Май 11th, 2008 | 12:00 дп

Станет ли «Сары гелин» гимном Армении?

  • Вадим СВИРИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В Российском университете дружбы народов ежегодно 1 мая проходит фестиваль «Планета Юго-Запад», где молодые люди из десятков стран мира одаряют зрителей произведениями своего национального искусства. Хорошая традиция, ибо, как утверждал русский классик, искусство – это самый краткий путь от сердца к сердцу, от народа к народу. Плохо другое: уже второй год подряд красивый праздник омрачается драками между армянскими и азербайджанскими студентами.

 

В прошлом году серьезное пулевое ранение получил азербайджанец Агали Алышев – «Обручевский» ОВД Москвы возбудил тогда уголовное дело, личность стрелявшего была установлена, но затем неподкупные законники почему-то все спустили на тормозах. В этом году, слава ОМОНу, обошлось без тяжелых ран и увечий, но, расспрашивая постфактум стражей порядка о случившемся, я понимал, что, усмирив потасовку, они так до конца и не поняли, из-за чего весь сыр-бор разгорелся. Обобщенная реакция: «карабахские свои дела к нам перетаскивают».
В самом деле, откуда бы знать российскому милиционеру, какому народу принадлежат песни «Сары гелин» или «Сене де галмаз», танцы «Яллы» или «Узун-дере», оперетта «Аршин мал алан» или опера «Кероглу»? Азербайджанского и армянского языков российский милиционер не знает. Зато представители названных этносов прекрасно знают, где что родилось и как взято. Впрочем, студенты РУДН азербайджанского происхождения, говоря о случившемся, используют другой глагол – «уворовано».
Дело в том, что фестиваль дружбы народов превратился в «горячую точку», когда армянский ансамбль стал выдавать чужое за свое. Азербайджанской молодежи сильно не понравилось, когда до боли родные «Яллы» и «Ойна гюлюм…» публике стали преподносить как танец и песню народные армянские. А прошлогодний инцидент спровоцировало то, что в армянском фестивальном павильоне, разбитом (случайно?) прямо напротив азербайджанского, был водружен флаг никем не признанной «НКР» и демонстрировались предметы из разграбленных музеев на оккупированных армянскими войсками азербайджанских территориях. Это зафиксировано во всех официальных документах.
Так что резюме омоновцев насчет Карабаха, «перетащенного» в Москву, не лишено основания. Другое дело, кому именно и для чего надо «перетаскивать»?!
Вернемся вновь к неосведомленности москвичей, и не только в милицейской форме, относительно принадлежности экзотических для славянского уха и глаза песен и танцев. И вот русский человек видит, как на сцене поют и пляшут одни молодые люди, армяне, а другие, азербайджанцы, вдруг, как бы беспричинно, начинают размахивать государственным флагом своей исторической родины, после чего между сторонами начинается яростная словесная дуэль, переходящая в метание пластиковых бутылок. То есть, получается, одни создавали красоту, а другие, ни с того, ни с сего, стали ее разрушать. И что подумают об этих «других»? Правильно: варвары. Не это ли есть истинная цель подобных провокаций – создать именно такой образ своим, скажем прямо, неприятелям в глазах российской и мировой общественности? Надо ли долго говорить о том, как распределяются вследствие подобных акций симпатии этой самой общественности? Я, во всяком случае, другого объяснения не нахожу.
Но тут нужна оговорка.
Я заинтересовался историей взаимоотношений двух «веками соседствовавших народов» и с изумлением обнаружил многочисленные факты «заимствований» азербайджанской музыки армянами. Умыкали песни, романсы, танцевальные мелодии, оперетты и оперы. Началось это еще в начале прошлого века. Особенно «везло» в этом смысле классику азербайджанской музыки композитору Узеиру Гаджибекову. У него «заимствовали» и выдавали за армянские популярнейшие музыкальные комедии «Аршин мал алан», «Асли и Керем», «Мешади Ибад», «Муж и жена»…
Показательна история с «Аршин мал аланом», которую У.Гаджибеков написал еще в 1913 году, а первая киноэкранизация либретто была осуществлена Бакинским акционерным обществом «Фильма» в 1917 году. Тифлисский армянин – режиссер Рубен Мамулян, прекрасно обо всем этом осведомленный, ставит в самом конце 30-х годов прошлого века в Голливуде «классическую армянскую музыкальную комедию «Аршин мал алан». Узнав об этом, Узеир Гаджибеков пожаловался первому секретарю Компартии Азербайджана Мир Джафару Багирову, тот сообщил Иосифу Сталину, от которого и поступил приказ в кратчайший срок создать «высококачественное музыкальное кинопроизведение «Аршин мал алан», что и было выполнено в 1945 году на бакинской студии режиссерами Рза Тахмасибом и Николаем Лещенко. Арию Аскера в исполнении Рашида Бейбутова потом пел весь многонациональный советский народ.
Примеров подобных «заимствований» – десятки.
А в прошлом сентябре разразился новый скандал. Как писал «Московский комсомолец», поводом стала «мелодия азербайджанского композитора Тофика Кулиева «Сене де галмаз», использованная дуэтом фигуристов в показательном выступлении под названием… «Армянский танец».
Есть, к сожалению, и еще примеры подобного рода. Понятно, что спокойствию в отношениях соседних народов они не способствуют. Что же касается конкретно фестивалей в РУДН, то, думается, организаторам следует более внимательно относиться к программам выступающих на них ансамблей. Чтобы не продолжилось «перетаскивание Карабаха» на московскую почву.
 
 
От редакции
Мы разделяем озабоченность нашего читателя В.Свирина по поводу случившегося в РУДН. А с учетом прошлогоднего инцидента приходится констатировать, что подобные спровоцированные армянскими студентами стычки становятся уже недоброй традицией. Понятно, что так дальше продолжаться не может. Вопрос в том, каким образом поставить заслон такого рода провокациям. В.Свирин предлагает организаторам фестиваля более взыскательно подходить к программам выступающих. Но, во-первых, это предполагает наличие, назовем так, эксперта, отличающего азербайджанскую музыку от армянской. И где РУДН взять такого эксперта? И потом, что мешает удумавшим злую кознь объявить сперва одну программу, а выступить с совершенно другой? Думается, нужны более действенные меры – вплоть до отчисления из университета за разжигание межэтнической розни.