Май 31st, 2008 | 12:00 дп

Авторы «зажигают»

  • Фуад ГАДЖИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

О пользе чтения и важности человеческого фактора
Книгоиздательство сейчас подчиняется законам рынка, а правила торговли требуют – «Хочешь заинтересовать – удиви!» И авторы удивляют.

Одним из таких удививших стал известный азербайджанский историк Джамиль Гасанлы. Он автор многочисленных исследований событий новейшего времени. При этом в тематике этих исследований тесно переплетены как события азербайджанской истории в мировом контексте, так и события мировой истории, прямо или косвенно затрагивающие судьбы азербайджанского народа. Книга «СССР – Турция: от нейтралитета к холодной войне. 1939–1953», увидевшая свет в московском издательстве «Центр пропаганды», стала последним значительным плодом научных изысканий автора, изданным в Москве.

В книге освещаются малоизвестные российскому читателю события. Люди старшего поколения хорошо помнят образ Турции, культивировавшийся советской пропагандой: страна, поддерживавшая Германию в годы Второй мировой, верный сателлит США, вечный супостат братьев-славян, братских народов Закавказья и т.п.

Дж.Гасанлы, опираясь на архивные документы, включающие решения высших органов КПСС и советского правительства, дипломатическую переписку, отчеты спецслужб, показывает, что называется, «текст и контекст» событий указанного периода.

Ознакомившись с ними, читатель начинает сознавать, что, полученный им прежний объем знаний неполон, необъективен, отягощен стереотипами, разрушаемыми автором. Вначале кажутся странными описанные автором попытки Турции установить перед войной более доверительные отношения с СССР. А как же, недоумевает читатель, отход этой страны от дружбы с СССР после смерти К.Ататюрка? Удивляет, что в США и Великобритании Турцию периода Второй мировой характеризуют как «союзную, но не воевавшую страну». Позвольте, но известно ведь о готовности Турции напасть на СССР в случае отрицательного для него исхода Сталинградской битвы? Только описанные события послевоенного периода проливают свет на действительное положение вещей. Антитурецкая риторика советской пропаганды вкупе с методами дипломатического давления должна была вынудить эту страну к уступке значительной части своих земель …советским Грузии и Армении. При этом только территория последней должна была увеличиться за счет турецких уступок на 80 процентов.

Автор показывает, как советские власти, готовясь к получению новых территорий, репатриировали зарубежных армян и даже подбирали кадры для занятия вакантных руководящих должностей. Он указывает и на то, что невозможность реализации этих планов имела самое непосредственное отношение к внутренней и внешнеполитической конфигурации, сложившейся в СССР, на Южном Кавказе, Ближнем и Среднем Востоке, привела к известным событиям, сказывающимся и на современной истории. Так, Турция стала членом НАТО, что окончательно интегрировало ее в евроатлантическое политическое и оборонное сообщество. В Армении усилилось недовольство властями, канализованное в крепнущую турко- и азербайджанофобию. В очередной раз со всей остротой обозначилась трагедия переселенцев из Армении – десятков тысяч азербайджанцев, в приказном порядке выселенных из своих домов для размещения там армян-репатриантов. Все это создало клубок противоречий в нынешнем четырехугольнике – Россия, Турция, Азербайджан, Армения.

Книга Дж.Гасанлы побуждает задаваться вопросами. Например, такими – «Неужели только Гасанлы имел доступ к архивам ЦК КПСС?»; «Почему к использованным в исследовании документам не обратились раньше, начиная горбачевские реформы?» И еще эта работа наводит на мысль, что СССР был обречен не только потому, что был плох социально-экономически, а еще и потому, что советская власть не справилась с «человеческим фактором», то есть не использовала имевшийся в стране интеллектуальный потенциал.

Говорят, что стереотипы являются одной из защитных реакций человеческой психики на опасные для нее явления. Не думаю, однако, чтобы развенчание стереотипов, проистекающее из книги Дж. Гасанлы «СССР–Турция: от нейтралитета к холодной войне. 1939–1953», будет иметь фатальные последствия для умов российских читателей, как хорошо помнящих советское время, так и более молодых. Ибо все тайное рано или поздно становится явным. Для истории и освобождения сознания от химер времен холодной войны лучше, чтобы это происходило как можно раньше.