Март 22nd, 2008 | 12:00 дп

Новруз нашей жизни

  • «АК»
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В 1637 году в Шемахе побывал немецкий путешественник Адам Олеария. Церемония празднества Новруза произвела на него такое сильное впечатление, что он очень подробно описал ее в своих дорожных записках: «Астролог часто вставал из-за стола и своим гномоном наблюдал высоту солнца, смотрел на свои часы… ждал момента, когда солнце достигнет точки равнения дня с ночью. Когда наступила ожидаемая минута, он громко объявил: «Новый год наступил». Сразу открыли пальбу из пушек, на стенах и башнях города играли трубы, били в нагару, и начался весенний праздник».

Новруз празднуют многие народы – и тюркоязычные, и фарсоязычные, приверженцы разных толков ислама – шииты и нешииты. Их многое разнит – история, география, особенности культуры и, разумеется, политика (особенно геополитика). Но объединяет нечто большее: приверженность к глубоким историческим корням, восходящим к древнейшим, доисламским временам. В них воплощено неистребимое, жизнеутверждающее начало – близость к природе, ее естественному движению, вечному круговороту бытия, приверженность родной земле, собственному Космосу. И есть космос древнего Востока, лунного календаря, культ Весны, неизменно возрождающейся жизни. Но это – и извечная, неосознанная приверженность интуитивному, мистическому восприятию жизни, пульсирующей под толстой корой современной действительности.
Но есть и другое – сугубо национальное, азербайджанское измерение восприятия и осуществления Новруза – не просто всенародного байрама (праздника), но стихии народного мироощущения, воплощенного в массовое национальное движение, духовное возвышение и самообновление. В послеоктябрьские времена Новруз приобрел значение символа национальной самобытности и духовного возрождения, своеобразной формулы азербайджанской идентичности.
Хорошо помню школьные – 40-е – годы, когда тема Новруза «на людях» просто не упоминалась. А празднование Новруза вершилось всенародно, но без широковещательных демонстраций. Это было время, когда Новруз служил паролем национальной принадлежности азербайджанцев, когда свежеиспеченная пахлава или шекербура выступали тайным знаком национальной общности… Потом пришла пора оттепели. И был «новрузовский прорыв», связанный с именем и настойчивостью Шихали Курбанова, являвшегося секретарем ЦК КПА по идеологии. Впервые Новруз отмечался как грандиозное празднество, народное гулянье. Это было празднование легализации Новруза, его официального признания. Сегодня это законное, привычное ежегодное торжество праздника Весны…
За Новруз не надо бороться, отстаивать. Теперь мы просто радуемся народному празднику. Но значит ли это, что упростилась его природа, его значимость в нашей жизни? Может быть, уместно вспомнить, чему и кому мы обязаны такой всепроникающей роли Новруза в истории Азербайджана? Думаю, прежде всего национальному характеру народа. Его неотторжимой приверженности к родной культуре, языку и истории, неподвластным минувшим политическим бурям, идеологическому абсурду сталинских времен, давлению советских властей, отождествлявших приверженность азербайджанцев вековым народным традициям и обычаям с религиозным фанатизмом и мракобесием.
И еще мы обязаны столпам современной азербайджанской культуры, ее великим деятелям и творцам, их бережному отношению к исторической традиции, их новаторству, преобразившему, обогатившему народную культуру азербайджанцев, сделавшему ее достоянием мировой цивилизации. Их имена наперечет известны каждому азербайджанцу, их нет нужды напоминать. Но важно сознавать: это они заложили народную традицию, дух Новруза в основы современной профессиональной азербайджанской культуры и искусства и тем самым помогли сохранить и удержать их в современной жизни. Новруз идет по Азербайджану, Новруз возрождает мир. Готовы ли мы к обновлению?