Февраль 17th, 2008 | 12:00 дп

В поисках политического консенсуса

    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Loading ... Loading ...

    Выборы и развитие ситуации на Южном Кавказе
    2008 год необыкновенно урожайный в плане избирательных кампаний. В России предстоят президентские выборы, также и во всех странах Южного Кавказа этот год будет отмечен избирательными кампаниями. Известны результаты президентских выборов в Грузии, предстоит интенсивная борьба в процессе избрания грузинского парламента: оппозиция наверняка даст бой Саакашвили. В ближайшие дни, 19 февраля, предстоят президентские выборы в Армении. Наконец, в октябре Азербайджану необходимо будет ответить на вопрос о доверии президенту Алиеву. Все избирательные кампании взаимосвязаны в плане определения общей и индивидуальной политики каждого государства Южного Кавказа.

    О сложных взаимопересечениях, влиянии глобальных трендов на региональные события журналисту Александру КАРАВАЕВУ рассказывает доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института Европы РАН Алла ЯЗЬКОВА.
     
    О политике Алиева и президентских выборах в Азербайджане
     
    Пожалуй, тут нетрудно предсказать – вряд ли избирательный процесс в Азербайджане окажется богат сюрпризами. Эксперты склоняются к тому, что ныне действующий президент Ильхам Алиев будет переизбран на второй срок. Причем не потому, что ему подчинен административный ресурс, хотя без него тоже не обходится. Вопрос о его избрании определяется тем, что Ильхаму Алиеву нетрудно отчитаться за срок пребывания на посту президента. Если взять его предвыборные обещания 2003 года и последующие программы развития, то основные пункты этих программ были выполнены. В этом смысле я думаю, ему гарантирована поддержка если не подавляющего большинства, как это бывает в центральноазиатских республиках, то, по крайней мере, квалифицированного большинства точно.
    Достаточно упомянуть о тех экономических сдвигах, которые произошли в Баку и регионах, вспомнить о значительных нефтегазовых контрактах, реализованных в его президентство (построено два трубопровода от Каспия до Средиземного моря, развиваются обычные транспортные коммуникации). Страна является в регионе одной из ключевых и может претендовать на роль поставщика энергоресурсов не только в региональном масштабе, но также и в европейском. Заметно усилился геополитический вес страны.
    В общем, на протяжении первого периода правления президент Алиев, безусловно, сыграл значительную роль, руководствуясь принципами взвешенной политики, без односторонних кренов. Политики, понятной партнерам, потому как основанной на видении государственных интересов.
    В международном плане Азербайджан находится на трудном перекрестке, где односторонняя линия, скажем только на Россию или только на Турцию либо исключительно на евроатлантический полюс, невозможна. Тем более что достаточно сложные отношения существуют и с Ираном: сосед непосредственный и для Азербайджана очень важный.
    Все эти факторы были учтены в политике Азербайджана.
     
    Между ГУАМ и СНГ
     
    Азербайджан сыграл существенную роль в поддержке проекта ГУАМ. К этому союзу, который объединяет четыре страны СНГ, многие в Москве относятся настороженно, и тем не менее нельзя не признать факта, что объединение стран ГУАМ (Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы, которые являются также и членами СНГ), имеющих на своих территориях сепаратистские конфликты, было во многом вынужденным. Другое дело, что впоследствии США активно включились в поддержку этого образования, но это уже проблемы не столько внутренних отношений в рамках ГУАМ, сколько проблема американской политики на Южном Кавказе, которая за последние годы многократно активизировалась. Проблемы внутренних конфликтов подробно рассматривались и в ходе последнего саммита ГУАМ, состоявшегося летом 2007 года в Баку. Однако эксперты отмечают, что одно из предвыборных обещаний, которое было дано Ильхамом Алиевым, а именно: восстановление территориальной целостности Азербайджана, пока что реализовать не удалось. И здесь мы можем перейти непосредственно к проблемам сепаратистских, этнотерриториальных, а по сути своей, политических конфликтов.
     
    Косово и сила «прецедента»
     
    В последнее время идет много разговоров о том, что как только будет решена проблема Косово, так сразу это потянет за собой в качестве прецедента возможность принятия аналогичных решений в отношении «замороженных» конфликтов на постсоветском пространстве. Множество таких конфликтов существует и в Европе, а в мире их насчитывается около 200. Но если говорить о конфликтных зонах постсоветского пространства в связи с возможными решениями проблемы Косово, можно сделать несколько предварительных выводов.
    Помнится, многие западные аналитики и эксперты утверждали, что эта проблема будет решена к концу 2006 года. Сейчас уже 2008 год, однако проблема не решена. Ряд международных аналитиков ссылается на достаточно твердую линию России, перед которой Запад по крайней мере ослабил давление, умерил свою напористую политику по вопросу о независимости Косово. Сейчас наибольший интерес представляет то, как албанские лидеры Косово будут «продавливать» свой суверенитет.
    Становится очевидным, что без согласия России проблема Косово в конечном счете не может быть решена так, как этого бы хотелось албанскому руководству края. То есть Косово может провозгласить себя независимым, но не получит международно-правового признания и в перспективе уподобится никем, кроме Турции, не признанной Турецкой Республике Северный Кипр.
    Много было разговоров по поводу того, что в связи с подписанием соглашения по магистральной линии «Южного потока» через Сербию Кремль якобы пойдет на размен Косово (ред: интервью происходило до визита сербского президента Бориса Тадича и премьер-министра Воислава Коштуницы в Москву). С этими суждениями трудно согласиться, потому что позиция России была определена задолго до этого. Конечно, энергетические интересы в этом регионе у России достаточно серьезны. Но для их реализации необходимо поддержание стабильности и безопасности на Балканах, нейтрализация конфликтных очагов, которые могут возникнуть после волюнтаристского провозглашения независимости Косово. После подписания протокола о газопроводе это абсолютно неприемлемый сценарий ни для российской, ни для сербской стороны. Поэтому очевидно, что Россия будет продолжать поддерживать Белград.
    – Какое может иметь значение описанная ситуация для южно-кавказских конфликтов?
    – Первоначально оценки сводились к следующему – все три конфликта на Южном Кавказе развиваются в одном ключе с косовским. В основе позиции России по косовской проблеме заложен принцип территориальной целостности и невозможности произвольного изменения границ без взаимного согласия сторон конфликта. То есть во главу угла ставится принцип нерушимости границ, который записан и в Уставе ООН, и в Заключительном акте ОБСЕ, подписанном в Хельсинки в 1975 году. Во всех этих случаях, начиная от Косово и кончая тремя южнокавказскими конфликтами, такого согласия нет, поэтому ситуация в нормативном плане «равная».
    В дальнейшем проблема рассматривается с точки зрения детального сравнения: то есть влияния на кризис различных политических сил и социоэкономических интересов соседей. Я не буду в данном случае касаться проблемы Южной Осетии, потому что это конфликт несколько иного порядка. А что касается Абхазии и Нагорного Карабаха, тут можно найти множество штрихов, придающих этим конфликтам уникальный окрас.
    В случае с Абхазией, безусловно, напрямую затронуты интересы России. Например, в связи с необходимостью строительства для зимней Олимпиады в Сочи возникает проблема поставок стройматериалов из Абхазии. Международный олимпийский комитет считает, что неправомерно осуществлять поставки этих материалов без прохождения таможенного контроля и фактически вне юридического поля Грузии. Вот вам пример, который так или иначе вовлекает большее количество сторон, заинтересованных в мирном разрешении этого конфликта. До сих пор Россия не прилагала особых усилий к урегулированию этого конфликта, довольствуясь тем, что «такова ситуация, и пусть стороны решают сами между собой эту проблему». Хотя совершенно очевидны и благоприятная руководству Абхазии российская позиция в качестве миротворца, и активное участие российских военных на начальных стадиях этого конфликта.
    Что касается Нагорного Карабаха, то здесь Россия как бы устранилась от решения этой проблемы. Здесь в большей степени речь идет об отношениях между Арменией и Азербайджаном, вопрос лишь в том, какие политические силы и их группировки получают поддержку России.
     
    Выборы в Армении и карабахское урегулирование
     
    Предстоящие президентские выборы во многом могут повлиять на дальнейшее развитие ситуации вокруг Нагорного Карабаха. В Армении разные претенденты на пост президента высказывают диаметральные позиции в отношении сценариев выхода из карабахского кризиса. Главным претендентом считается официальный выдвиженец – Серж Саркисян, другим фаворитом выступает бывший президент Тер-Петросян. Армянская диаспора в России также выдвинула своего кандидата, но не думаю, чтобы его роль была слишком значимой.
    В контексте нашего разговора стоит поговорить о программе кандидата Тер-Петросяна. Известно, его позиция по Карабаху оказалась для армянского политического сообщества слишком компромиссной, а потому неприемлемой и стала причиной его отставки в 1998 году с поста президента Армении. Сейчас он вернулся к примерно такой же схеме. Невозможно изложить всю его программу, но в ней есть важное положение, которое я бы хотела процитировать. Он пишет: «Бессмысленно избегать и бояться компромиссов, поскольку иного решения в природе не существует. В политике, как и в бизнесе, удачными считаются лишь те сделки, от которых выигрывают обе стороны. Если выигрывает лишь одна сторона, то сделка не может быть удачной или прочной…».
    То есть он считает, что необходимо идти по пути компромисса. Каким в деталях мог бы стать компромисс, это дело дипломатии и переговоров – но эта позиция должна быть основана на международном праве, другой вопрос, какой статус оспариваемой территории мог бы удовлетворить конфликтующие стороны.
    Конечно, трудно представить, чтобы Абхазия или Нагорный Карабах вошли в состав Грузии или Азербайджана в качестве их интегральной части, не имея особого статуса. За истекшие годы выросло целое поколение, в том числе и поколение политиков, которые на это не могут пойти.
    Кроме того, возникает опасная перспектива, активно обсуждаемая международными СМИ применительно и к Абхазии, и к Карабаху. Она состоит в том, что если этот вопрос не будет решен в обозримой перспективе – неизбежен военный конфликт.
    У Азербайджана сейчас выгодная позиция – экономика на подъеме, государство вкладывает большие средства в вооружение, в оборону. У Армении свои аргументы. Она является членом Договора о коллективной безопасности в рамках СНГ, на ее территории расположена российская военная база. Пусть даже находясь в стороне от конфликта, она играет роль сдерживания сторон, подкрепляя позиции Армении.
    Военный путь разрешения конфликта, таким образом, неприемлем. Нужно искать компромиссы, как бы это ни казалось трудным и безнадежным. Непродуктивно также исходить из того, что якобы Армения одержала «победу» в войне с Азербайджаном в 1992–1994 годах. Я говорю «якобы» потому, что без поддержки России Армения не могла бы тогда не только попытаться решить проблему Карабаха силовым путем, но и оккупировать прилегающие к нему районы Азербайджана. В конечном счете что из этого получилось? Получилось 14 лет очень тяжелого противостояния. Компромисс необходим. Его нужно настойчиво искать.
    – Понятно, как влияют факторы экономического развития, но в каком направлении вести поиски политического консенсуса, ведь, казалось бы, все уже перепробовали?
    – Мне представляется, что одним из просчетов некоторых лидеров и Сербии, и Грузии, и Азербайджана является, как ни странно, терминологическая ошибка. А именно употребление термина «автономия». Автономия неприемлема в нынешних условиях ни для Косово, ни для Карабаха, ни для Абхазии. Политики, успевшие там вырасти за это время, скажут вам – мы все это уже видели, это уже было и для нас это неприемлемо.
    Существует целый ряд других вариантов статуса, который мог бы стать в какой-то мере компромиссным, предоставляя самый высокий уровень внутренней независимости и самостоятельности, но в рамках территориальной целостности тех государств, в которые входили эти образования. В качестве примера – Аландские острова, входящие в состав Финляндии, но имеющие шведскую социокультурную матрицу. Такие модели надо «поднимать» из кодекса международного права, находить в опыте других стран, внимательно изучать и перенимать.
     
     
    Когда верстался номер
     
    Власти Косово намерены провозгласить независимость края 17 февраля. Об этом заявил сербский министр по делам Косово и Метохии Слободан Самарджич, ссылаясь на поступившую в Белград информацию. Как сообщает агентство АР, Самарджич указал на то, что «Приштина намерена незаконно в одностороннем порядке провозгласить независимость Косово в воскресенье, 17 февраля».