Декабрь 31st, 2007 | 12:00 дп

Лучше гор могут быть только горы…

  • Фархад АГАМАЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Я процитировал Исрафилу Ашурлы строки из знаменитой песни Владимира Высоцкого «Здесь вам не равнина»: «…Как Вечным огнем, сверкает днем. Вершина изумрудным льдом – которую ты так и не покорил». И спросил, насколько точно пафос этих красивых слов отражает реальные ощущения альпиниста.

Собеседник улыбнулся:
– Действительно, очень красивый образ. Хотя все-таки это точка зрения снизу и издали. Вблизи лед вершин слепяще бел, а если говорить об оттенках, скорее голубоват. Вообще-то при штурме гор меньше всего думаешь о цветовых нюансах. Что же касается последней строчки, то я до сих пор все вершины, которые штурмовал, покорял…
Это так. Покоренных Исрафилом Ашурлы вершин больше 15 – высочайших в мире, в том числе семитысячники – пик Коммунизма, пик Победы, пик Е.Корженевской… А венчает его альпинистские достижения Эверест, он же Джомолунгма, 8848 м, самая высокая гора на планете. В группе было 10 человек – россияне, немцы, ирландцы, американцы, азербайджанец… Покорение заняло больше полутора месяцев: прибыли в начале апреля, взят Эверест был 19 мая 2007 года.
И на самой высокой вершине мира затрепетал государственный флаг Азербайджанской Республики!
– Исрафил, расскажите подробнее об этом событии. Что ему предшествовало, как родилась идея водрузить азербайджанский флаг на Эверест?
– Флаг страны, гражданином которой я являюсь, был со мной на всех восхождениях, зафиксирован на всех высочайших пиках, которые мне удалось покорить. Я начал целенаправленно собирать информацию об азербайджанских альпинистах с 2000 года, после того как узнал о неудачной попытке Саридана Мурсакулова, представлявшего Азербайджан, штурмовать Эверест. Выше семи тысяч метров ему подняться не удалось, что вовсе не умаляет значения самой попытки. Восхождение на Эверест требует особой подготовки, специальной акклиматизации. Собственно, такая подготовка человеческому организму нужна уже при подъемах выше 3500 м, чтобы не случилось горной болезни. Мы штурмовали Эверест ночью, при температуре ниже 35 градусов, но холод – не самое тяжелое. Должная подготовленность альпиниста предполагает, кроме, безусловно, хорошей физической кондиции, не просто здорового, а хорошего, как мы говорим, сердца и дыхалки, еще и очень высокую степень выносливости и готовность психологическую. Так вот, тогда, в 2000 году, и родилась у меня мечта водрузить флаг моей Родины на Эверест. Я счастлив, что достиг этого.
– Расскажите о внеальпинистской части своей биографии…
– Мне 38 лет, я коренной бакинец, вырос в районе рядом с «бешмертябе» (первая пятиэтажка в Баку. – Ф.А.), закончил АЗИ по специальности инженер-электрик. Сейчас профессионально занят в сфере телекоммуникаций, дела идут вполне успешно, есть перспективы развития. Мой год по месяцам раскладывается следующим образом: месяца два в Баку, остальное время либо в Москве, с которой связан уже 14 лет, либо в горах.
– Как давно вы занимаетесь альпинизмом?
– Десять лет. Считаю себя воспитанником советской школы альпинизма, поскольку российская, которую я сегодня представляю, выступая за российскую команду, напрямую продолжает традиции и опыт советской.
– И что эти школы отличает от остальных в мире?
– Советская альпинистская школа, пожалуй, была самая сильная в мире. Отличал ее очень мощно выраженный командный дух, высочайшая психологическая устойчивость, что чрезвычайно важно в нашем деле. Вспомните опять же Высоцкого: «…шаг ступил на ледник – и сник, оступился – и в крик…», – вот таких в наших командах не было и нет. Прошлым летом российская команда прошла, проложив совершенно новый маршрут на К-2; это массив Каракорум в Пакистане, известный как «Пирамида смерти». А еще советская школа альпинизма учила, что жизнь человека важнее покоренной вершины.
– Исрафил, это очень опасно – альпинизм?
– Только на Эвересте навсегда осталось свыше 200 тел погибших.
– Вы, конечно, тоже знаете унылую «мудрость» обывателя: «Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет». Если бы человечество следовало исключительно этому правилу, ни одна вершина и посейчас не была бы покорена. В моей юности восхождения на горы были овеяны мужественным романтизмом, потому, в частности, волновали те же альпинистские песни Высоцкого. Что в этом смысле происходит сегодня?
– По моим наблюдениям, все нормально происходит. Река горного романтизма не обмелела. И сегодня хватает тех, кто, опять-таки, по слову Высоцкого, «сменив уют на риск и непомерный труд», идет и идет в горы. Во всем мире, а уж в России точно. Если в советские времена альпинизмом увлекались все больше интеллектуалы, то сегодня, опять же, по моим наблюдениям, в это вовлечены и более широкие круги.
– А как с альпинизмом обстоят дела на нашей исторической родине?
– Могли бы и лучше обстоять. В Азербайджане имеются два действующих альпинистских клуба, и только один из них имеет возможность восходить на горы за пределами республики. Хотя есть очень интересные, перспективные ребята. Их обязательно надо вывозить на Кавказ, на Памир. Но все упирается в проблему финансирования. В Азербайджане приоритетное отношение к олимпийским видам спорта, а альпинизм к ним пока не относится. К сожалению. В Азербайджане надо бы, конечно, создавать сильную сборную команду. Конечно, альпинизм – удовольствие недешевое. Недешева экипировка, все прочее, связанное с восхождением. Например, сумма, потребная для восхождения на тот же Эверест, без учета стоимости снаряжения, начинается от 5 тысяч долларов США. Но, полагаю, Азербайджан сегодня может себе позволить содержать классную альпинистскую команду. Например, у ближайших наших соседей – в Иране, Турции – альпинизм отлично развивается; кстати, в команде Ирана много этнических азербайджанцев, все понятно в этом смысле и с турками. Так что не вижу ни одной причины, почему, собственно, азербайджанскому альпинизму не достигнуть больших высот.
– Исрафил, много ли доводится ездить по свету в связи с восхождениями?
– Побывал более чем в 40 странах на всех континентах, во многих экзотических местах вроде острова Пасхи и Антарктиды, где в декабре 2006 году штурмовали высшую ее точку – массив Винсона. Там из наших до сих пор были только Артур Чилингаров и я.
– Какие у вас намечены новые восхождения?
– На август-сентябрь 2008 года планирую восхождение на очень серьезный семитысячник на Памире – пик Хан-Тенгри, которое станет подготовкой для атаки пика Победы по новому маршруту. Флаг Азербайджана будет со мной. Потому что я никогда не забываю, кто я и какой великий народ представляю.