Март 09th, 2008 | 12:00 дп

Пражский процесс завершен, забудьте

  • Али АББАСОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В то время как подошла очередь писать для «АК» об очередном формате разрешения нагорнокарабахского конфликта – «Пражском процессе», он, судя по всему, благополучно скончался, присоединившись к целой шеренге своих собратьев-неудачников, известных под разными громкими именами (см. «АК»). Начавшийся в 2004 г., «Пражский процесс» (ПП) проходил с позиций поэтапного решения карабахской проблемы. Забегая вперед, приведем состоявшийся прогноз весьма осведомленного человека – Владимира Казимирова, – высказанный еще летом 2005 г., когда описываемый формат только набирал старт. «Уже сейчас очевидно, что красивый ярлык «Пражский процесс» выдуман сторонами, чтобы успокоить внутреннюю аудиторию.

Между тем это лишь нечастые посиделки двух министров иностранных дел с участием сопредседателей Минской группы ОБСЕ, которым, по сути, поручено как можно скорее провести переговоры между всеми конфликтующими сторонами. Минский процесс так и не привел переговорщиков на конференцию ОБСЕ по Нагорному Карабаху. И пока неясно, куда приведет «Пражский». Не исключено, что скоро появится очередная столица, знаменующая следующий этап бесконечной процессии».
В декабре 2007 г. после ряда неудач переговорный процесс стал заходить в тупик. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ вновь обратились к президентам АР и РА с просьбой выразить согласие по базовым принципам урегулирования конфликта. Предполагалось, что в течение последующих двух месяцев стороны придут к согласию и продолжат прерванные переговоры. До этого на встрече глав МИД России и Франции, заместителя госсекретаря США с министрами иностранных дел Армении и Азербайджана (перед открытием заседания СМИД ОБСЕ 29 ноября 2007 г. в Мадриде) последним были переданы совместные предложения, по оценке их составителей – «справедливые, взаимоприемлемые, беспристрастные и сбалансированные базовые принципы мирного урегулирования конфликта, которые должны преодолеть последние остающиеся разногласия». Интересно отметить, что переданный сторонам документ о базовых принципах рассматривался Москвой, Парижем, Вашингтоном, а также в ОБСЕ как «наиболее жизнеспособная основа для будущего урегулирования».
Сторонам конфликта было настоятельно предложено завершить нынешний этап переговоров одобрением предложенных принципов и незамедлительно перейти к новой фазе – выработке проекта всеобъемлющего мирного соглашения. Кроме того, к президентам была обращена просьба продолжить осуществление мер укрепления доверия во всех возможных областях, готовить свое население к миру и немедленно прекратить выступать с любыми заявлениями, допускающими, что война может являться средством решения конфликта.
В преддверии года президентских выборов в Армении и Азербайджане посредники в итоге согласились даже на то, чтобы президенты устно подтвердили свое согласие с базовыми принципами, с тем чтобы после выборов снова не начинать переговоры «с чистого листа». В этой связи в январе текущего года сопредседателями была предпринята отчаянная попытка путем челночной дипломатии достигнуть поставленного результата. Так, американский сопредседатель Мэтью Брайза выражал уверенность, что до президентских выборов в Армении президенты двух стран смогут достичь каких-то устных договоренностей: «До выборов никакого антракта в переговорах не будет. Мы ожидаем достижения устных договоренностей между президентами двух стран». Его французский коллега Бернар Фасье подчеркивал: «Мы объяснили сторонам, что ни для кого в наших предложениях нет никакой ловушки или двусмысленности. Это лучшие предложения, которые наши страны могут предложить для достижения компромисса в процессе урегулирования карабахского конфликта». А сопредседатель от России Юрий Мерзляков ратовал за необходимость привлечения к обсуждениям (после согласования базовых принципов) всех сторон конфликта, допуская, что: «Если Азербайджан захочет, то азербайджанская община может принять участие в обсуждениях». Словом, чуть-чуть, и дело в шляпе… хотя с самого начала было непонятно, чего стоят устные соглашения в условиях, при которых по крайней мере одному из «соглашантов» точно предстоит покинуть свой пост. К тому же стороны не единожды отзывали свои не только устные, но и письменные согласия. Визит в регион завершился безрезультатно. К концу января поступили четкие сигналы о том, что «устных договоренностей» не будет.
Прежде чем подвести итоги, обратимся к основным предложениям, внесенным сопредседателями и развитыми сторонами конфликта.
Новруз Мамедов, заведующий отделом внешних связей президентского аппарата Азербайджана, раскрыл следующие детали предложений: «На первом этапе предусматривается освободить 5 из 7 прилегающих к бывшей НКАО районов, а затем – Лачин и Кяльбаджар». В дальнейшем предстоят разминирование, реабилитационные и строительные работы, размещение международных миротворцев, возврат беженцев на оккупированные территории, открытие коммуникаций между Азербайджаном и Арменией. «Азербайджанская Республика согласна на открытие железнодорожного сообщения Баку–Нахчыван и продление его до Еревана. Вся эта работа займет 15–20 лет, а после этого будет определен статус НК».
По мнению же руководителя Международной кризисной группы Сабины Фрейзер, «урегулирование должно включать в себя отказ от применения силы; вывод армянских сил из всех регионов Азербайджана, окружающих Нагорный Карабах; полное возвращение всех вынужденно переселенных азербайджанцев; договоренность о временном статусе Нагорного Карабаха и оказание значительной помощи международным сообществом, включая развертывание миротворческого контингента; взаимное согласие на проведение голосования по вопросу об окончательном статусе Нагорного Карабаха; создание соответствующих демократических условий». С. Фрейзер утверждает, что именно этот документ был представлен сопредседателями сторонам в Мадриде.
Пресс-секретарь МИД Азербайджана Хазар Ибрагим заявил, что в рамках «Пражского процесса» на сегодня несогласованным остается только один из базовых принципов, не уточнив, однако, о каком конкретно принципе идет речь. Сейчас все эти предложения, объяснения, уточнения… стали достоянием истории, так и не продвинув решение конфликта ни на шаг.
* * *
В сложившейся ситуации напрашивается вывод, который может быть сформулирован следующим образом: план мира между конфликтующими народами, одобряемый узким кругом официальных лиц, не может быть успешным, что подтверждается долгим, но мало результативным переговорным процессом.
Хотя речь в основном идет о нагорнокарабахском конфликте, это правило может быть распространено на все те конфликты постсоветского пространства, которые пытались и пытаются решить на политическом уровне без участия обществ. Но даже в том невероятном случае, когда народы выразят готовность поддержать предложенный формат мира, наступит новая фаза переговорного процесса конфликта – прямое столкновение интересов посредников – США, Франции (ЕС) и России. Любой план разрешения конфликта ими будет рассматриваться в качестве механизма собственного геополитического доминирования в регионе. Это очевидно.
На сегодня, при наличии очень разных позиций, посредники сходятся лишь в одном – не допустить возобновления войны. А это, согласимся, мало что дает как жертвам конфликта, так и его инициаторам, не говоря уже о его внешних игроках. Таким образом, происходит бесконечное откладывание реального решения конфликта, замороженного (наподобие медицинской практики) до тех пор, пока не будет найдена гипотетическая панацея против этой «болезни» человечества.
Остается надеяться лишь на то, что сами народы найдут в себе силы изменить ситуацию в собственных странах путем демократических реформ, открывающих путь к сотрудничеству и доверию – единственному реальному пути окончательного разрешения конфликта без вмешательства внешних сил. Только такое решение было бы справедливым, а значит, окончательным. Итак, пошло третье десятилетие конфликта…