Март 31st, 2008 | 12:00 дп

Незыблемые границы

  • «АК»
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Вадим Густов: «Прецедент признания самопровозглашения независимости Косово может оказать негативное влияние на отношения России с рядом дружественных нам государств»
Председатель Комитета Совета Федерации по делам Содружества Независимых Государств Вадим Густов высказал свою позицию в связи с обращениями к Российской Федерации о признании независимости Республики Абхазия, Республики Южная Осетия, Приднестровской Молдавской Республики.

– Вадим Анатольевич, чем, с вашей точки зрения, руководствуются сегодня сторонники признания независимости Абхазии, Южной Осетии и Приднестровской Молдавской Республики?
– Ситуацию с непризнанными республиками коренным образом изменил прецедент признания самопровозглашения независимости Косово от Сербии. И тот факт, что правительства ряда государств поспешили признать это самопровозглашение. В результате появились обращения к России непризнанных Абхазии, Южной Осетии и Приднестровской Молдавской Республики.
Я бы обратил внимание на то, кто конкретно признал самопровозглашение Косово. США, Австралия, Турция, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Норвегия, Австрия, Дания, Эстония, Латвия – всего более 20 стран. То есть отделение Косово от Сербии поспешили закрепить как раз те государства, которые за небольшим исключением (Турция с ее курдской проблемой да Великобритания с Ирландией и Уэльсом) меньше всего смогут ощутить на собственном опыте негативные последствия такого шага.
У нас ситуация совершенно иная. Во-первых, наше признание независимости Абхазии, Южной Осетии и Приднестровской Молдавской Республики противоречит Хельсинкским договоренностям 1975 года о незыблемости границ европейских государств. Россия, как правопреемник СССР, их признала.
Во-вторых, могут быть самые серьезные последствия в случае признания Россией статуса независимых государств Абхазии, Южной Осетии и Приднестровской Молдавской Республики.
– Под большим вопросом оказываются и перспективы сохранения добрососедских отношений с Грузией, не так ли?
– Безусловно. А для России они очень важны. И я имею в виду не президента Саакашвили, а Грузию как давнего и надежного партнера России. И многолетнюю дружбу между россиянами и грузинами.
Сегодня у России с Грузией есть межправительственное соглашение о приграничном сотрудничестве с регионами Южной Осетии. Из всех постсоветских государств России удалось заключить подобные соглашения, очень важные и необходимые приграничным регионам, только с двумя странами. Если Россия выступит за независимость Абхазии и Южной Осетии, об этом соглашении, как и о многих других межгосударственных договоренностях России и Грузии, можно будет забыть.
Проблема, которая подтолкнула Абхазию, Южную Осетию и Приднестровскую Молдавскую Республику обратиться к России, безусловно, есть. Однако, решая ее, следует иметь в виду, что Грузия никогда не согласится с независимостью Абхазии и Южной Осетии. Также поступит и Молдова в отношении Приднестровья. Также поступят Армения с Азербайджаном после обращения Карабаха к России – а оно обязательно последует в случае признания нами Абхазии, Северной Осетии и Приднестровской Молдавской Республики. Если идти по пути признания всех их, России придется готовиться к обострению отношений с рядом дружественных нам государств.
– Какой вариант развития событий предпочтительнее для России и конструктивнее с точки зрения наших внешнеполитических интересов?
– И для нас, и для жителей непризнанных республик предпочтительнее продолжить поиск взаимоприемлемых решений в рамках международного права, продолжить совместно с конфликтующими сторонами и международными организациями. Хорошую основу для этого содержат последние решения Совета Безопасности ООН, к примеру, по Абхазии.
Заслуживает внимания предложение принятия более спокойных мер обеспечения приоритетной роли России в решении этих конфликтов. В мировой практике широко известны случаи, когда решение вопроса откладывается. Нам необходимо пойти по такому же пути – всемерно поддерживая непризнанные республики в рамках действующего международного права, проработать вопрос о предоставлении им «отложенного статуса».