Февраль 29th, 2008 | 12:00 дп

Точка отсчета

  • Расим АГАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

…Последнюю неделю февраля Баку погружается в траур. С того самого далекого холодного зимнего дня 1992 года, который не забыть: толпа журналистов врывается в президентский аппарат, требуя информации. А информации – никакой. Я получу ее спустя несколько часов, после того как Маис Мамедов и Чингиз Мустафаев – лучшие телерепортеры – будут переброшены в Карабах, где они на свой страх и риск поднимутся в небо Ходжалы. Потом будет пресс-конференция в Москве, куда я привезу нескольких чудом уцелевших ходжалинцев.

Пройдет много лет, и английский журналист Томас де Ваал пройдет по тем местам и встретится с теми, кто организовал тот кошмар в безоружном городоке и лично стрелял в спину пытавшихся убежать из ада.
– Господин министр (тогда он еще был министром обороны), – скажет англичанин, – в той вашей операции ведь не было никакой военной необходимости. В конце концов можно было дать возможность уйти населению, старикам, женщинам, детям.
А министр, уже тогда целивший в куда более высокие кресла, коротко отчеканит: мы должны были это сделать, чтобы азербайджанцы это помнили всегда.
Томас де Ваал, разумеется, был осведомлен о карьерных перспективах своего собеседника, Сержа Саркисяна, но и он вряд ли мог представить, что звезда его возгорится так, что Армения пожелает видеть его своим президентом. А сам С.Саркисян – мог ли он представить, что всю последнюю неделю февраля 2008 года, когда в Баку будут оплакивать расстрелянных им когда-то ходжалинцев, Ереван огласят требования его соотечественников: «Серж, убирайся!». Увы, ни он, ни те, кто придумал этот митинговый лозунг, не увидят и не услышат никакой связи между боевыми операциями по захвату Ходжалы в 1992-м и взятию президентского дворца РА, одинаково беспощадно проведенных все тем же Сержем Саркисяном.
Вслед за президентскими выборами начались смещения с должностей, аресты вчерашних высокопоставленных сторонников, появляется компромат – огнестрельное оружие, обнаруживаемое в ходе повальных обысков, атаки «бритоголовых» на избирателей… Думаю, это только цветочки. Команда, решившаяся открыть пальбу в собственном парламенте, способна и не на такое. Кстати, тень террориста Наира Узуняна не случайно мелькнула в эти неспокойные дни в Ереване: здесь давно поговаривают о причастности «боевого тандема» Кочарян-Саркисян к теракту семилетней давности. Долго же хранил компромат в недрах Генеральной прокуратуры бывший заместитель генпрокурора РА Г.Джангирян…
Эти факты лавиной на головы обывателя вываливает команда Л.Тер-Петросяна, которого в свое время заставил уйти в отставку все тот же воинственный «карабахский тандем». Однако тогда «демократичный» Ереван с удовлетворением принял эту жертву. Тогда действия силовиков никому не показались в Армении противозаконными, никто не назвал свершившееся госпереворотом. Откуда такая восприимчивость к экстремистскому, террористическому решению политических проблем? А все оттуда же – из «демократического» прошлого политических сил РА. С.Саркисяна «пробивали» на выборах «бритоголовые» с крутыми кулаками, а Л.Тер-Петросяну, помнится, те же услуги оказывали столь же крутые «бородачи». Вот она – точка отсчета нынешнего противостояния в Ереване. Он, Тер-Петросян, был одним из немногих президентов на земле в конце ХХ века, наградившим солдатню, в том числе и нынешнего армянского президента, за откровенную резню ни в чем не повинных жителей.
Такова логика бумеранга. Террор, взятый на вооружение в целях реализации территориальных претензий и оправдываемый политикой так называемого исторического права, рано или поздно становится главным орудием при решении собственных внутренних политических разборок. Вот почему Армения в эти дни раскололась на «карабахцев» и «ереванцев». До понимания коренных причин кризиса в РА еще далеко. Однако политики уже бьют тревогу.
Армения однажды объединила всех армян под лозунгом борьбы за Карабах. Приблизило ли это армян к достижению вожделенной цели? Стало ли армянское общество лучше от этого, демократичней, а жизнь – благополучней? Происходящее ныне на улицах Еревана – самый красноречивый ответ на эти вопросы.
Но задумываются ли над ними в Армении в последнюю неделю февраля, когда Баку облачается в траурные одеяния, а в Ереване продолжается уличный бой за власть?