Январь 20th, 2008 | 12:00 дп

Январь

  • Афранд ДАШДАМИРОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Об историческом значении
Существует распространенное мнение, что со временем свет истины сделает тайное явным и наступит день, когда «история рассудит». Но было бы заблуждением рассчитывать на то, что истинное понимание, оценка происшедшего совершаются сами собой: слишком велика склонность участников «политических игр» к тенденциозному истолкованию событий, когда историческая правда без колебаний приносится в жертву субъективно понятой истине момента.

Бакинский январь стал одним из наиболее острых проявлений кризиса политической системы, политики перестройки и демократизации в СССР. Центральные власти СССР оказались не готовы и не способны к новым, действительно демократическим взаимоотношениям с элитой и народами национальных республик. Это был кризис, приведший к такому глубокому разрыву между массами и руководителями, республикой и центральной властью, что его оказалось невозможно преодолеть. Под вопросом оказался не только номенклатурный слой, правящий в республике, но и общественно-политический строй страны.
И в то же время январь стал олицетворением трагической неоднозначности, противоречивости бурных политических процессов, происходивших в Азербайджане в тот период. Это был одновременно кризис государственного строя, власти и самой оппозиции, кризис демократических начал в деятельности Народного фронта. По мере того как в НФА усиливались радикальные настроения, а в его руководстве возрастало влияние национал-экстремистского крыла, оппозиция все больше отступала от демократических принципов и идеалов. Январский итог, в конечном счете, проявился в дефиците взвешенных, разумных подходов, политической осмотрительности, особенно когда речь шла об интересах жизни и безопасности, целой нации, а главное – в дефиците политической ответственности за последствия принимаемых решений и действий. Это был настоящий кризис демократического движения, все больше подпадавшего под влияние популистских лозунгов, провоцировавших насилие и «снизу», и «сверху». Причем это был кризис, происходивший на фоне геополитического конфликта, кризиса армяно-азербайджанских отношений. Именно он стал общей причиной всех потрясений в регионе.
Это был рубеж, перейдя который люди чувствовали – к прошлой жизни и прежним отношениям возврата уже не будет. Хотя в тот момент многими это еще не вполне осознавалось. Но в массовом сознании происходили необратимые сдвиги – движение к независимости вышло на финишную прямую, и уже в том же 90-м оно стало вооружаться возрожденной, узаконенной, национальной атрибутикой первой на мусульманском Востоке светской Азербайджанской Демократической Республики.
Январь стал грандиозным прологом к бескровному перевороту в марте-мае 1992 года, когда вслед за объявлением государственной независимости республики в 1991 году власть переходит из рук советской номенклатуры в руки радикальной оппозиции. Смена режимов произошла бескровно. Было ясно, что народ никогда не поддержит тех, кто посмеет инициировать кровопролитие.
Этот же синдром сыграл свою роль и в событиях 93 года, когда под народным давлением ушло в отставку правительство НФА. К власти пришел Г.А.Алиев, прежде более 13 лет руководивший Азербайджаном. Январские события положили начало возвращению Г.А.Алиева в публичную политику, в конечном счете вернули его к власти. В январские дни 90-го он выступил в постпредстве Азербайджана в Москве с речью, в которой осудил введение войск в Баку, подверг острой критике руководство республики и Союза ССР. Одна из особенностей послеянварского политического процесса, кстати, состояла в том, что НФА, являвшийся основной движущей силой протестного движения, сыграл своеобразную роль в последующем обустройстве независимого национального государства. Она состояла в том, что молодая и неопытная оппозиция, самонадеянно придя к власти на короткое время, своей некомпетентностью «помогла» старой номенклатуре сплотиться вокруг новой власти. Эпоха января, таким образом, завершилась летом 1993 года. С этого момента начался новый, возглавляемый Г.Алиевым, этап строительства независимого азербайджанского государства в контексте реалий конца ХХ века.
 
 
Уроки трагедии
 
1. Один из принципиальных уроков января – историческая исчерпанность, контрпродуктивность насилия в политике, использования силового давления в решении политических проблем. Политические противоречия, расхождения, столкновения интересов и амбиций – неустранимый элемент политического процесса, уж такова жизнь. Но это давно уже не значит, что противоречия должны разрешаться (да и разрешаются ли?) исключительно только путем насилия.
2. Проблемы становятся неразрешимыми, когда политические фигуранты, проявляя безответственность, избирают конфронтационные формы политического поведения, когда «верхи» по-прежнему остаются глухими к протестам оппозиции, а оппозиция, ожесточаясь, выдвигает все более радикальные требования.
3. За радикализацию политических процессов ответственны и власть, и оппозиция. Без осознания этого общество не может быть застраховано от роковых последствий радикализма, нетерпимости, политической амбициозности власти, пренебрегающей, в конечном счете, жизненными интересами народа. В связи с этим один из уроков январского кризиса состоит в том, чтобы и общество, и власть прониклись понимаем: главное – это человеческая жизнь, достоинство и безопасность человеческой личности. Она важнее любой политики и любых идей, т.к. все они без внимания к правам человека ровным счетом ничего не стоят.
4. Никому – ни до, ни после этих кризисных лет – не удавалось собирать, соединять миллионы людей, поднявшихся в едином патриотическом порыве во имя свободы и целостности Родины.
5. Итог карательной акции в Баку таков: Азербайджан навсегда перестал быть советским и коммунистическим. Отныне он обретал свободу выбора.