Март 22nd, 2008 | 12:00 дп

Многонациональная команда

    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Loading ... Loading ...

    Интервью президента Всероссийского Азербайджанского Конгресса, академика РАМН Мамеда Алиева агентству «Интерфакс»

    – Как вы оцениваете отношение к азербайджанцам в России, учитывая сложившийся у россиян отрицательный стереотип выходца с Кавказа?
    – Я оцениваю это как доктор. Если страна болеет национализмом, если она болеет ксенофобией и различными другими фобиями, то это патологическое состояние, оно может вызывать лишь сожаление.
    На фоне распада Советского Союза, усиления центробежных факторов необходимо было найти крайних, виноватых во всем том, что происходило со страной. Ведь самое простое – указать виноватых.
    Однако хочу сказать, что сегодня имеется тенденция к выздоровлению общества.
    – Продолжая предыдущий вопрос, хотелось бы спросить и про то, какой сегодня образ азербайджанцев сложился в России? Это все тот же образ торговца на рынке или он уже изменился?
    – Вообще, ярлыки прилипают очень быстро, отлипают очень долго, подмоченная репутация – она очень долго сохнет. Не без основания этот образ сложился.
    Я помню период, когда на Тверской улице в Москве валялись газеты, стояли ларьки, мусор. Был холод, продуктов не хватало. И я не забуду продажу продовольствия из контейнеров – тогда мэр Москвы Юрий Лужков выступил в средствах массовой информации, поблагодарив именно азербайджанцев за то, что они спасли Москву от голода. Был такой эпизод в начале 90-х.
    Это люди, которые привыкли сбывать товар здесь. Естественно, они были на виду и представляли собой для всего мегаполиса именно тот образ азербайджанца, который отражал торговую социальную категорию, причем не самую популярную. Постепенно выравнивались экономические отношения, постепенно отхлынул поток выходцев из села, которые привозили в Москву на продажу свою продукцию. Естественно, для населения городского центра страны немытые сельские жители, будь-то из Азербайджана или Центральной России, вызывают одну и ту же реакцию.
    Поэтому образ торговца постепенно вытесняется. Появляются личные контакты. Многие осевшие здесь за 10 лет представители Азербайджана уже формируют собственную систему отношений с местным населением. И это – немаловажный фактор. Сегодня у многих семей в России есть друзья-азербайджанцы, и это вполне нормально, это люди одной социальной среды. Поэтому, на мой взгляд, идет нормализация ситуации в этом отношении.
    – Можно ли сказать, что сегодня в России азербайджанцы – это уже хорошо организованная диаспора, или все еще есть проблемы в объединении различных местных организаций азербайджанцев, координации их деятельности?
    – Если речь идет о том, сколько таких организаций, то их не так и много, около пяти. Они представляют объединения людей различных социальных слоев.
    ВАК представляет собой объединение более широкого социального спектра. Но это, в принципе, изначально установлено в программе нашей организации. На мой взгляд, ничего плохого нет в том, что существует пять – а было бы лучше, чтобы и десять – организаций. В нашей организации – и я говорю об этом с большой гордостью – представлен весь истеблишмент азербайджанцев-бизнесменов. Но ни один из них не является монопольным финансистом нашей организации. Ее независимости хотят подражать все другие диаспоры. В этом – своеобразие феномена ВАК. Мне кажется, что самое главное – должна быть общая объединяющая идея или объединяющая проблема, которая может быть как положительной, так и отрицательной. В этой связи все азербайджанцы в мире – вне зависимости от социального положения, цвета волос и других различий – должны быть едины с Азербайджаном в одном: у нас есть проблема оккупированной территории. Мы имеем на теле своей исторической родины раковую опухоль. И взгляд на эту проблему определяет, мне кажется, самым правильным образом президент Азербайджана. Его позиция близка мне и, я полагаю, близка всем азербайджанцам. Мне кажется, что это самая важная объединяющая нас всех боль. Это животрепещущий вопрос до тех пор, пока он не решится. И решение этого вопроса рано или поздно будет найдено. Хотелось бы, чтобы его увидело сегодняшнее поколение.
    – Как можно оценить деятельность азербайджанцев в России, их участие в общественно-политической жизни страны? Достаточно ли они активны, чтобы защищать свои права и отстаивать интересы Азербайджана?
    – На этот вопрос мне ответить просто. Отношение в стране к той или иной общественной организации проявляется через выборы, которые в этом случае являются своего рода лакмусовой бумажкой.
    Вот, например, в Соединенных Штатах перед выборами начинаются политические игры и консультации с различными национальными общинами, более того, с различными социальными группами – от, скажем, антифашистских общественных организаций до объединений гомосексуалистов. Очень большим весом пользуется в США многомиллионная армянская диаспора.
    Во время последних президентских выборов в России определилось отношение к азербайджанской диаспоре. В частности, меня избрали в Общественную палату РФ – это избрание не за мои медицинские заслуги, а оценка позиции и влияния ВАК. То есть оно замечено – аппаратом президента России, общественностью России. Такую оценку ставим себе не мы сами, ее выставляют те органы, которые этим занимаются. Это и многое другое свидетельствует о нарастающем влиянии диаспоры.
    Что касается участия в общественно-политической жизни, азербайджанцы всегда участвовали в политической жизни страны, но участвовали они именно в той форме, в которой им это было доступно.
    Мне часто говорят, что, например, в Госдуме среди депутатов нет азербайджанцев. Однако там нет никого и из армянской диаспоры – нас всегда сравнивают с армянским землячеством. Но самое удивительное – выходцев из Азербайджана в сегодняшней депутатской среде гораздо больше, чем выходцев из Армении. Это также говорит о нарастающем влиянии нашей диаспоры, потому что все выходцы из Азербайджана являются по своей сути членами ВАК. Ведь Азербайджанский Конгресс создан не по этническому признаку, в его состав входят люди разных национальностей, например русские, евреи, таты, лезгины. У нас – многонациональная команда единомышленников, объединенных одной и той же позицией.
    Поэтому если мы рассматриваем вопрос с этой точки зрения, то участие азербайджанцев в общественно-политической жизни России неизбежно будет нарастать. Но искусственно это невозможно. Искусственно рожденный плод всегда неэффективен и не имеет будущего.
    – Планирует ли ВАК разработку какой-либо программы, стратегии деятельности организации по усилению роли азербайджанцев в общественной жизни РФ?
    – Я уже сказал, что все должно развиваться эволюционно. ВАК – не комсомольская организация, чтобы выдвигать лозунги и стремиться революционным способом достичь каких-либо целей. Мы – серьезная, эволюционно развивающаяся организация, и поэтому основная задача этой организации – сделать все наши действия неизбежно успешными. В любом процессе необходимо выдерживать эволюционность, в том числе и в общественно-политической деятельности.
    Сегодня в обществе существуют ниши, в которых позиции азербайджанцев достаточно слабые. В этом случае ВАК должен правильно поставить вопрос, и, мне кажется, он поставлен как должно. Это – образовательный процесс. Мы сегодня активно занялись образованием молодых переселенцев из Азербайджана. Они по квоте Азербайджана сдают экзамены в комиссии, сформированные в ВАК, и мы планируем, что через 5–10 лет эти ниши, в частности журналистика, политология, философия, математика, физика, фундаментальные науки, юриспруденция, станут базой, на которой будет держаться будущее диаспоры.