Январь 27th, 2008 | 12:00 дп

Президент заступился за русский

  • Расим АГАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В Баку не утихают страсти вокруг попыток выдавить русский язык из эфира
Все началось с заявления депутата национального парламента – Милли меджлиса – Эльмиры Ахундовой, пожелавшей в самый канун Нового года высказаться о новом значении русского языка для азербайджанцев. «Я выступаю за сокращение русского сектора в Азербайджане, так как, к сожалению, наша нация раздвоилась. Азербайджанские дети по-прежнему говорят только на русском. Нашей нации пора перестать делить себя», – безапелляционно, и что особенно удивило – безо всякого видимого повода вдруг заявила госпожа Ахундова.

С чего бы это? – насторожились русскоязычные в Баку. А их, несмотря на известные общественные перемены, здесь еще достаточно (около 150 тысяч собственно русских, а также евреев, украинцев, дагестанцев и других национальностей плюс подавляющее большинство горожан-бакинцев в полуторамиллионной азербайджанской столице).
Дело в том, что обычно наскоки на русскоязычие, являющееся, как оказалось, неистребимой особенностью местной ментальности, совершаются из оппозиционных окопов.
Правда, с некоторых пор национал-демократы, оттесненные на периферию политической жизни, предпочитают не касаться публично этой скользкой темы, дабы добиться хоть каких-то симпатий городских избирателей.
В данном же случае к запрещению русского языка призывала фигура, как говорится, близкая к правящим кругам.
Помимо рутинной работы в Комиссии по помилованиям при президенте республики, известная азербайджанская журналистка, публицистка и писательница (так в последние годы представляется Э.Ахундова) периодически публикует статьи и книги (разумеется, на русском) о жизни и деятельности покойного президента Гейдара Алиева, что позволяет ей позиционировать едва ли не в качестве официального биографа последнего. А это стоит немалого. Пикантность ситуации придавало то немаловажное обстоятельство, что Э.Ахундову в республике, да и в Москве знают как собкора «Литературной газеты», с которой она не порывала до того, как избралась депутатом. Русскоязычием своим она обязана не только школе и тому, что ранее именовалось интернациональным характером Баку, но прежде всего происхождению – ее мать из русских, в незапамятные времена поселившихся на юге Азербайджана, славном своими субтропиками. Упоминаю об этом исключительно в связи с тем, что зловредный норов, приписываемый ею великому и могучему, якобы разъединяющему азербайджанцев.
Обычно перед фактом такого рода нападок русскоязычные предпочитали отмалчиваться. То ли памятуя о мудрой восточной пословице относительно шагающего своей дорогой каравана, то ли ориентируясь на жизненный опыт, который подсказывал, что столь важные государственные вопросы одним махом не решаются и все, в конечном счете, образуется. Как в общем-то и случалось в последние годы. На сей раз, однако, в русскоязычной прессе, а она в Баку – самая читаемая, разразилась настоящая буря, что, кстати, можно считать признаком того, что эта категория населения обретает былую активность и способность постоять за себя.
«Разве у депутатов есть привилегия наводить порчу на Отечество?» – не скрывая возмущения, вопросили посетители популярного информационного сайта. И это был не самый неприязненный вопрос, который пришлось выслушивать на протяжении последующих дней депутату.
«Неужели плодовитый «изучатель» жизни и творчества Гейдара Алиева не проникся сутью его духовного наследия? Где и когда вождь нации Гейдар Алиев и президент Азербайджана Ильхам Алиев высказывались за подобное умерщвление очагов просвещения и культуры? Надо ли объяснять, что русский язык является органичной частью нашей культуры и что его вытеснение чревато бедоносными итогами? Надо ли втолковывать многосведущей журналистке, что двуязычие – именно массовое! – обеспечило беспрецедентный прогресс азербайджанского народа в ХХ веке?» – на этот длинный ряд контраргументов, выставленных в популярнейших азербайджанских газетах и информационных сайтах («Эхо», Day.az, 1news.az, «Зеркало» и др.), нарушительница общественного спокойствия предпочла не отвечать, благоразумно не ввязываясь в развернувшуюся дискуссию, которая вскоре смолкла, поскольку ее участники порешили, видимо, что дело сделано, урок горе-патриотке преподан, можно с чувством исполненного гражданского долга встречать Новый год.
Поднимать бокалы за победу, как оказалось, было рано. Телевизионные чиновники припасли свой ответ в качестве новогоднего подарочка землякам аккурат на утро 1 января 2008 года. Бакинцы, включившие телевизоры, настроенные, как обычно, на российский канал – РТР, – вместо праздничных поздравлений из Москвы вынуждены были ознакомиться с коротеньким объявлением, извещавшим, что трансляция РТР прекращена согласно решению Национального совета по телевидению и радио (НСТР). Стало ясно, что заявление, наделавшее столько шума, было вызвано вовсе не тревогой за судьбы народные, а являлось обычной пропагандистской прокладкой намеченного нацсоветом решения, непопулярность которого данная структура прекрасно сознавала.
Состояние бакинцев представить нетрудно, потому как тот же надзирающий за ТВ орган, представляющий вроде бы интересы общественности, еще летом прошлого года прикрыл ОРТ, пообещав разобраться и с РТР. В том, что обещание это будет выполнено, да к тому же таким неуклюжим образом, многим в Баку казалось маловероятным – все-таки РТР оставался последним российским каналом, одной-единственной возможностью для многих тысяч простых людей, привыкших удовлетворять свои информационно-культурные потребности на русском языке.
«Я, честно говоря, узнал об этой удручающей новости из сообщений информагентств», – растерянно признался журналистам посол РФ в Азербайджане Василий Истратов. – Ведь переговоры о судьбе канала еще не закончены. И нам казалось, что решение, удовлетворяющее стороны и прежде всего граждан, будет найдено».
Журналистам тоже казалось, что посол России мог бы располагать эксклюзивной информацией о предмете важнейших переговоров, муссируемых в бакинских, не столь уж высоких кабинетах.
После столь разочаровывающих дипломатических признаний российского посла стало ясно: РТР бакинцам не видать, как не видать РТР-Планета, как не слышать передач «Радио России». На русскую речь в эфире теперь можно было рассчитывать в фильмах, периодически транслируемых на азербайджанских каналах, да в редких передачах на русском языке. Главная и самая популярная из них – азербайджанская версия увлекательного поединка интеллектуалов «Что? Где? Когда?», которая вот-вот должна была выйти в эфир. И многие телезрители втайне надеялись, что чемпионы мира, СНГ и Южного Кавказа по упомянутой увлекательной игре прояснят ситуацию вокруг российских каналов. Исчерпывающий ответ на этот взбудораживший азербайджанскую столицу вопрос последовал очень скоро, и сказать, что он произвел впечатление разорвавшейся бомбы – значит ничего не сказать. Все тот же НСТР объявил, что отныне в азербайджанском эфире запрещены передачи на иностранных языках, стало быть, умники из «Что? Где? Когда?» могут состязаться где угодно, хоть в Китае, но только не в Азербайджане.
– Это преступление или ошибка? – вопросил в ответ популярный сайт Day.az, в то время как приунывшие обыватели гадали над тем, является ли беспрецедентная акция инициативой общественного совета, рецидивом квази-патриотизма или же это акция, поощряемая высокими кабинетами. Наиболее горячие головы посчитали, что за всем этим стоит Госдеп, Джордж Буш, который таким вот подлым образом мстит мусульманам за теракты в Ираке. Неизвестно до чего додумались бы русскоязычные бедолаги в Баку, если б буря со страниц СМИ не перекинулась в стены парламента.
«Мое отношение к произошедшему однозначно: я считаю решение НСТР ущемлением прав русскоязычной части населения. А таковых у нас, должен заметить, достаточно много», – заявил Михаил Забелин, депутат Милли меджлиса, являющийся также руководителем Русской общины. С ним солидаризировались многие его коллеги по парламенту, а также видные общественные деятели республики. После этого оставалось дожидаться слова президента АР, к которому с открытым письмом обратился генеральный продюсер проекта игр «Что? Где? Когда?» в Азербайджане, капитан команды знатоков на Первом канале Балакиши Касумов.
Надо ли писать о том, что история эта имела счастливый конец, и описывать радость вышеупомянутого капитана, сообщившего всем бакинцам, что их любимая игра остается таки в эфире. И это стало возможным «благодаря президенту Азербайджанской Республики, защитившему право русскоязычной версии передачи на существование и права граждан на свободу получения информации».
Словом, русскоязычные праздновали в январе пусть маленькую, но убедительную и принципиальную победу в большой политической игре. Дожали, как говорится.
А что же господа из НСТР, спросит читатель. А ничего. Собравшись в срочном порядке на совещание, Совет отменил собственное решение относительно передач на русском языке, как уже не раз случалось в прошлом. Правда, в пылу победы мало кто обратил внимание на обещание руководства этого органа в январе следующего года вновь вернуться к данному вопросу.
Выходит, через год вновь ждать экстравагантных заявлений некоторых депутатов, вновь полетят из эфира русские передачи? К тому же российских каналов как не было, так и нет.
А может, прав один из участников дискуссии, заявивший, что, мол, разрешат РТР или нет, будет звучать русская речь в телеэфире – не имеет никакого значения. На улицах-то Баку, как и сто лет назад, говорят по-русски. И детей предпочитают отдавать в русские школы.
В самом деле: азербайджанский эфир который уж год заполнен турецкими фильмами, а на улицах говорят по-русски. Фантастика, достойная быть отмеченной в хрониках древнего города…
 
 
От редакции
 
Русский язык в истории и культуре азербайджанского общества. Феномен азербайджанско-русского двуязычия, русскоязычные азербайджанцы… Эти понятия в первую очередь приходят на ум, когда возникает вопрос – логично ли считать русский язык в Азербайджане иностранным, насколько разумна и справедлива такая постановка вопроса при обсуждении проблемы показа русскоязычных передач на азербайджанском телевидении. Не подозревали, что это может стать проблемой.
Но тем не менее факт: в бакинской прессе идут острые дискуссии уже не только о том, можно ли транслировать русскоязычные телевизионные программы в Азербайджане. Официальная точка зрения – нельзя. Оппоненты утверждают, что нужно. Со временем эта дискуссия разрослась. Теперь уже затрагиваются более серьезные вопросы – нужен ли русский язык азербайджанцам, не мешает ли он им владеть, пользоваться родным языком…
Разумеется, диаспора не должна оставаться в стороне от подобных дебатов. Думается, у наших соотечественников есть что сказать по этому очень важному поводу. В ближайшую пятницу в ВАК соберутся наши уважаемые соотечественники, чтобы выработать свою точку зрения на вопросы, которые столь остро обсуждаются в бакинской прессе.