнений, – именно то, в чем больше всего нуждается Европа. Ее отсутствие – главная причина нынешнего упадка и невежества».

Сегодня количество мусульман в Европе исчисляется десятками миллионов. По мнению ряда экспертов, их число особенно быстро увеличивается в таких странах, как Франция, Великобритания, Германия, Босния и Герцеговина, Россия и Украина. Столицами же ислама на континенте могут считаться Париж или Лондон. В этих городах сотни мечетей, и уже давно никого не удивляют встречающиеся буквально на каждом шагу женщины в традиционных хиджабах и длинных просторных платьях. На многих магазинах имеются надписи на арабском языке, часто попадаются и исламские книжные лавочки, в которых всегда полно народу… Подавляющее большинство мусульман, разумеется, выходцы из бывших колоний, но уже перестало быть редкостью обращение в ислам этнических европейцев. Несколько из них, между прочим, заседают в британской Палате лордов…

Однако нелишне заметить, что исламское учение, отличающееся «человечностью высшего порядка, которое может быть реально осуществлено на практике» (Герберт Уэллс), значительно раньше стало привлекать к себе лучшие и независимые умы европейского континента. Так, ознакомившись с ним во время своего египетского похода, Наполеон Бонапарт говорил: «Я надеюсь, что недалеко то время, когда я смогу объединить всех умных и образованных людей со всех концов света и установить единый режим, основанный на принципах Корана, который один и есть истина и который сможет повести людей к счастью».

Совсем другая во всех отношениях европейская знаменитость – английский драматург Бернард Шоу – также высоко ценил Коран и как-то даже сказал: «Если у какой-то из религий и есть шанс управлять Англией, да, собственно, и всей Европой… – так это может быть только ислам».

Общий список прославленных европейцев, принявших ислам, довольно велик. В отличие от других религий последователям пророка Мухаммеда не обязательно афишировать свою веру. (К слову сказать, после 9/11 американские спецслужбы впервые обратили внимание на существование «тайных мусульман» и, как писала «Нью-Йорк таймс», «главная опасность, может быть, исходит не от смуглых и чернобородых арабов, а от вашего хорошо выбритого, вежливого и окончившего колледж соседа…» – В.П.).

Вполне возможно, что, если бы «самый великий немец» Иоганн Вольфганг Гете жил в наши дни, то и им бы могли заинтересоваться господа из ФБР или ЦРУ. Ведь его жизненное кредо, его представление о мире и смысле бытия, о соотношении человеческого и Божественного удивительным образом совпадают с исламским видением этих проблем. Но был ли Гете мусульманином – ведомо лишь Аллаху! Достоверно лишь известно, что он считал Коран Откровением Бога, а Мухаммеда – Его Пророком. В 1995 году в Веймаре группа исследователей во главе с уже упоминавшимся шейхом аль-Мурабитом изучила многочисленные произведения и письма Гете. В результате чего было сделано заключение, что Гете следует считать мусульманином!

«Сияющий Коран» (Пушкин) очаровал и Льва Толстого. Официально великий писатель, конечно, никогда не принимал ислам. Но после анафемы, вынесенной ему Русской Православной Церковью за религиозные взгляды, он, по его собственному признанию, избавлялся от «духовной депрессии» чтением Корана. В одном из своих писем Толстой писал: «Одни – либералы и эстеты – считают меня сумасшедшим или слабоумным, вроде Гоголя; другие – революционеры и радикалы – считают меня мистиком, болтуном; правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом. Признаюсь, что это тяжело мне… И потому, пожалуйста, смотрите на меня как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно».

В наши дни немало западных интеллектуалов открыто исповедуют ислам. Один из них, всемирно известный исследователь морских глубин Жак-Ив Кусто, объяснял свое обращение в мусульманство следующим образом: «Когда я узнал о том, что в Священном Писании мусульман описаны многие тайны природы, которые мы открываем только сегодня, я поверил, что Священный Коран – это Слово Аллаха. Духовный же потенциал, заложенный в мусульманстве, дал мне силы преодолеть боль, которую я испытывал после потери моего сына».

Один из лидеров французских коммунистов Роже Гароди принял ислам свыше двадцати лет тому назад. Изменив свое имя на Раджу Джаруди, он стал утверждать, что только ценности, установленные исламской культурой, могут искоренить «террор и анархию». Бывший ведущий идеолог компартии Франции так объяснял принятие им ислама: «Да, сегодня я мусульманин! Вы спрашиваете, почему я принял ислам? Своим выбором я опередил эпоху».

Очевидно, в настоящий момент трудно и даже неправильно определять ислам как «восточную религию», абсолютно чуждую Европе, и далеко не случайно, что один из ближайших советников главы Татарстана Минтимера Шаймиева на протяжении уже нескольких лет упорно твердит о том, что необходимо считаться с тем, что существование «евроислама» уже стало реальностью.

Мнение

Многие из тех, кто изучал жизненный путь Гете и литературное наследие поэта, признают, что его философские литературные и естественно-научные труды играют для немцев столь же значительную роль, сколько труды Шекспира – для англичан или произведения Пушкина – для культурного наследия России.

В 1995 году в г. Веймаре группа исследователей во главе с шейхом Абдулкадыром аль-Мурабитом изучила многочисленные произведения и письма Гете, что дало шейху достаточные основания вынести фетву, в которой поэт признается мусульманином.

Гете считал человека всецело подчиненным Божественной Воле, воле единого Творца, создавшего этот мир. Именно в таком безраздельном подчинении писатель находит смысл человеческого существования, называя это чувство покорности и подчинения Богу Исламом, поэт неоднократно высказывал мысль о том, что в описанном смысле он и сам является мусульманином.

Эта концепция подтверждается и в ряде других исторических документов. «Вера в единого Бога, – пишет Гете в «Заметках и Очерках о «Западно-восточном диване», – всегда поднимает дух, поскольку служит критерием внутреннего единства человека». Гете восхищенно признает благословенность покорности и поклонения Аллаху (сут): «Уже само по себе перебирание магометанских четок для восхваления имен Аллаха, отражающих девяносто девять Его качеств, – это великолепное хвалебное молебствование. Одновременное поминание присущих Творцу утверждающих и отрицающих качеств говорит о непостижимости Его Существа; молящийся удивлен и очарован…»

А.КОНУРБАЕВ, доктор философских наук