Апрель 14th, 2008 | 12:00 дп

Альтаир

  • Гюльнара АЛАИ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Таир блаженствовал. Лежа навзничь на пляже, лениво щурил глаза. Солнце оправдало все ожидания, которые он на него возлагал. Долгими северными ночами, вертясь от бессонницы, Таир мечтал. О главном.

После долгих лет под разными неласковыми небесами, куда его забрасывала жизнь нефтяника, он понял – главным в этой жизни было солнце. То самое, от которого он беспечно отмахивался, живя в Баку. Он был почти согласен с римлянами, назвавшими лето – «собачьей порой», каникулами от слова «канис» – собака. Жарко, мозги плавятся, мухи надоели, а ночью еще и комары.
Попав на север, он понял, что комаров и там не меньше, но при этом нет главного – солнца. От которого на душе становится тепло и весело. А когда весело – много чего хочется. На пляж съездить, с друзьями в волейбол поиграть, красивыми девушками любоваться. Мороженое съесть. Да мало ли чего хочется, когда солнце светит!
Вся суета по добыванию средств к существованию здесь, на пляже, виделась ему пустой и бессмысленной. Прожорливые чайки, дравшиеся за маленькую рыбешку, выхваченную из синего моря, казались так похожими на него. Не «Чайкой» же его прозвали родители, в конце-то концов. А именем гордой птицы, которая, чтобы не суетиться, даже крылом лишний раз не взмахнет. Как ему нравилось, когда мама в детстве читала, как описывал орла изумленный древний путешественник Челеби, увидевший его впервые в Азербайджане:
«В числе хищных птиц имеется большая птица, называемая орел. Из-за того, что Шайбани-хан любил ловить хищных птиц, в августейшее собрание доставили очень крупного орла, так что разум от вида его пришел в изумление, а мысль от необычайности его стала летать в долине удивления и недоумения. Его когти, словно стенания смерти. Клюв его напоминает острие копья. Силой воображения размер его тела рисуется сказочным. Цвет его крыльев – цветник узоров Мани, следы пера своего он вписывал на скрижали сердца. Его полет над головой морских и земных птиц подобен быстроте назначенного смертного часа ради похищения душ животных. Его крик, ты сказал бы, есть голос смерти, отнимающий души у живых призраков небесного пространства.
Когда он опускается на голову лани, ты счел бы, что это витающая смерть, которая опускается с неба на голову немощных, и тихий напев его во время охоты охотника, ты бы сказал, сливается с приятной мелодией чанга (арфа) и уда (лютня)». Вспомнив маму, Таир совсем загрустил.
– Дорогой, мы поедем куда-нибудь сегодня или так и будем торчать на пляже?! – При всем желании, голос Шахлы нельзя было назвать мелодичным.
– Конечно, обязательно, – привычно забормотал Таир, ненавидевший тусовки. – Дети, собирайтесь. – Простите, ради Бога, – Таир оттащил маленького Ганимеда, пытавшегося закопать живьем огромного, похожего на тюленя, мужчину. Из-под горы песка, наваленной трудолюбивым Ганимедом, виднелась уже одна голова.
– Ничего, он мне не мешает, – разомлевший на солнце гигант был великодушен.
– Пойдем, пойдем, гызым, – сжимая руку Гюнель, Таир уже еле сдерживал смех. Гигантские уши, нарисованные дочкой вокруг маленькой головы толстяка, торчавшей из песка, превращали того в перекормленного Чебурашку.
– Ну, что будем заказывать, – в ресторане Таир уже был в прекрасном расположении духа. В конце-то концов, у него всегда есть это солнце и море, к которым можно вернуться. Когда подали десерт, он блаженно откинулся на спинку кресла и начал мечтать. Он снова был Орлом. Как в греческих мифах – птицей Зевса. Сидел рядом с его троном на горе Олимп, держа в клюве молнии. Периодически летал по приказу Зевса на Кавказ терзать печень непокорного титана – Прометея. Орел, кстати, у Зевса не только печень ел. Он еще сына троянского царя Троса – Ганимеда (не знаю, кто археологу Шлиману сказал, что он Трою в Турции нашел, чуть дальше, около нашего города Гянджи искать надо было, там до сих пор детям любят давать имя Ганимед), который восхитил Зевса своей красотой, украл. Созвездие Орла так и изображают в виде птицы с мальчиком в клюве. Мальчик в дальнейшем отцу богов виночерпием служил, да не простым. Он напиток забвения разливал! От которого зависело, станет человек бессмертным или нет. «Созвездие Орла кульминирует в полночь в середине августа, а его ярчайшая звезда носит название Альтаир, что на арабском языке означает «летящий орел», – вспомнил Таир строчки из астрономического атласа Гевелия.
«Альтаир» – красиво звучит, – решил Таир, заказывая безалкогольное вино. Он и без алкоголя – орел!