Апрель 14th, 2008 | 12:00 дп

След на земле

  • Галина МИКЕЛАДЗЕ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Азербайджанский писатель Джалил Мамедкулизаде может по праву считаться человеком, который силой своего таланта и подвижнического труда на заре ХХ века позволил многим соотечественникам осознать необходимость борьбы за свободу личности, против невежества и примитивизма. Который вошел в историю национальной культуры как общественный деятель и писатель, чье творчество не теряет своей актуальности и по сей день. Джалил Мамедкулизаде родился 10 (22) февраля 1866 года в городке Нахичевань.

Первоначальное образование он получил в духовных школах, в тринадцать лет поступил в Нахичеванское городское училище, по окончании которого в 1882 году был зачислен в Горийскую учительскую семинарию. Это учебное заведение дало пытливому, жадному до знаний подростку великолепное знание русского языка и основательные познания в области гуманитарных и естественных наук, ввело в новый мир просвещения и культуры, приучило к реалистическому мышлению.
Окончив через пять лет семинарию, Джалил Мамедкулизаде получил назначение на работу и на протяжении десяти лет учительствовал в различных сельских школах Ираванской (бывший Ереван) губернии, а в свободное время увлеченно занимался литературным творчеством.
Именно в те годы он написал небольшие драматические произведения – аллегорическую пьесу в стихах «Чаепитие» и одноактную комедию «Игра в изюм», впоследствии переделанную в рассказ под тем же названием, а также первое крупное произведение – цикл повестей под общим названием «События в селении Данабаш».
Джалил Мамедкулизаде был одним из главных участников всех культурно-просветительских начинаний передовой нахичеванской молодежи, уже предъявившим соотечественникам вызвавшую горячее их одобрение рукопись его повестей о селе Данабаш.
Будущему писателю было тридцать пять лет, когда он занялся подготовкой к новой сфере деятельности – адвокатской. Дж.Мамедкулизаде принялся изучать юридические науки для сдачи экзаменов на звание частного поверенного. Оно давало право выступать в судах, сулило интересную работу, тесную связь с населением, возможность оказывать своему народу посильную помощь, а будущему писателю – нескончаемый поток необыкновенно ценных материалов для раздумий и обобщений.
В последующие годы он попадает в Тифлис, город, с которым надолго связал свою жизнь. В те годы в Тифлисе издавалась единственная в России газета на азербайджанском языке – «Шарги рус», куда на постоянную работу и получил приглашение Джалил Мамедкулизаде. Он был хорошо знаком с издателем газеты, земляком Мамедагой Шахтахтинским, видным журналистом, активно выступавшим на страницах закавказской русской прессы.
Всего год с небольшим проработал Дж.Мамедкулизаде в редакции этой умеренно демократической по духу газеты, которая, по признанию самого писателя, предоставив свои страницы для его произведений, приобщив его к миру печати, дав определенные навыки в издательском деле, помогла ему развить литературный вкус, вселила уверенность в своем призвании и веру в свои литературные способности.
Позже Джалил Мамедкулизаде основал школу, где готовил подростков к поступлению в тифлисские средние учебные заведения. Одновременно он заведовал в прогрессивной газете «Возрождение» специальным отделом «Среди мусульман», принимал участие в работе политических и общественных организаций, стараясь, по возможности, влиять на ход происходивших событий, в частности на отношение к преступной армяно-мусульманской резне и ее оценку.
Писал Мамедкулизаде в то время много и большей частью печатался в русских газетах – его выступления были проникнуты горячим желанием помочь своим соотечественникам разобраться в происходящих событиях и одновременно познакомить русских читателей с нуждами и чаяниями азербайджанского народа.
Однако такая деятельность не могла быть основной в жизни писателя, уже вступившего на большую арену общественной и литературной жизни. Подлинное свое назначение он нашел лишь в сатирическом журнале, который стал издавать с апреля 1906 года и который назвал именем полулегендарного, широко известного своими анекдотами восточного мудреца, веселого шутника и острослова, лукавого насмешника и балагура Моллы Насреддина. Того самого, который зло смеялся над пороками, подтрунивал над сильными, поддерживал бедных и сирых, высмеивал нечистых на руку судей, святош, ханжество, алчность и чванство богатеев.
* * *
Журнал «Молла Насреддин» стал совершенно новым явлением в истории печати не только Азербайджана, но и всего Ближнего и Среднего Востока. Подобного по своеобразию формы, остроте и злободневности содержания не было ни в одной стране, куда стал проникать «Молла Насреддин» и где завоевывал сторонников, друзей, а заодно и… наживал врагов.
Он выходил на восьми больших страницах. Четыре из них занимали красочные сатирические иллюстрации и карикатуры, которые выполнялись замечательными художниками Шмерлингом и Роттером, а на четырех других помещались самые различные литературные тексты – от рассказов и стихотворений до кратких изречений сатирического характера в одну-две строки.
Тексты эти принадлежали перу многочисленных корреспондентов, присылавших материалы со всех уголков страны или из-за рубежа, где журнал находил себе читателей. Темы для иллюстраций и карикатур художникам, как правило, подсказывали сам редактор или его сподвижник Омар Фаик Неманзаде.
«Молла Насреддин» стал не только трибуной, но и творческой школой для многих поэтов и прозаиков – Мирзы Алекпера Сабира, Абдурагима Ахвердова, Али Назми, Салмана Мумтаза, Али-Аббаса Музниба и многих других, скрывавших свои фамилии под неразгаданными по сей день псевдонимами.
Передовой читатель не только принял и полюбил журнал, с живым интересом встречая сверкающие искрометным юмором и жалящие острием сатиры фельетоны, стихи, рассказы, остроумные и меткие карикатуры, но и встал на его защиту, поддерживая морально и материально.
Как ни много было друзей и единомышленников у «Моллы Насреддина», но не меньше было и врагов из среды официальных властей, духовенства и господствовавших сословий. Не гнушаясь никакими средствами, они всячески преследовали журнал, его редактора, авторов, сторонников и даже рядовых читателей.
Издателям приходилось находить особую форму для пропаганды передовых идей, широко используя иносказания, намеки, иронию , чтобы не подвести себя под удар цензуры. Так появился в азербайджанской литературе и журналистике специфически «молланасреддиновский» стиль, непревзойденными мастерами которого стали сам Джалил Мамедкулизаде (Молла Насреддин) и его ученик Мирза Алекпер Сабир, чье поэтическое творчество, связанное с журналом «Молла Насреддин», составило целую эпоху в истории азербайджанской поэзии.
Джалил Мамедкулизаде был на вершине своей литературной славы.
Весной 1916 года он поехал в Баку в связи с предстоящей постановкой его пьесы «Мертвецы», к которой были привлечены лучшие силы тогдашнего азербайджанского театра. Руководил постановкой выдающийся азербайджанский актер Гусейн Араблинский при непосредственной помощи автора. В главных ролях выступили поэт А.Наджафов, оказавшийся прекрасным исполнителем роли Шейха Насруллы, и выдающийся артист Мирзаага Алиев (Искендер).
Постановка пьесы в Баку имела небывалый успех и вызвала восторженные отклики прогрессивной печати. Ее ставили на одну ступень с такими произведениями мировой драматургии, как «Тартюф» и «Ревизор». Спектакль был повторен, что было редчайшим событием в истории азербайджанского театра, и вновь прошел с триумфом.
В трагические дни обострения политической обстановки и межнациональных отношений Джалил Мамедкулизаде остановил выпуск «Моллы Насреддина». Но, отойдя от дел журнала, он активно занимался литературным творчеством, создав замечательную по силе гуманизма драму «Кеманча», сложную по содержанию пьесу «Книга моей матери», отражавшие состояние общества, в котором многие мыслящие люди мучительно искали выход из создавшегося тупика.
Именно в те годы Джалила Мамедкулизаде, за которым прочно закрепилось имя-псевдоним Молла Насреддин, все чаще стали называть и Мирза Джалил, прибавив к его имени слово «Мирза», каким у нас называли самых уважаемых образованных людей – учителей, просветителей, литераторов.
Осенью 1922 года Мирзе Джалилу было выдано разрешение на издание «Моллы Насреддина» – журнал получил материальные средства и необходимую полиграфическую базу. Он выходил вплоть до января 1931 года, когда журналу исполнилось 25 лет.
В тот период наряду с изданием журнала писатель активно занимался литературным творчеством. Он стоял в центре культурной и литературной жизни Азербайджана, принимал активное участие в работе писательской организации республики и создал ряд выдающихся художественных произведений.
Все они были опубликованы в различных журналах и газетах, а также печатались отдельными изданиями. Неоднократно активно ставились его произведения на сцене, причем особым успехом пользовалась бессмертная комедия «Мертвецы».
В последние годы жизни он писал воспоминания, которые, к великому сожалению, остались незаконченными.
Четвертого января 1932 года Джалил Мамедкулизаде скончался от кровоизлияния в мозг. Ему шел 63-й год.
Со дня кончины Джалила Мамедкулизаде прошло75 лет, но и по сей день светлое имя этой уникальной талантливой личности свято для его соотечественников, знающих огромную, неизмеримую цену его наследия, значимость для человечества следа, который он оставил на земле.
Произведения Джалила Мамедкулизаде неоднократно переиздавались, включались в учебники и хрестоматии. Они переведены на европейские и восточные языки, читаются и изучаются, становятся темами монографий, статей, диссертаций.
Его имя увековечено в названиях площадей, школ, библиотек.
Есть село его имени, а в городе Нахчыван возвышается памятник великому сыну азербайджанского народа. Драматические произведения Дж.Мамедкулизаде не сходят со сцен театров республики.
Сравнительно недавно осуществлено роскошное факсимильное издание всех сохранившихся номеров журнала, и это одно из весомых доказательств ценности его наследия, его уникального журнала «Молла Насреддин».