Май 25th, 2008 | 12:00 дп

Как принимался акт о независимости стран Южного Кавказа

  • Ирада БАГИРОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В традиционной историографии сложилось мнение, что причинами распада первой Закавказской Федерации явились сложная внутри- и внешнеполитическая обстановка того времени и различная внешнеполитическая ориентация трех южнокавказских республик. Не отрицая сказанное, хотелось бы осветить неоднозначную ситуацию, сложившуюся в Заксейме накануне принятия актов о независимости трех республик, и позицию закавказских политиков.

Закавказский Сейм сформировался из числа депутатов (всего 133 депутата), избранных в ноябре 1917 года во Всероссийское Учредительное собрание, которое планировало приступить к работе в начале 1918 года. Но, как известно, оно было разогнано большевиками. Сейм сформировал правительство, которое находилось под сильным влиянием ведущих геополитических игроков того времени – стран Антанты и России, с одной стороны, и Турции с Германией – с другой. Захват турецкой армией в январе 1918 года Карса, Ардагана и Батума заставил Закавказское правительство пойти на переговоры с Турцией, выдвинув ряд своих условий, в том числе и освобождение занятых земель. Однако к тому времени (3 марта) Брестский мир между Советской Россией и Германией был уже подписан и вышеперечисленные области вошли в состав Османской империи. В таких условиях 14 марта 1918 года начались Трабзонские переговоры между Турцией и Заксеймом. Главным требованием Турции на переговорах было объявление Закавказья независимым от большевистской России государством. Мнения депутатов Сейма разделились. Единодушия не было даже в азербайджанской фракции Сейма, считавшейся союзницей Турции. Например, депутаты Х.Хасмамедов и Ш.Рустамбеков считали, что Батум должен остаться в составе Закавказья, поскольку является конечной точкой Баку-Батумского нефтепровода, жизненно важного для экономической жизни всего края. Но позиция азербайджанских делегатов резко изменилась после кровавых мартовских событий 1918 года, когда большевистско-дашнакскими войсками было уничтожено более 10 тыс. жителей Баку и Бакинской губернии, а правительство Заксейма не оказало их соотечественникам никакой помощи. Мусульманская (азербайджанская) фракция сейма потребовала принять турецкий ультиматум, и 22 апреля 1918 года Заксейм принял резолюцию о провозглашении независимой Закавказской Демократической Федеративной Республики.

Однако грузинские национал-демократы требовали немедленного объявления полной независимости своей страны. Внешнеполитическим приоритетом Грузии объявлялось сотрудничество с Западом. По мнению грузинских политиков, наиболее сильные позиции в регионе занимала Германия, а главными союзниками Грузии на Кавказе должны стать Азербайджан, Дагестан и Чечня. Что касается Армении, то союз с ней привел бы к обострению отношений с мусульманскими странами. Находящийся в это время в Грузии немецкий генерал О. фон Лоссов предложил грузинскому Национальному совету военную помощь, которую последний с воодушевлением принял как альтернативу турецкому вторжению.

25 мая на заседание азербайджанской фракции Заксейма явились грузинские делегаты с объявлением о выходе из состава Закфедерации и объявлением государственной независимости Грузии. 26 мая на заседании грузинского Национального совета был принят Акт о независимости Грузии. Немецкие войска вошли на территорию Грузии, но в территориальном вопросе Германия не смогла ей помочь, так как по условиям Брест-Литовского договора Батуми, Карская область, Ахалкалаки, Ахалцыхская область и Сурмалинский уезд бывшей Эриванской губернии перешли во владения Турции. Такое положение продолжалось вплоть до поражения Турции в Первой мировой войне.

Что касается армянской делегации, то надо отметить, что это была единственная делегация, которая в полном составе не поддерживала идею независимости Армении, поскольку в этом случае стремление армян создать на территории Турции армянские области терпело фиаско. А традиционные союзники армян – Россия и другие страны Антанты – не могли оказать им в создавшейся ситуации реальную помощь. 26 мая на армянском Национальном совете был поставлен на голосование вопрос о независимости, но все члены Совета проголосовали против. Они все еще продолжали считать себя частью России.

27 мая распространилась сенсационная новость о том, что турецкие командующие армией Халил бей и Вахиб паша на переговорах с главой армянской делегации К.Хатисовым и лидером «Дашнакцутюн» О.Качазнуни объявили о том, что они готовы признать независимое армянское государство на Кавказе. Часть армянской делегации восторженно приветствовала эту новость, но дашнаки опять выступили против, считая, что в этом случае турецкие вилайеты будут навсегда потеряны для армян. Лидер Народной партии М.Пападжанов призвал армян согласиться с ультиматумом Турции, а вопрос о ее турецких провинциях оставить до решения общеевропейского Конгресса. Таким образом, 28 мая армянский Национальный совет большинством голосов принял Акт о независимости, не отказавшись при этом от своих территориальных претензий.

Напряженные дебаты о независимости шли и в азербайджанской делегации, здесь также не было единства и также, как и у грузин, мнения разделились. Социалисты выступали за кавказское единство, которое позволило бы покончить с анархией в Баку и усилить вес азербайджанского представительства. Часть партии Мусават выступала за полную независимость, а другая – за объединение с Турцией. Однако ее руководство официально высказалось против присоединения Азербайджана к Турции. После многочисленных обсуждений о форме государственного устройства будущей республики азербайджанский Национальный совет в качестве временного органа власти при ведущей роли Мусавата 28 мая 24 голосами «за» и при двух воздержавшихся принял Акт о независимости Азербайджана. Во втором пункте Акта говорилось: «Управление независимого государства Азербайджан определяется в виде народной республики». По воспоминаниям участников, это событие вызвало особое волнение и радость у всех собравшихся как в самом здании, так и на улицах. Все плакали и поздравляли друг друга с криками «Да здравствует независимый Азербайджан!» За короткое время своего существования АДР признали де факто большинство ведущих держав мира, и даже англичане, пришедшие в конце 1918 года в Азербайджан и не желавшие слышать о такой стране, вынуждены были признать ее правительство и вели с ним переговоры как с равным партнером. До вступления XI Красной Армии оставалось менее двух лет.