Декабрь 31st, 2007 | 12:00 дп

Лебедь, рак и щука

  • Алла ЯЗЬКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Азербайджан, Армения и Грузия решают проблемы в соответствии со своим историческим опытом и современными интересами
В наступающем 2008 году в Грузии, Армении и Азербайджане предстоят президентские выборы. Во всех трех странах складывается в их преддверии сходная ситуация: правящие элиты обладают неоспоримым преимуществом по отношению к оппозиции, имея в виду сосредоточение в их руках административных, финансовых и медийных ресурсов.

Но имеются и существенные различия. В Армении уход Р.Кочаряна предопределен конституционными нормами, в Грузии на досрочных президентских выборах действующему президенту предстоит жесткое противостояние с достаточно влиятельной, хотя и разрозненной оппозицией. В Азербайджане ситуация выглядит более спокойной и предсказуемой, но, по мнению азербайджанского политолога Расима Мусамбекова, и здесь нельзя исключать форс-мажорные события, которые могут радикально изменить геополитическую и внутриполитическую ситуацию.
В странах Южного Кавказа, как и на всем постсоветском пространстве, пока еще не сложились развитые политические системы. Отсутствие сильных оппозиционных партий, способных конструктивно критиковать действия правящих режимов, говорит о том, что в Азербайджане, Армении, Грузии пока еще только происходит становление партийно-политических систем. Для всех этих стран, при формальном наличии многопартийности, характерны отсутствие четких программ оппозиции, малочисленность и слабость оппозиционных партий, частые смены их названий и переход политиков из одной партии в другую. Этим объясняется тот факт, что во времена выборов большая часть избирателей ориентируется не на названия партий, а на имена их лидеров.
Нестабильность ситуации в регионе Южного Кавказа, наличие неразрешенных «замороженных конфликтов», негативная – в понимании значительных слоев населения – роль России, тормозящей их урегулирование, – все это создает перспективы сплочения общества на национальной основе, а выходящие за национальное поле маргинальные группы не находят общественной поддержки. Этим объясняется, вопреки очевидным экономическим трудностям, массовая поддержка правящих режимов, опирающихся не столько на партийно-политические системы, сколько на консенсус «элит» или «групп влияния». Ноябрьские события 2007 года в Грузии продемонстрировали недостаточную прочность этой поддержки.
В то же время неправильным было бы рассматривать государства Южного Кавказа как единый блок. Азербайджан, Армения и Грузия находятся на разных ступенях своего политического развития, их внешнеполитические курсы различны, и каждое из этих государств решает свои сложные проблемы в соответствии со своим историческим опытом и традициями. Отсюда и различия в их партийно-политических системах и возможностях воздействия на политику правящих элит.
Президентские выборы предстоят в сентябре 2008 года в Азербайджане, и чем ближе их срок, тем более вероятно ужесточение позиции Баку по конфликту вокруг Нагорного Карабаха. Все большее число экспертов сходятся в том, что при сохранении нынешней позиции сторон конфликт неразрешим: Армения отказывается признать территориальную целостность Азербайджана и его право на суверенитет над Карабахом; Азербайджан принципиально отвергает любой вариант решения проблемы без возвращения Арменией Карабаха и оккупированных территорий. Очевидна поэтому необходимость поиска новых вариантов и новых форматов миротворческой деятельности.
Такой поиск был предпринят летом 2007 года представителями интеллигенции Азербайджана и Армении, совершившими совместный визит в Баку и Ереван, а также в Степанакерт. Инициатива принадлежала послам Азербайджана и Армении в Москве – Поладу Бюльбюль оглы и Армену Смбатяну, которые в ходе поездки были приняты президентами Армении и Азербайджана. МИД РФ оценил эту идею как «важный шаг к осуществлению сторонами нагорно-карабахского конфликта на постоянной основе мер укрепления доверия, способных создать более благоприятную обстановку для урегулирования». Положительно было воспринято это событие дипломатическими представителями США и Международной кризисной группы. Время покажет, насколько значительную в азербайджанском и армянском обществах играют представители интеллигенции и могут ли они реально формировать общественные настроения и оказывать влияние на политические процессы.