Февраль 17th, 2008 | 12:00 дп

У Хазара без базара

  • Расим АГАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Баку и Ашгабад после длительной полосы отчуждения нащупывают дорогу к примирению
В ближайшие месяцы 2008 года планируется визит президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Азербайджан, разнесли первую сенсацию года бакинские газеты. Наиболее дотошные связались с туркменской столицей, и там подтвердили новость.

В Азербайджане любят вспоминать о том, что в середине ХIХ века, когда страшное землетрясение стерло с лица земли древнюю столицу страны – знаменитую Шемаху (шамаханская-то царица, между прочим, родом из наших мест!), многие азербайджанцы устремились в поисках крова и счастья на восточный берег Каспия. А там, при случае, не могут не упомянуть, что после Второй мировой войны фундамент новой – нефтегазовой промышленности Туркмении – помогали заложить азербайджанские нефтяники: ученые, инженеры-промысловики, рабочие-бурильщики. Первые буровые площадки у берегов тогда еще Туркменской ССР сооружали также бакинцы, к исключительной компетенции которых была отнесена разведка и разработка всех нефтегазовых месторождений в советской части Каспийского моря. Так что нынче граждан Туркмении азербайджанского происхождения во втором, а то и третьем поколении не редкость, чему в немалой степени способствовала близость языков этнически родственных народов. Увы, нефть, некогда сослужившая добрую службу в деле укрепления сотрудничества двух республик, в новых постсоветских условиях стала причиной их длительного раздора.
Суть спора такова. Задолго до перестройки азербайджанскими нефтяниками на Каспии было открыто несколько крупных месторождений углеводородов. (Прогнозируемые запасы трех из них, ставших позже спорными, – «Чираг», «Азери» и «Кяпаз» – 5 млрд тонн условного топлива.) После обретения независимости Азербайджан не замедлил заключить контракты на разработку упомянутых месторождений с консорциумом иностранных компаний, в то время как Туркменистан заявил, что указанные месторождения находятся в туркменском секторе Каспия либо полностью, либо частично. Короче, разногласия между странами обострились в основном из-за спорных месторождений на Каспии и определения линии морской границы. На Каспии, слава Богу, до этого дело не дошло, но признаки дипломатической войны были налицо: президент Гейдар Алиев, прибывший в Ашгабад на неформальный саммит глав государств СНГ, был встречен… министром культуры; на Каспии прошли учения азербайджанских ВМС с участием американских военных, и Сапармурат Ниязов счел нужным предупредить, что «море запахнет кровью». Надолго оказался замороженным процесс согласования договора о статусе Каспийского моря, открытым остается вопрос транспортировки богатейших запасов туркменской нефти и газа. США, отчаянно лоббирующие строительство Транскаспийского газопровода, пытаются примирить позиции сторон. Пока суд да дело, в Ашгабаде высказываются в пользу маршрута Баку–Тбилиси–Джейхан (БТД). Для нефтяных операторов туркменского шельфа и суши маршрут БТД – кратчайший на европейский рынок и, возможно, наилучший экспортный. Ведь в настоящее время около половины всей туркменской нефти вывозится по кавказскому направлению.
Особенность азербайджано-туркменских нефтяных отношений состоит еще и в том, что их геолого-промысловая инфраструктура объективно предрасположена к объединению. Расстояние между ними таково, что позволяет создать систему подводных трубопроводов от туркменских промыслов к БТД и строящемуся газопроводу Баку–Эрзерум. Это сулит значительное уменьшение расходов инвесторов туркменских проектов, расширение возможностей сбыта, увеличение прибыли. У России, как известно, имеется свой проект относительно транспортировки туркменских углеводородов. Первый шаг в этом направлении был сделан в декабре 2007 года подписанием газового соглашения Казахстан–Россия–Туркменистан, после чего эксперты заговорили о многовариантных маршрутах транспортировки туркменских углеводородов. Но все эти проекты, какими бы заманчивыми они ни представлялись, можно реализовать, согласовав спорные вопросы с Баку.
Несколько лет назад группа американских экспертов представила сторонам три варианта раздела Каспия между Туркменистаном и Азербайджаном.
Один вариант наиболее благоприятен Азербайджану, второй – Туркменистану, третий – отвечающий интересам двух сторон. Словом, экономические потребности стран, повязанные на геополитическом узле, постепенно подвели Баку и Ашгабад к необходимости приступить к восстановлению сотрудничества. Первый шаг был сделан год назад в ходе однодневного визита в Ашгабад министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедьярова, передавшего президенту Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедову послание азербайджанского лидера Ильхама Алиева. Тогда-то и была согласована идея создания совместной межправительственной комиссии по расширению сотрудничества, что и дало, видимо, повод некоторым наблюдателям прогнозировать «решительные сдвиги в азербайджано-туркменских отношениях и укрепление сотрудничества между двумя странами». Новый 2008 год начался с первого заседания упомянутой комиссии в Ашгабаде, для участия в котором прибыла представительная делегация Азербайджана, возглавляемая первым заместителем премьер-министра Ягубом Эйубовым. Туркменскую делегацию возглавлял заместитель премьер-министра Туркменистана Хыдыр Сапаралиев. Впервые Баку и Ашгабад по-деловому обсудили накопившиеся проблемы. Главным же достижением встречи, пожалуй, следует считать последовательность и динамизм, которые обрели двусторонние отношения.
Прежде всего интенсифицировались двусторонние азербайджано-туркменские переговоры по определению границы национальных секторов Каспийского моря. Уже состоялись два тура переговоров – в Ашгабаде и только что – в Баку.
Встречи имели закрытый характер, однако стало известно, что предметом обсуждения стало определение координат серединной линии на дне Каспия, согласно которому море будет разделено между прикаспийскими странами по национальному секторальному принципу.
Вслед за этим Милли меджлис Азербайджана ратифицировал декларацию, принятую еще в конце прошлого года на пятом Тегеранском саммите глава государств прикаспийских стран. Тот факт, что документ, хоть и декларативный, наконец ратифицирован, свидетельствует о готовности сторон к принятию Конвенции по юридическому статусу Каспия.
«Шансы на позитивные шаги от туркменской стороны повысились», – считают в МИД АР.
Это уже немало. Разумеется, последнее слово за президентами, встреча которых и даст окончательный ответ на вопрос о том, в каком направлении будут развиваться азербайджано-туркменские отношения в будущем. Отношения, от которых зависит слишком многое на Каспии и за которыми многие внимательно наблюдают издалека.