Март 16th, 2008 | 12:00 дп

Танец голого энтузиазма

  • Анара АХУНДОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

«Я жизнь свою без танцев не мыслю, – глаза Анжелики заблестели: – Сама помнишь, даже в 11-м классе, вплоть до выпускного, мы с Алиной занимались танцами». Помню. И блеск помню, который всегда появлялся в глазах Анжелики, когда она говорила о танцах
С сестрами Беликовыми я знакома 6 лет – вместе учились в бакинской школе. После переезда в Москву судьба нас свела снова: случайно встретились на одном из мероприятий азербайджанской диаспоры. Тогда же и договорились в случае чего выручать друг друга. И вот настал такой момент. Но все, чем я сейчас могу помочь девочкам, – это написать об их непростой ситуации.

Задумали они очень красивое и благородное, на мой взгляд, дело – создать в Москве ансамбль азербайджанского танца! Казалось бы, все у них есть: хорошая хореографическая подготовка, преподавательский опыт, организаторские способности. Но… нет стабильного финансирования.
В 1993-м мама записала их в ансамбль «Ритмы детства», позже переименованный в «Мярджан». После они перешли в «Озорные девчата» – ансамбль под руководством народной артистки Азербайджана Джамили Байрамовой.
Кроме азербайджанских, девочки осваивали турецкие, восточные лирические, русские, цыганские, испанские, греческие и многие другие танцы.
Идея создать ансамбль и продолжать дело, начатое в Азербайджане, возникла после переезда в Москву. «Каково же было мое удивление, когда я обнаружила, что в Москве, в таком огромном мегаполисе с такой сильной азербайджанской диаспорой, нет нашего танцевального ансамбля!» – рассказывает Анжелика, затягивая свою длинную косу в тугой пучок на затылке. Мы встретились с ней в актовом зале 157-й школы с азербайджанским этнокультурным компонентом, ученикам которой Анжелика и преподает национальные танцы и где по субботам занимаются сами Беликовы с небольшой группой.
Их 10 человек – семь девушек, трое ребят. Могли бы составить основу ансамбля. Почти все они знакомы с детства. Учились и занимались в Баку, в одном танцевальном коллективе. А здесь, в Москве, встретились. «Натаван, Тамилла, – перечисляет Анжелика, – братья Садых и Сархан, их сестра Наргизка – самая юная наша участница, москвичка Лейла, которая не забывает родину, русская девочка Маша с Украины, которая интересуется азербайджанскими танцами и хорошо влилась в наш коллектив».
Они не жалуются! И не стоят на месте. Пытаются чего-то добиться своими силами, обращаются в различные организации. Лично и в письменной форме. Помощь им оказывают, но лишь единовременную.
«Мы благодарны представительству Фонда Гейдара Алиева, в частности Лейле Алиевой, которая обратила внимание на нашу проблему, посольству Азербайджана за помощь с костюмами, Координационному совету азербайджанской молодежи (КСАМ) за частые приглашения выступать на концертах, за помощь с музыкой и организацию гастролей. Всеми силами поддерживает и болеет за нас администрация 157-й школы: особенно ее директор Аида Шахвалядовна Кулиева и художественный руководитель Азербайджанского культурного центра при школе Горхмаз Мамедович Ахундов. А также отдельное спасибо представителю ВАК Марал ханум. Ведь без поддержки мы можем не так много», – признается Анжелика.
«В Москве представлены многие закавказские диаспоры: у грузинской – огромный, замечательный ансамбль «Колхида», которому 70 лет! Помимо него существуют на официальном уровне небольшие танцевальные секции, которые создаются на базах московских школ. В культурном центре индийского посольства обучают катхаку – классическому индийскому танцу. У армянской диаспоры вообще 4 ансамбля, которые конкурируют между собой. Участниками же наших концертов становятся артисты из Баку – это хорошо, это должно быть, – рассуждает Анжелика. – Но на каждое мероприятие их не пригласишь. Мы же можем преобразовать свою группу в настоящий ансамбль, чтобы нас знали как сплоченный коллектив, который представляет азербайджанскую культуру и доносит ее азербайджанским детям, живущим в Москве».
Ребята с удовольствием выступают на мероприятиях, посвященных дням культуры Азербайджана, которые часто устраиваются в московских вузах. На общественных началах, в помощь. Никакого денежного вознаграждения такие акции не предусматривают. Нет спонсирования и нет уверенности в том, что оно в скором времени появится, но репетируют. Отработано уже около десяти хороших номеров. Все на голом энтузиазме.
«Если бы мы подходили к вопросу рационально, то давно это дело оставили бы, – объясняет Анжелика. – Ученики 157-й школы – не только азербайджанцы. Сама знаешь, около 19 национальностей. Знаешь, как их сближает танец? Гости наших мероприятий говорят, что трудно понять, где дети русские, где азербайджанцы – они одинаково хорошо танцуют как русские танцы, так и азербайджанские. Разве это не здорово, не важно?» Анжелике постоянно звонят знакомые и незнакомые люди, спрашивают, можно ли обучаться в их группе. Тут же возникает ряд трудностей, ведь 157-я школа находится далеко, на Водном стадионе, и свой актовый зал для посторонних она может предоставить лишь раз в неделю, по субботам.
«Нам нужно помещение, заработная плата, мероприятия, поездки, хотя бы по России. С костюмами вообще катастрофа! Все они у нас разные – это замечают, это непрофессионально, не эстетично. Мы можем, конечно, что-нибудь придумать – например, косынку как-нибудь перевязать. Постоянно возникают проблемы с музыкой: ее мы арендуем у КСАМа, у Горхмаза Мамедовича. Кроме того, нам приходится заниматься организационными моментами. Такой разброс сил и энергии не дает возможности совершенствоваться».
Я спросила Анжелику, не думала ли она организовать платные курсы танцев и быть самой себе хозяйкой: тратить заработанное на костюмы и гастроли. Конечно же, она думала об этом!
«Две проблемы, – поясняет Анжелика. – Во-первых, нужна официальная поддержка, чтобы мы имели коммерческое право на эту деятельность, то есть стали объединением, каким-нибудь ОАО или ООО. А во-вторых, полученных на этом средств не хватит и на зарплату преподавателей, и на развитие ансамбля. А тратить все на нужды ансамбля никто не согласится. Ну сколько можно работать даром?!»
Словом, замкнутый круг. От раздумий меня отвлекла начавшаяся репетиция.
После же я спросила у разрумянившейся Анжелики, как будет называться их ансамбль, если все получится.
«До сих пор думаем над этим. Может, что-нибудь «говорящее» придумать: «Спонсорсуз», например?» Надо же, она еще шутит! Молодец, Анжелика, сказала я ей. Она пожала плечами: «Знаешь, Анара, если бы я не верила, что добьюсь своего, давно бы все бросила. Но я просто чувствую, что все получится. И не отступлюсь. Ансамбль будет!»