Март 31st, 2008 | 12:00 дп

Диаспора: проблемы и приоритеты

  • Афранд ДАШДАМИРОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Московским школьникам азербайджанской, грузинской, армянской национальностей был задан вопрос – «Что больше всего роднит, объединяет людей одной национальности?»
В течение нескольких недель на страницах «АК» (№ 2, 3, 5, 6, 7, 9 за 2008 год) обсуждаются актуальные вопросы жизни нашей диаспоры, ее необходимости, востребованности. Радует активность читателей, принявших участие в дискуссии, их позитивное отношение к существующим диаспорным организациям. Пользуясь случаем, хочу выразить признательность всем авторам публикаций за проявленный интерес к теме, за добрые слова о деятельности ВАК и о нашей газете. Но думается, что завершать дискуссию еще рановато. Нам нужно накопить банк новаторских идей, конкретных рекомендаций, предложений по совершенствованию работы организаций ВАК, конкретизирующих общие и региональные задачи, направленные на удовлетворение культурных и правовых потребностей соотечественников.

Круг наболевших вопросов достаточно велик. Было бы целесообразно их как-то сгруппировать по направлениям деятельности нашей организации. В их числе – развитие многообразных культурных связей нашей диаспоры с исторической родиной; содействие процессам интеграции азербайджанской диаспоры в социокультурное, общественно-политическое пространство России как на федеральном, так и региональном уровнях; наконец, более активное, деятельное участие в укреплении общественно-политических, гуманитарных, научных и других связей между РФ и АР. Есть и другие неотложные вопросы, требующие своего осмысления и обсуждения: этнокультурное воспитание подрастающего поколения, их приобщение к национальной культуре, языку, истории, традициям. Именно об этом я бы хотел поговорить сегодня, как о проблеме, которая самой жизнью внесена в число.
Поводом для обсуждения этой темы послужила публикация в авторитетном журнале «Диаспора» (№ 3,2007) материалов этносоциологического исследования под заголовком «Азербайджанские, армянские, грузинские подростки в Москве». Исследование выполнено коллективом научных работников ИСИ РАН под руководством доктора социологических наук В.Шапиро при поддержке Всероссийского Азербайджанского Конгресса (см. «АК» № 3, 2007). Речь идет о том, как подростки определяют свою национальность (этничность); что именно является для них значимым, базовым среди этнокультурных особенностей соответствующей национальности.
 
1. Приобщение к истории
 
Московским школьникам азербайджанской, грузинской, армянской национальностей задан вопрос – «Что больше всего роднит, объединяет людей одной национальности?». Для азербайджанцев тремя критериями, определяющими принадлежность к родному народу, явились: религия, традиции, язык (перечислены в порядке убывания частоты упоминаний). Для армян это – язык, традиции, история. Для грузин – религия, традиции, язык. У представителей всех трех этносов такие критерии, как общие трудности, территория, черты характера, общие предки и враги, не вошли в число главных. Отсюда социологи делают вывод: критерии этничности у молодых азербайджанцев, армян и грузин – в целом изоморфны, то есть взаимозаменяемы, но это меня слабо утешает: религия при всей ее важности не заменяет историческую память. Поэтому я бы предпочел, чтобы для молодых азербайджанцев большую значимость имела общая для нашего народа историческая память. Это – один из важнейших источников сознания и чувства национальной принадлежности и гордости. Не в этом ли состоит одна из важнейших функций каждой азербайджанской общины – приобщать наших детей к прогрессивным, гуманистическим, героическим традициям истории Азербайджана? И не только детей, но и взрослых. За последние 20–25 лет открылись многие важные страницы истории Азербайджана в средние века. По-иному прочитываются многие страницы истории девятнадцатого и двадцатого веков. И эта история должна быть доступна нашим соотечественникам за рубежами Азербайджана, и в первую очередь в России. Кроме того, есть одно чрезвычайное обстоятельство, связанное с целенаправленным искажением, фальсификацией истории Азербайджана.
Длящийся более 20 лет карабахский конфликт – это не только политический и вооруженный вызов нашему народу. Это еще и агрессивная антиазербайджанская историко-идеологическая пропаганда, суть которой в том, чтобы перетолковать, «арменизировать» историю Азербайджана, «приватизировать» значительную часть исторического пространства азербайджанского народа. «Конечной целью» этих провокаций является не только обоснование аннексий Нагорного Карабаха и прилегающих территорий Азербайджана, но и отрицание национальной идентичности азербайджанского народа как субъекта собственной исторической судьбы, своего прошлого, настоящего и будущего. Вот почему так важно, чтобы наша диаспора, ее подрастающее поколение знало и гордилось своей подлинной историей! Стало быть, необходимо основательно продумать и поработать над тем, чтобы наши юные соотечественники получили широкий доступ к историческим знаниям и ценностям Азербайджана, чтобы в этих целях готовились специальные учебные пособия, увлекательные книги для чтения и тому подобное.
 
2. Этническая самоидентификация
 
Согласно упомянутому исследованию, примерно две трети опрошенных армянских и грузинских подростков указывают, что собственная национальность для них «имеет большое значение». У азербайджанских же подростков этот показатель почти в два раза ниже, а около половины заявили, что национальность для них «имеет лишь некоторое значение» или даже «не имеет никакого значения». Эти данные лично меня беспокоят, так как они указывают на явную недооценку, а то и нигилизм к собственной этнической принадлежности. Является ли этот показатель проявлением ассимиляционной тенденции или проявлением своеобразной этнической мимикрии, результатом своеобразной двойной «бухгалтерии» родителей подростков, которые учат детей равнодушному отношению к своей этнической принадлежности? Или это результат давления окружающей среды? Но судя по всему, это давление не настолько велико, чтобы люди отказывались от своей национальности. Так в чем же дело?
Судя по ответам на вопрос: «Сколько примерно лет тебе было, когда ты впервые начал (начала) ощущать свою национальную принадлежность?», различия между тремя группами подростков практически отсутствуют. К девяти годам включительно, то есть еще в детстве, примерно две трети азербайджанцев, армян, грузин проходят стартовый этап этнической социализации.
Обстоятельства, при которых подростки начинают осознавать свою этничность, разнообразны. С учетом этого этносоциологи сделали некоторые обобщения. Так, во всех трех этнических группах отношение подростков к собственной национальности – это подчас результат бесед с родителями, приобщения к национальным традициям в семейном кругу. Напрашивается вывод… Но не будем спешить, может быть, сначала обсудим?
 
3. Языковая принадлежность
 
Общий язык отнесен опрошенными школьниками-подростками к числу главных критериев этничности. У армян родной язык занимает первое место в распределении девяти различных факторов, объединяющих людей в определенный народ; у азербайджанцев – второе место; у грузин – третье.
Но язык своего этноса считают для себя родным лишь 62,4% азербайджанских подростков, 76,3% – армянских, 71,3% – грузинских. Стало быть, в языковом вопросе наши дети «уступают» своим сверстникам. Во всех трех этнических группах в разы меньше тех, для кого родным языком является русский. Но среди азербайджанцев такие респонденты составляют 10,8%, а среди армян и грузин – заметно меньше: 6,8% и 1,8%. Это немаловажное преимущество наших. Кроме того, примерно для каждого десятого подростка родными являются два языка: своего этноса и русский – оптимальный вариант сочетания языковой коммуникации. Во всех трех этнических группах уровень владения русским языком высок. От половины до трех пятых подростков полагают, что «знают русский довольно хорошо», а еще от четверти до трети – что «знают его в совершенстве». И в этом вопросе есть над чем подумать. С одной стороны, родной язык для подрастающего поколения азербайджанцев менее значим, чем для детей наших соседей по Закавказью. Это такая же острая проблема, как и вопрос о сравнительно низком уровне значимости этнической принадлежности для подрастающего поколения. Родной язык – незаменимый канал связи с исторической родиной, ее прошлым, настоящим и обозримым будущим. Здесь нет и не должно быть дилеммы: или родной, или русский язык. Оптимальная модель языкового поведения – билингвизм, азербайджано-русское, русско-азербайджанское двуязычие. В конечном счете и это вопрос воспитания и образования, формирования уважительного отношения к собственному национальному достоинству.
 
4. О гражданской идентичности
 
Подросткам был предложен вопрос: «Для тебя важнее то, что ты – человек этой национальности, или то, что ты – гражданин России, россиянин?». Этническая идентичность оказалась приоритетной для трех пятых грузин, более половины армян и двух пятых азербайджанцев. Как свидетельствуют этносоциологи, это соответственно в 33, 10 и 4 раза выше удельного веса тех, для кого важнее их гражданская идентичность. Каждый четвертый армянин, каждый пятый азербайджанец и каждый шестой грузин занимают сбалансированную позицию: обе идентичности одинаково важны для него. «Каждый пятый азербайджанец» – оптимальная модель гражданской социализации подросткового поколения. Из опыта старших поколений мы хорошо знаем, что гражданская и этнические принадлежности не исключают друг друга, но прекрасно сочетаются. Но над оптимальным сочетанием российской и азербайджанской идентичности также необходимо трудиться, ибо все мы кровно заинтересованы в том, чтобы живущие в России азербайджанцы были ее достойными и уважаемыми гражданами.