Ноябрь 24th, 2007 | 12:00 дп

Золотой миллион для народа

  • Азер АЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars 5,00/5 (1)
Loading ... Loading ...

Мы продолжаем свой рассказ о бакинских нефтепромышленниках, которые сыграли существенную роль в экономическом и социально-культурном развитии дореволюционного Азербайджана. На этот раз очередная история посвящена жизни Гаджи Зейналабдина Тагиева.

Этот человек был не самым богатым из когорты ему подобных, но одним из самых известных и уважаемых нефтяных магнатов не только Российской империи, но и всего мусульманского мира. Он завоевал авторитет и уважение прежде всего своей благотворительностью и щедростью. Ни один из бакинских нефтепромышленников не сделал столько для народа, сколько Тагиев. На деньги мецената строились дороги, школы, театры, обучались студенты. Он открыл дорогу к знаниям девочкам-мусульманкам. Этот перечень можно продолжать еще долго.
Оценивая его заслуги, действовавшие в Баку мусульманское, русское, армянское, еврейское благотворительные общества избрали З.Тагиева почетным председателем. А высочайшим указом царя ему было присвоено звание действительного статского советника, которое по статусу приравнивалось положению генерала, контр-адмирала или обер-прокурора и давало большие полномочия. Не случайно азербайджанский промышленник был включен и в Золотую книгу двора его императорского величества, созданную к 300-летию дома Романовых.
Гаджи Зейналабдин Тагиев родился в 1838 году в крепостной части Баку. С детских лет он познал суровый труд, а первые заработанные им шесть копеек сыграли существенную роль в семейном бюджете. Будущий миллионер отличался редкой трудоспособностью, учился всегда усердно и вникал в суть предмета. Уже в 15 лет он работал каменотесом, в 18 – каменщиком, а в 20 дорос до строителя-подрядчика.
В 1873 году с двумя компаньонами Тагиев арендовал землю возле Биби-эйбата. Соорудив вышку, начали бурение. Расходы росли с каждым днем, однако нефть никак не появлялась. Компаньоны пали духом и продали свой пай Зейналабдину. Он влез в долги и по-прежнему платил рабочим зарплату. И его труд, напористость и терпение были вознаграждены. Из скважины ударил мощный фонтан. Сын бедного башмачника, палчыгчи (чернорабочий) в одночасье стал миллионером.
Первым делом нефтепромышленника стало проведение шоссейной дороги из города до промысла, а затем и до Биби-эйбатской мечети. З.Тагиев переезжает из старого отцовского дома в просторную квартиру в доме Арамяна (ныне здание ГНКАР). Этот дом впоследствии купил сеид Мирбабаев по рекомендации героя рассказа.
В 1895–1896 годах Тагиев построил в центре Баку личный особняк, выходящий фасадом сразу на четыре улицы. На углах его горели газовые фонари, освещавшие ярким светом весь квартал. Ныне в этом здании располагается Музей истории Азербайджана.
Помимо нефти интерес миллионера распространялся и на другие сферы, как сейчас принято говорить, ненефтяного сектора экономики. От азербайджанского берега Каспия до берегов Дагестана, Дербента и Махачкалы на 300 километров растянулись рыбные промыслы Тагиева, а на куринских отмелях отлавливали лосося, осетра, белугу, севрюгу. В селении Банка Тагиев содержал завод по производству икры, которая направлялась в Россию и на экспорт в Европу.
С рыбой связан один из занятных эпизодов жизни мецената. В один из дней до Тагиева докатилась молва, что вот уже больше недели из-за забастовки рыбаков на бакинские базары не поставляется рыба. Хозяин сел в фаэтон и отправился на близлежащий рыбный промысел. Там подозвал к себе бригадира рыбаков и попросил, чтобы ему принесли живую рыбу кутум (жерех) – самую любимую рыбу бакинцев. Таковая нашлась, после чего бизнесмен снял с пальца бриллиантовое кольцо в несколько каратов, привязал его проволокой к хвосту трепещущей рыбы и собственноручно бросил ее в Каспий, не говоря при этом ни слова. На следующий день все базары города Баку были завалены рыбой, но азартные рыбаки так и не сумели выловить «бриллиантового кутума».
Помимо рыбного бизнеса Тагиев владел мельницей, суконной фабрикой, был хозяином грузовых судов, а также больших лесов в Кубе, Евлахе, Алтыагаче. Собственность Тагиева находилась и в соседнем Иране – в Энзели, Реште, а в Тегеране располагался личный караван-сарай. Помимо нескольких домов в Баку он построил четырехэтажный дворец и в Москве.
В 1883 году Зейналабдин Тагиев на свои средства завершил строительство первого драматического театра. Сам факт его появления вызвал негативный отклик у реакционной части духовенства, в результате реакционеры подожгли здание. Однако предприниматель проявил завидное упорство и заново отстроил театр, при этом значительно расширив его территорию.
Еще один эпизод связан с другой, не менее важной гуманитарной сферой – бытом заключенных. В начале века осужденных за преступления содержали на острове Наргин (более 10 километров от берега). Это создавало сложности родным и близким для общения с ними. В конце концов люди обратились к щедрому Зейналабдину с просьбой помочь. На что Тагиев отреагировал со свойственной ему широтой – без промедления отдал под тюрьму здание новой мельницы на Кемюр-мейдан (недалеко от современного Бешмяртябя).
Пожалуй, самым известным добрым делом Тагиева стал Шолларский водопровод, протянутый до Баку из Хачмазского района. Столица Азербайджана всегда испытывала острую нехватку питьевой воды. Меценат, осознавая проблему и принимая во внимание многочисленные просьбы населения, направил инженера Ибада Алиева в Россию на закупку машин, насосов, оборудования для строительства трубы. Шолларский водопровод до сих пор поит родниковой водой бакинцев и жителей пролегающих по его маршруту городов.
Гаджи Зейналабдин Тагиев протягивал руку помощи не только своим согражданам. Он помогал интеллигенции в Иране, Турции и Египте. Нариман Нариманов в 1900 году написал книгу, посвященную жизни и деятельности нефтепромышленника. Отмечая его заслуги перед отечеством, он подсчитал, что на благо нации и своего народа Гаджи израсходовал более миллиона золотых рублей. По нынешним деньгам это почти сотня миллионов долларов.
После установления советской власти в Азербайджане почтенному старцу, так много сделавшему для нации, города Баку, предложили выбрать место, где бы он хотел жить. Гаджи остановился на своем любимом доме в Мардакянах, где провел остаток своих дней и скончался 1 сентября 1924 года.
Вторая супруга мецената Сона ханум Тагиева (Араблинская) осталась одна без средств существования – семья была выброшена на улицу. Люди тех лет с горечью вспоминают о женщине в лохмотьях, появлявшейся на бакинских улицах и просящей милостыню…
Сона ханум родилась в 1881 году в городе Дербенте в семье потомственного дворянина генерала Балакиши Бека Араблинского. Стремясь дать дочерям хорошее светское образование, Араблинский отправил дочерей Нурджахан и Сону в Баку, где они должны были обучаться в заведении «Святой Нины» (ныне школа № 132 напротив Баксовета). Судьба распорядилась так, что младшая, Сона, стала женой Зейналабдина Тагиева, а старшая вышла замуж за сына бизнесмена.
Жена Тагиева-старшего стала не только чуткой матерью своим детям, но и верной спутницей, помогавшей ему во всех его благотворительных и просветительных начинаниях. Эта женщина стояла у истоков Александровского женского русско-мусульманского педагогического училища – первой на Востоке светской школы-пансиона для девочек-мусульманок. Она попечительствовала также и над другими женскими учебными заведениями. В газетных публикациях Москвы, Санкт-Петербурга, в бакинской газете «Каспий» часто публиковались сообщения о благотворительных вечерах, обедах, акциях милосердия и помощи сиротам, больным, раненным воинам, организатором и участником которых была Сона ханум.
Для семьи Тагиева, как и других семей высшего азербайджанского общества, советизация обернулась кошмарной трагедией: она ввергла их в полную нищету и забвение. В один из холодных зимних дней 1932 года Сона ханум появилась у подъезда некогда своего дома и попросила, чтобы ее впустили на пять минут погреться, но жестокие «новые хозяева» вытолкнули ее на улицу. Спустя несколько дней Сону ханум нашли на улице бездыханной недалеко от собственного дома, ставшего чужим, а в руках у нее был зажат кусок черствого хлеба. Так трагически оборвалась жизнь одной из «первых леди» старого Баку. Вместе с ней ушла целая эпоха – время мецената Тагиева.
  • http://www.facebook.com/nmirzazade1 Nushaba Mirzazade

    Udivilasi ne uvidev ni odnogo kommentariya o takom velikom cheloveke!!! Ego imya jivet i budet jiti vechno v serdcax ludey, ego dobriye dela budut vsegda napominati nam o ego blagorodstve i beskoristii! Pusti zemlya budet emu puhom, on bil nastoyashim mujcinoy!!!