Январь 11th, 2008 | 12:00 дп

Под сенью гения

  • Вагиф САДЫХОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Двадцать четвертого декабря умер великий музыкант, выдающийся джазовый пианист-композитор Оскар Эммануил Питерсон.

Он был первый джазовый пианист, которого я услышал в свои 14 лет, то была запись его выступления на концерте в Карнеги-холл (Нью-Йорк, 1952 г.). Услышанное потрясло меня. В момент прослушивания я вдруг ощутил головокружение. Исполнялась Тenderly («Нежность») – вместе с легендарным контрабасистом Рэем Брауном и великолепным гитаристом Барни Кесселом. Это была нежность музыки любви большого человека с большим сердцем и настоящая страсть его свинга. Использование им блюзовых нот перед переходом из первой части ко второй вызывали в зале восторг слушателей. Некоторые из них, не выдерживая, стонали, другие, как бы поощряя, кричали: «Yes!» Рояль у О.Питерсона звучал вдруг как огромный оркестр, то сверкал и рассыпался мириадами бриллиантов, ограненных прикосновением пальцев музыканта к клавишам.
Потом играли: Cheek to Сheek, C Jam Blues, Sweet Georgia Brown… Феерический концерт, самый великий и самый мною любимый до сих пор, потому что тогда я влюбился в джаз, и первый мой учитель был О.Питерсон, которого я изучал долго, кропотливо и честно. Меня поражала его игра: фантастическим звукоизвлечением, артикуляцией при всей сложности технической палитры и умением при этом оставаться во времени. Да! Еще свинг, свинг – свобода, которым его осенил сам чернокожий бог джаза. Виртуозной техникой, как мы знаем, обладали в мире многие знаменитые пианисты, но самыми великими – бисерными на сегодняшний день остаются только гениальный Арт Тейтум и великий Оскар Питерсон. Он играл со всеми выдающимися музыкантами и певцами джаза: Нат Кинг Коул, Луис Армстронг, Элла Фицджералд, Каунт Бейси, Бен Вебстер, Диззи Гиллеспи, Дюк Эллингтон, Чарльз Паркер, Рэй Браун, Нильс Орстед Педерсен, Эдд Тигпен, Сара Воган…
Конечно, же этот пианистический гигант не оставил ни одного слушателя без воздействия своей музыки, а музыканта – без ощущения божественного прикосновения и благословения.
Больше всех он любил в музыке своего джазового крестного отца Арта Тейтума, которого впервые услышал в десять лет и потом всю жизнь был благодарен ему за свою дорогу, предначертанную судьбой.
Во всем мире, во всех концертных залах после окончания выступления слушатели стоя аплодировали этому гиганту джазового фортепиано.
Сегодня потеряв его, весь музыкальный мир, преклонив колени в молчании на минуту, уже никогда не расстанется с этим джазовым гением, ибо после смерти такие люди остаются во времени вечными, как и вселенная.
 
 
P.S. упущенный шанс
 
С Оскаром Питерсоном связана одна история с характерным московским акцентом. В середине 70-х годов прошлого века его пригласили концертировать в Москву. Поселили на четвертом этаже третьеразрядной гостиницы «Урал» без лифта и удобств. В Театре Эстрады подвели к какому-то старому раздолбанному инструменту и сказали, что именно на нем ему предстоит играть. Прошу прощения, сказал Маэстро, но я играю только на «Стейнвей», что и было одним из условий контракта. Вернулся в «Урал», где, решив перекусить, пошел в ресторан, куда его лампасный швейцар не пустил по причине перерыва, но сделал это с тем возможным только в Москве советским халдейским хамством, что О.Питерсон решил, что причина в цвете его кожи. Он вновь пешком поднялся в свой номер и позвонил в посольство Канады, гражданином которой был.
Господин Чрезвычайный и Полномочный Посол приехал лично. Поскольку у него были парализованы ноги и передвигался он на тележке, его на четвертый этаж сотрудники посольства подняли на руках. После чего он принес свои глубокие извинения музыканту, хотя гастроли организовывал Госконцерт и никакой вины дипломатов в случившемся не было.
Пианист улетел в Торонто тем же вечером. Так москвичи не воспользовались единственным шансом послушать игру великого Оскара Питерсона.