Март 09th, 2008 | 12:00 дп

Школьные уроки толерантности

  • Марат ВАЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Как утверждают ученые, мир переживает новую эпоху «великого переселения народов». Миграция становится естественным выходом из демографического тупика: в ситуации быстрого старения населения большинства европейских стран она дает шанс на сохранение возрастного, а следовательно, и экономического баланса в обществе. По данным ООН, в прошлом году Россия вышла на второе место в мире по числу прибывающих мигрантов. Уже сегодня только в школах Москвы обучаются около 25 тысяч детей, приехавших из ближнего и дальнего зарубежья. Количество таких детей с каждым годом растет. В этой ситуации на первое место выходит вопрос их социальной и культурной адаптации.

«Без миграции, без эффективного перемещения соотечественников нам не обойтись», – сказал в одном из своих недавних интервью еще в статусе первого вице-премьера Дмитрий Медведев. И сразу же отметил, что процесс этот не так прост, как кажется на первый взгляд. Прежде всего речь идет об адаптации приезжих, бывших сограждан по СССР, к современным российским условиям. Причем, по мнению экспертов российского правительства, главным направлением работы государственных органов уже в ближайшие годы должна стать перестройка системы образования.
Одними из первых с проблемой обучения детей мигрантов столкнулись власти российской столицы. В Москве дефицит рабочих рук достиг критического уровня, поэтому демографы отмечают, что альтернативы притоку мигрантов просто не существует. При этом все больше мигрантов прибывают в российскую столицу вместе с семьями. Уже сегодня каждый третий ребенок, родившийся в Москве, воспитывается в семье иногородних граждан, а родители каждого пятнадцатого новорожденного москвича – иностранцы. В столичных школах обучаются 70 тыс. детей, привезенных в столицу из российских регионов и зарубежья. И если ответственность за взрослых мигрантов закон возлагает на работодателей и соответствующие госструктуры, то вопросами адаптации детей приходится заниматься совершенно неподготовленным к этому школам.
На основании Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» дети трудовых мигрантов пользуются в России правом на получение образования наравне с гражданами РФ. Да и Департамент образования правительства Москвы исходит из того, что все дети должны учиться в школе вне зависимости от национальности или социального статуса родителей. Что касается медобслуживания, то именно сейчас дети мигрантов из дальнего зарубежья и СНГ прикрепляются к медицинским учреждениям через приемную Департамента здравоохранения, и в день через эту приемную проходят до нескольких сотен человек. 
Но, к сожалению, большинство из детей мигрантов слабо владеют русским языком, а многие не владеют им вообще. Не меньшую трудность, чем особенности фонетики и грамматики русского языка, представляет для ребенка знакомство с реалиями русской жизни: с русской природой, обычаями, ценностными ориентирами. Но такое проникновение в мир русской жизни необходимо в первую очередь для адаптации детей мигрантов в русской школе. У них отсутствуют также достаточные знания об основах российского законодательства, культуры и истории, традиций и норм поведения в быту. Это неизбежно порождает реакцию отторжения. А значит, и рост ксенофобии среди «коренных» москвичей.
Главное – не закрывать глаза на то, что такая проблема существует. Вскоре мы можем столкнуться с ситуацией, когда дети неславянской языковой группы составят половину учащихся школ, а в начальных классах – и того больше. Как именно будет решаться проблема коррекции российской системы образования, можно судить по планам правительства Москвы. В настоящее время в городе реализуется программа интеграции детей зарубежных мигрантов в образовательную среду Москвы. Одной из важнейших ее задач стало создание окружных «Школ русского языка» – структурных подразделений образовательных учреждений, где дети из семей приезжих в течение года будут преодолевать языковой барьер. Четверть контингента «Школ русского языка» формируют дети мигрантов из дальнего зарубежья, остальные 75% – из стран СНГ и регионов Российской Федерации.
Правда, говорить об эффективности этой системы пока рановато. Подавляющее большинство старшеклассников из числа детей мигрантов не могут сдать ЕГЭ по русскому языку. И как им выдавать аттестаты, когда ЕГЭ перейдет в штатный режим, не знает никто.
 
 
ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ
Ксенофобия свойственна относительно взрослым людям. Дети, наоборот, воспринимают «необычную» национальность одноклассника как его дополнительную интересную черту. Для них интересно дружить со сверстником с Кавказа. Дети иностранцев, если они общаются с русскими ребятами, максимум за два года начинают говорить и думать на русском языке. Вообще в многонациональном классе дети, как правило, cпустя несколько месяцев перестают обращать внимание на национальность друг друга. Конечно, другое дело – собственно учеба. Педагоги говорят, что наибольшие сложности у детей мигрантов вызывают иностранные языки. Типичная ситуация: ребенок переводит задание с английского на азербайджанский, а потом с азербайджанского на русский. Естественно, десяток таких учеников способны утянуть назад весь класс. Но это не повод загнать их всех в резервацию, именуемую коррекционным классом.
Психолог Людмила КРАПУХИНА, Санкт-Петербург