Декабрь 31st, 2007 | 12:00 дп

Восьмое чудо света

  • Людмила ХОХЛОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars 4,00/5 (3)
Loading ... Loading ...

Авторы этого уникального произведения, принадлежащего, бесспорно, всей мировой культуре, которое сейчас является собственностью лондонского Музея Виктории и Альберта, – наши азербайджанские мастера.

Венец ковроткаческого искусства – ковер «Шейх-Сафи» – называют восьмым чудом света. Он соткан шерстяными нитками, сохранившими и по сей день яркость цветов. Плотность узлов – а это главный критерий качества любого ковра – до сих пор остается недоступным эталоном – 340 узлов на квадратный дюйм!
Завораживающий своей красотой и изысканностью рисунок покорил знатоков ковроткачества как Азии, так и Европы.
«Шейх-Сафи» создавался по замыслу Тахмасиба I – сына шаха Исмаила Хатаи, основателя азербайджанской династии Сефевидов. Тахмасиб этим уникальным ковром вознамерился увековечить память своего знаменитого прадеда шейха Сафи-ад-Дина и украсить им его усыпальницу в Ардебиле. Поэтому столь внушительны размеры ковра: 56 квадратных метров – именно такова была площадь места захоронения Сафи-ад-Дина.
Есть мнение, что архитектурная часть усыпальницы и сам ковер создавались мало того параллельно, но еще и по одним и тем же эскизам – ведь роспись внутренних сводов купола усыпальницы в точности копирует рисунок центрального медальона ковра.
Кроме того, «Шейх-Сафи» сразу стал венцом совершенства нового, только утвердившегося ардебильского стиля, который отличался особо запоминающимся рисунком: изогнутыми стеблями с листьями, а также причудливым узором, обрамляющим медальоны, которые сами по себе являют удивительный по сочетаемости цветов и орнаментов рисунок.
По краю ковра мастер (отсюда мир и знает его) выткал строки из оды Хафиза, после которых – и свое имя. «Нет у меня пристанища в мире, кроме твоего порога. Нет защиты моей голове, кроме этой паперти. Работа раба святого места Макуда Кашани»…
«Раб Макуд» наверняка знал, насколько уникален его труд, иначе бы не оставил своего автографа, но догадывался ли он, что его ковер назовут «Восьмым чудом света» или «Чудом Востока», – неизвестно.
Восторженных мнений об этом удивительном творении множество, но как оно, созданное на Востоке, оказалось в самом знаменитом музее мира – загадка. И как у каждой подобного рода загадки, однозначной отгадки нет – есть только предположения, по одному из которых ковер из усыпальницы был похищен, по другой – выкуплен у хранителя, по третьей – влюбленный страж подарил его белокурой возлюбленной-европейке…
Документальное же свидетельство датируется 1892 годом, когда «Шейх Сафи» был выставлен на торги в Лондоне. «Чудо Востока», «Восьмое чудо света» – так тогда называли «Шейх-Сафи» английские газеты – произвело фурор.
Ковер не мог не заинтересовать искусствоведов Музея Виктории и Альберта, и пусть ценник был с астрономической для того времени суммой – 2000 фунтов стерлингов, – даже малейшего сомнения в необходимости приобретения этого произведения у служителей музея не возникало. Но где взять деньги? И тогда на Туманном Альбионе был провозглашен всенародный сбор средств.
Так «Шейх-Сафи» и оказался в музее, в зале «Ислам-арт», под огромным бронированным стеклом. Его не поднимают никогда, и даже та иллюстрация, которую вы видите, делалась именно через него…
 
 
Кстати
 
Компания «Азерилме» приступила к изготовлению второй копии жемчужины старинного коврового искусства Азербайджана – ковра «Шейх Сафи», наследия Сефевидского государства. Об этом сообщила вице-президент компании, искусствовед Хадиджа Асадова. Сейчас ковер украшает Музей Виктории и Альберта в Лондоне. «В настоящее время ковер вернуть просто невозможно, поэтому мы приняли решение соткать вторую копию ковра. Эскиз ковра подготовил художник Нева Агалиев. Для ковра используется высококачественная пряжа, окрашенная естественными красителями. Общая площадь ковра составит 37 кв. метров. Ковер будет состоять из 9 млн 250 тыс. петель и 12 цветов», – рассказала Х.Асадова.