Январь 31st, 2008 | 12:00 дп

Щит для гастарбайтера

  • Евгений КРИШТАЛЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

ТПП Москвы выступает за легального мигранта
Общественные организации предпринимателей Москвы в последнее время заметно активизировались на поле борьбы за трудовые ресурсы. Требования вести дела чисто и законно возымели эффект. В первую очередь это стало сказываться на изменении отношения к мигрантам, точнее – к условиям их труда, быта, медобслуживания и документарного сопровождения. Одним из застрельщиков новой волны выступила Торгово-промышленная палата (ТПП) Москвы, учредившая в конце прошлого года новую структуру – Центр содействия формированию трудовых ресурсов. О конкретике и механизме работы центра в интервью «АК» рассказал генеральный директор Станислав ЧЕРНЫШЕВ.

– Какие задачи были поставлены перед вами и учрежденным центром со стороны ТПП Москвы?
– Мы занимаемся подбором персонала нижнего звена, осуществляем полный комплекс услуг по легализации и адаптации трудовых кадров, оформляем документы, сотрудничаем с представителями Федеральной миграционной службы, МВД, другими структурами. Вся эта работа направлена на то, чтобы у людей, проходящих через наш центр, были в порядке все документы и их труд и жизнь находились под защитой. Важной особенностью наших предложений для работодателей мы считаем так называемое кадровое сопровождение. Подавляющее большинство малых предприятий и половина средних не занимаются всерьез надлежащим оформлением кадров. В результате мигранты, даже выполнившие требования закона и подготовившие все необходимые документы, по вине недобросовестного нанимателя оказываются вне закона. Ведь если работодатель не отправит подтверждающие бумаги в ФМС, ФНС и Управление по труду и занятости в течение 90 дней, то разрешение на работу, выданное мигранту, будет аннулировано.
– Какие гарантии вы даете мигрантам, которые устраиваются на работу через ваш центр?
– Во-первых, это полная гарантия того, что все подготовленные документы легальны и прошли необходимую регистрацию в компьютерной базе соответствующих контролирующих органов. Мы обеспечиваем подписание трудового договора, в котором отражаются требования Трудового кодекса Российской Федерации, вплоть до фиксации не только суммы заработной платы, но и дня ее получения. В случае возникновения каких-либо проблем и нюансов мы немедленно принимаем меры для исполнения всех пунктов подписанного трудового соглашения.
– Как же вы убеждаете работодателей? Насколько им выгодно работать в таком жестком режиме контроля?
– Для работодателей репутация добросовестного исполнителя законов постепенно приобретает все большее значение. Им некуда деваться. А для того, чтобы предотвратить попытки обмана в отношении иностранцев, мы всегда имеем полный комплект писем и обращений в посольства стран, откуда приехали мигранты, прокуратуру России, МВД, налоговую и миграционную службы, ТПП Москвы, мэрию столицы и другие заинтересованные структуры с информацией о нарушениях закона. При таком прессинге работодатель вынужден соглашаться исполнять условия контракта. Таким образом, мы организовываем сопровождение человека на всех этапах его работы в Москве, вплоть до его отъезда на родину.
– Как вы организовываете свою работу с посольствами и непосредственно с работодателями?
– Основой нашей работы выступает система официальных договоров, которые мы заключаем с посольствами стран СНГ, точнее, со структурами, которые посольство каждого государства рекомендует нам в качестве полномочного органа. В частности, мы подписали соглашение с руководителем МВД Таджикистана по делам миграции в Российской Федерации, с Киргизией заключен договор напрямую с их Госкомитетом по труду и занятости. На стадии согласования находится аналогичный документ о работе с Узбекистаном. Похожие бумаги-обращения нами были отправлены и в посольство Азербайджана в России.
Налаживать связи по международным линиям во многом помогают и возможности самой ТПП Москвы, где я возглавляю комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству с республиками Таджикистан и Узбекистан.
С работодателями же мы также заключаем официальные соглашения, согласно которым они обязуются выполнять требования законов и трудовых контрактов. Для них это в какой-то мере тоже своеобразная защита от необоснованных проверок и претензий со стороны контролирующих организаций.
С другой стороны, через столичную торгово-промышленную палату налажено взаимодействие с федеральными налоговой и миграционной службами, правоохранительными органами. Мы обсуждаем все наши совместные шаги, поскольку чувствуется, что российские власти хотят видеть реальную действующую систему, когда человек, приехавший из-за границы, знает, куда он приехал, на какие условия, на какую зарплату.
Постепенно наш центр собирает солидную базу данных как работодателей, желающих принять иностранцев на работу, так и самих мигрантов, стремящихся попасть на рынок Москвы и области.
– Представители московских властей очень много говорят о том, что примерно 15% приезжающих в Россию из стран СНГ больны серьезными инфекционными заболеваниями – такими, как гепатит, СПИД. Как обеспечивается медицинская составляющая работы с мигрантами в вашем центре?
– Что касается медицины, то мы – первая и пока единственная в столице структура, которая обеспечивает мигрантов медицинской страховкой. Для этого центр заключил соответствующий договор со страховой компанией «Гармед». Согласно разнообразным полисам человек сам может выбрать себе необходимый пакет услуг, который получит в специализированных клиниках. С объемом и качеством вариантов страхования можно заранее ознакомиться на сайте компании – www.garmed.ru.
– Как изменилась ситуация в связи с тем, что мэрия Москвы в этом году сократила квоты до 300 тысяч?
– Я полагаю, что с основными трудностями таких ограничений мы столкнемся ближе к весне. Объявленная квота будет выбрана уже к марту–апрелю. Предприятия и работодатели сами не защищены, поскольку квоты не закрепляются под конкретное производство или фирму. Подготавливая предложения для компаний, входящих в ТПП и подающих заявки по квотам, я столкнулся с тем, что предприятия на начало января еще не знают, сколько именно им понадобится рабочей силы из-за рубежа, к примеру, в июле или том же ноябре наступившего года. Так, например, компания может выиграть какой-то тендер или расширить свой бизнес, а квота к лету будет уже вся выбрана. В итоге исполнителей контракта просто не будет. Только для стран с визовым режимом прописываются конкретные квоты под компанию, о том, что в течение года она может привлечь определенное число работников из дальнего зарубежья. Сокращение квот для мигрантов, желающих работать в Москве, в ближайшем будущем может привести к обратному переходу рынка труда в теневую сферу. Потому далеко мыслящие руководители уже сегодня занимаются тем, что закрепляют за собой квоты для найма иностранцев из стран с визовым режимом, таких как Китай, Вьетнам, Турция и т.д., чтобы пригласить работников тогда, когда им это потребуется в течение года.
А в эти пресловутые 250 тысяч войдет лишь доля предприятий коммунального сектора ЖКХ, которые уже здесь и готовы подтвердить свое присутствие. Еще около 120 тысяч гастарбайтеров планирует аккумулировать строительный сектор. Такой принцип квотирования приведет к тому, что вместо квалифицированного специалиста мы получим в лучшем случае разнорабочего, а то и вовсе человека без квалификации. Я уверен, что к вопросу о квотах городским властям придется вновь возвращаться уже в середине этого года.
 
 
Вопрос-ответ
 
– Изменилось ли с начала года налогообложение иностранных работников, трудящихся в Российской Федерации?
– Нет, не изменилось. По-прежнему действительна ставка налогообложения дохода, равная 30%, тогда как у граждан России она составляет 13%. Получается, что за одну и ту же работу гражданам и негражданам РФ платят разные деньги. Но и здесь есть некоторые нюансы, которые не известны широкой общественности. Спустя шесть месяцев ставка в 30% снижается, но лишь в том случае, если эти полгода укладываются в календарный год. Поясним на примере. Если иностранец начал работать в России с августа, то снижение ставки налога после января не произойдет, поскольку в календарном году он проработал лишь 5 месяцев.
– Какие изменения в работе ФМС и процессе документарного оформления имели место в этом году?
– Серьезных и кардинальных изменений в приеме и оформлении документов с нового года не произошло. В то же время работники ведомства стали больше обращать внимания на разного рода формальности, даты и правильность написания фамилий, имен и прочих надписей. К нюансам может относиться введение такого нового термина, как номер описи – папки личного дела, которое заводится на каждого мигранта, обращающегося за разрешением на работу. Он не совпадает с самим номером, напечатанным на пластиковой карточке. Но в случае, если человек знает номер описи, то может работать спокойно.
 
Любой желающий может получить компетентный ответ на свой вопрос, позвонив на телефон «горячей линии» центра: (499) 739-71-76