Ноябрь 24th, 2007 | 12:00 дп

Пресыщение халтурой

  • Ширин МАНАФОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Баку стал городом презентаций, но производство предметов геральдики и наградных медалей в стране пущено на самотек
Известный азербайджанский банк заказал за границей 20 медалей для своих лучших клиентов. Сюжет прост: Фархад несет на руках быка, на котором восседает красавица. Картину эту можно увидеть на станции метро «Низами». Видимо, исполин Фархад – это банк, который и несет к светлому будущему своих клиентов – быка и красавицу. Эскиз был прекрасен, но на медали гигант Фархад выглядел карликом, бык превратился в барашка, а красавица – в горбатую старуху…

Банкиры схватились за голову: дарить такое богатым клиентам стыдно, а деньги уже перечислили. За 20 медалей – 32 тысячи евро. Спас банк мастер – скульптор по металлу, член Союза художников Ризван Мир-Гаджизаде. Он – автор медалей и наград мировых спортивных чемпионатов и десятков других отличных работ на металле. После мастерской переделки Фархад стал похож, как ему и полагается, на мастера спорта, бык – на быка, а красавица – на Айгюн Кязимову. Банкиры были в восторге.
Такие истории с Ризваном приключаются почти каждый месяц. Иногда приходится и отказывать: нет ни времени, ни желания переделывать чужую работу. Кроме того, зачастую клиенты требуют невозможного. Заказчики скульптуры «Деде Горгуд» потребовали у мастера: «Поменяй голову. Скорее это голова апостола Павла, а не нашего национального героя».
– Но тогда нарушаются и композиция, и пропорции, – возразил мастер. – На медали каждая деталь работает на образ, создавая символ человека Пути, близкий всем тюркским народам. У вас Деде Горгуд с посохом в одной руке и с голубем – в другой. Почему посох и почему голубь? Деде Горгуд – летописец, творец, фиксатор исторического опыта народа, но не чабан или член миротворческой организации.
Заказчики согласились с мастером: прежде чем заказывать за границей медали и скульптуры, необходимо создание философского «портрета» произведения.
Унизительно стране с богатой историей и культурой заказывать на стороне не просто монеты, а символы этой самой культуры и истории. Да еще затем переделывать «шедевры». Уже давно необходим центр по созданию и производству подобных изделий. Поверьте – заказов будет много…
 
Тенденции
 
Баку стал городом выставок и презентаций. Это хорошо, но имеется одно неудобство. Надо наладить производство предметов геральдики, наградных медалей. Кроме изобилия заказов для презентаций и наград, сейчас даже монеты очень быстро превращаются в валюту. На этом и держался Монетный двор СССР. Чем больше инфляций и девальваций, тем дороже котировались его изделия. Теперь уже изделия Монетного двора 60-х годов стали антиком. На последнем аукционе фирмы «Монеты и медали», который проходил в Москве в конце июня, отмечен повышенный спрос на продукцию предприятия. За один только год знак отличия Первого Кубанского похода 1920 года подорожал с 30 до 80 тысяч долларов. Значок «ленинградцу-ударнику» 1927 года подскочил в цене с 7 до 32 тысяч долларов. За один год в два раза поднялась цена на редкую серебряную медаль «За труды и храбрость при взятии Ганджи» 1804 года. Теперь она стоит два миллиона рублей, или почти 80 тысяч долларов. Рекордсменами торгов стали Звезда ордена Св. Екатерины с бриллиантами и алмазами огранки «роза» – 12 миллионов рублей, орден Св. Анны I ст. 1815 года – 8 миллионов рублей.
Монетные дворы создали уже Казахстан и Узбекистан. В обеих странах – это процветающий бизнес. Он не только способствует росту авторитета страны, развитию ремесел, но и приносит немалую прибыль и престиж государству. Монетные дворы обеих стран живут предвкушением изобилия заказов в связи с открытием Шелкового пути.
Что же мешает нам самим при наличии таких мастеров создать собственный монетный двор, в котором будут работать лучшие дизайнеры, художники и исполнители?
 
«Спаси меня, мастер!»
 
Как-то к мастеру по металлу явился некто Агаев и заявил: «Наша фирма заказала медали за границей. Я имею откат в размере четырех тысяч евро. Они прислали такой ужас, что эту медаль стыдно вешать даже на шею собаки. А на медали слова: «Ветеранам-пожарникам»… Я тебе дам половину той суммы: исправь медаль и спаси меня от тюрьмы.
– Двенадцать человек, от художника до чеканщика, будут делать новую медаль, – ответил мастер. – Минимум месяц работы. Да меня ребята засмеют, когда узнают, что каждый из них за сто евро переделывает работу, за которую вы заплатили двадцать тысяч! …
Проворовавшийся Агаев падает на колени, уверяет, что у него пятеро детей. Мастер спасает Агаева. А через год узнает, что все тот же Агаев сделал новый заказ на партию медалей за границей…
 
Качество и контроль
 
Еще одна функция Монетного двора – контроль за качеством исполнения. Не только монет и медалей, но и скульптур, бюстов. Во всех городах страны перед больницами, госучреждениями, школами, вузами стоят памятники великих писателей и композиторов высотой в полтора метра. При разнице в политическом весе все похожи на незабвенного Ильича – позой и целеустремленностью. И смотрят куда-то вдаль, и туда же зовут. Все указывают куда-то руками, ведут, предлагают подняться в светлое завтра. Прекрасно. Но когда памятник имеет высоту полтора метра, из которых на голову приходится полметра, на ноги – от силы 70 см, а на туловище – оставшиеся 30 см, то не особенно убеждает. Куда может позвать карлик с гигантской головой Карла Маркса? Только в цирк. Пора снять с потока уродов и спросить – кто это сделал, кто поставил и кто разрешил.
Каждая организация может заказать, что угодно, и без согласования с мэрией города поставить перед входом в учреждение.
 
Конь вздыбленный
 
Когда он поднимается на задние ноги, на мгновение становится символом мощи и энергии. Но когда конь стоит в такой позе годами, его лучше всего поставить перед психиатрической клиникой. Или урологической. Или перед всемирной Лигой сексуальных реформ. Она не создана – о ней лишь мечтал Остап Бендер. А вот конь уже есть. Его в свое время подарил нам Шеварднадзе. Говорят – эстет, человек тонкого вкуса, чуть ли не олицетворение грузинского «серебряного века». Сейчас он в Евлахе. На автовокзале. Рядом с весьма симпатичной рыбной композицией. Иностранцы его всегда снимают и спрашивают: «Что он символизирует»?
Евлахцы отвечают, что его стащили с конного завода. Вот там он действительно уместен.
Такие памятники изуродовали центры многих наших городов. Особенно дико, когда иностранцы фотографируют памятник, а рядом в реке валяется ржавый остов старого «Москвича».
 
Веяния
 
Поток халтуры не иссякает, да и подделок стало много. Центр по производству медалей будет контролировать и удостоверять качество создаваемых наградных знаков и геральдики. Создание монетного двора в стране – давно назревшая задача. Уже год назад одна фирма приобрела станок стоимостью в 80 тысяч долларов. Но оказалось, что он способен производить только двухмерные заготовки, полуфабрикат. Тогда как нужны трехмерные медали. И по-прежнему за границу уплывают большие деньги, а взамен мы получаем медали с искаженными пропорциями.
Бакинским мастерам, авторам десятков прекрасных работ, остается только переделка заграничной халтуры. В то время, когда наши банки и фирмы делают заказы в Турции, России и других странах, Ризван и его сотрудники получают заказы из той же Турции, России, Украины. Об уровне мастерства наших скульпторов свидетельствуют заказы Русской церкви. Ризван Мир-Гаджизаде – автор наградных медалей с изображением Патриарха всея Руси Алексия II в 2001 и в 2005 годах, а также медали к 100-летию Транссибирской магистрали, медали для мирового чемпионата по русским шашкам.
Пока этот творческий потенциал не рассеялся, еще можно создать национальный монетный двор. Иначе вскоре начинать придется с нуля…
 
 
Наша справка
 
С III века до н. э. в Атропатене и Кавказской Албании начали чеканить серебряные монеты. До этого пользовались монетами Селевкии, Парфии, Бактрии, Понта, а также греческими и римскими. С IX века отмечается монетный бум. Кто только не чеканил собственную монету: Ширваншахи, Салариды, Раввадиды, Шеддадиты. Каждое ханство имело собственную валюту, которая была в ходу наряду с монетами Халифата. С XIV века в Азербайджане открыто 30 монетных дворов в городах Алинджа, Ардебиль, Астара, Баку, Гянджа, Байлакан, Барда, Тебриз, Дербент, Габала, Марага, Шабран, Шемаха, Хой, Урмия и других. С возникновением государства Сефевидов началась чеканка серебряных и золотых монет, которые сейчас являются предметом вожделения нумизматов всего мира.