Февраль 10th, 2008 | 12:00 дп

Суверенитет национальной элиты

  • Лала МАМЕДОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Рустам Ибрагимбеков: «Я верю в потенциал своего народа»
Известный сценарист, председатель Союза кинематографистов Азербайджана и Конфедерации союзов кинематографистов стран СНГ и Балтии, просто замечательный художник Рустам Ибрагимбеков делится своими мыслями и чувствами о роли и влиянии интеллигенции в современном азербайджанском обществе.

– Рустам Ибрагимович, вы занимаетесь национальными кинематографиями, есть какие-нибудь подвижки, в частности в азербайджанской кинематографии?
– Продвижение развития происходит в той мере, в какой развиваются мир, средства изображения, человеческие отношения. На заре кинематографии снимались великие картины, которые так и останутся великими. Однако сегодня – другие технологии, другой темп, ритм жизни. Думаю, что в Азербайджане последние 30 лет был только один большой режиссер – Расим Оджагов, создавший весемь–девять картин, которые я показывал во всем мире с большим успехом. Наконец, Вагиф Мустафаев – человек очень одаренный, и пишет, и снимает хорошо. Но его окружение – друзья и коллеги – ни разу не одобрили его творчества. В Азербайджане нет кинематографической общественности, нет кинокритики. Творческие люди очень чувствительны и ранимы. Без оценки их творчества, без поддержки и одобрения они или сникают, или у них «сносит крышу» что, собственно, и произошло с Мустафаевым. В определенном смысле вина за это ложится прежде всего на его окружение, которое не может отличить хорошее от плохого. И Расима Оджагова снисходительно оценивали как создателя бытовых фильмов. А впоследствии оказалось, что бытовое кино, старомодное, без новаций, будет жить во времени. Так же, как наивный фильм «Аршин мал алан» будет жить всегда для зрителей. В то время как великие фильмы – Довженко «Земля» или Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин» – останутся картинами для кинематографистов. Все относительно.
Сейчас появились молодые кинематографисты, которые мне нравятся. Их пригласили на проходивший в ноябре (в подмосковных Белых Столбах) XI Форум национальных кинематографий. Это – Асиф Рустамов и его короткометражный фильм «Дом», Тамар Сулманидзе с короткометражкой «37 С», ребята из Белоруссии, Центральной Азии, Прибалтики. А документальные картины у молодежи – просто замечательные.
В силу утраты кинематографистами былых связей представители Конфедерации союзов кинематографистов намерены утвердить межправительственное соглашение о совместном кинопроизводстве. То есть XI Форум при поддержке Министерства культуры России начал лоббировать подписание соответствующего соглашения. В каждой стране есть закон о государственной поддержке. В российском законе четко прописано, что если иностранные вложения в фильм превышают 30%, картина лишается государственной поддержки. Это – абсурд. В то же самое время существуют отдельные договоры с Канадой, Францией, Италией, которые помогают преодолеть это ограничение. Со странами бывшего СССР подобных соглашений нет. Сегодня в России легче снять картину с Канадой и Францией, чем с Казахстаном или Азербайджаном. Действующий на российской территории закон о кино и государственной поддержке находится в прямом противоречии с международными правилами совместных постановок. Если этот проект соглашения будет подписан, сможем говорить о реальных проектах, содействовать выживанию национальных кинематографий.
– В Баку сейчас стало лучше, чем 10 лет назад или при советской власти?
– В Баку ситуация, я бы сказал, трагическая. Я часто высказываюсь на эту тему. Нарушен нормальный ритм городской жизни, состояние, сравнимое разве что с демографической катастрофой. Представьте себе город, в котором жили полтора миллиона человек, половина по тем или иным причинам уехали, в том числе и азербайджанцы, а вместо них приехали два миллиона людей, не подготовленных к городской жизни и по сию пору так и не адаптированных к ней. Баку сегодня, без всякого сомнения, уже другой город, в котором живут совершенно другие люди. Баку имел свой имидж, образ жизни, неповторимый микроклимат. Определение «бакинец» было не случайным, за ним стояло многое. Сейчас все размывается, все больше какие-то островки. Всякий раз, приезжая в родной город, общаюсь только с узким кругом людей: как и во всех бывших республиках, власть захватила посредственность. Нарушен главный механизм, без которого никакая нация не может полноценно функционировать – механизм образования национальной элиты. То, что Азербайджан является суверенным государством, мы обязаны именно национальной, интеллигентской элите, которая и образовала Азербайджанскую Демократическую Республику в 1918 году. Это они ввели определение «Азербайджан», это ими была создана суверенная страна – Азербайджанская Демократическая Республика. В советское время вынуждены были с этим считаться и принять как состоявшийся факт, подтверждающий: Азербайджан – равноправный член мирового сообщества наций. Потому-то мы и сохранились как Республика. Это сделала национальная элита, а не рабочий класс. Сейчас нет национальной элиты, которая формируется достаточно длительно и сложно. А то, что еще сохранилось, – отброшено на обочину жизни. Как-то я сказал, что в Азербайджане нет интеллигенции. На меня обрушились – кому не лень. Я хочу пояснить: интеллигенция есть, и достаточно крупная, но нет активности. (Как в анекдоте: зашел мужчина в трамвай. Видит – пожилая женщина стоит, и никто не уступает ей места. Она и говорит: «Да, перевелись интеллигенты». Мужчина отвечает ей: «Мадам, интеллигентов до хрена – мест мало»). Интеллигенции в Азербайджане не меньше, чем в других республиках, а возможно, и больше, но их нет как общественной силы, они ни на что не влияют и ничего не определяют. А страна, в которой нет национальной элиты, не имеет будущего. Запущенный механизм выбрасывает на вершину власти не лучших представителей. Баку уже не тот. В городе идет масштабное строительство, которое размыло его «лицо». Но я все так же бесконечно его люблю и при первой же возможности по полгода провожу в Баку.
У меня свой театр «Ибрус», который существует 7 лет, демонстрируя репертуар исключительно на гастролях. В Баку о нем знает узкий круг людей. Когда ездим для показа спектаклей с «Ибрусом» в Стамбул – ситуация совершенно другая. Для «Ибруса» в Баку зритель – малочисленный, а в Стамбуле – зал полон людей, любящих театр. Там для них я – Учитель, а актеры – все как один – мирового класса. Вы не представляете, какая там молодежь. А в симфоническом оркестре – 90% музыкантов из Азербайджана. Как в пушкинские времена, когда в России произошел огромный разрыв между интеллигенцией, аристократией и народом. Примерно то же самое произошло в Баку. Истончился слой интеллигенции. Мы сильно отстали от казахов, узбеков, где уже сформирована полноценная национальная элита. Однако я верю в потенциал своего народа, в наличии которого никогда не сомневался, и надеюсь на кардинальное изменение этой ситуации.
 
 
От редакции
 
Подготовка интервью с нашим выдающимся соотечественником к публикации совпала с его днем рождения. Коллектив нашей редакции поздравляет Рустама Ибрагимовича с днем рождения и от всей души желает ему крепкого здоровья и творческого долголетия.