Июнь 18th, 2008 | 12:00 дп

Два вопроса Мэттью Брайзе

    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Loading ... Loading ...

    Заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Мэттью Брайза в Москве дал интервью информационному агентству REGNUM, которое не осталось незамеченным аналитиками.

    – Почему Запад уверен, что косовский конфликт можно было решить, только предоставив косоварам независимость, но при этом отвергает такую возможность для решения конфликтов на Южном Кавказе? Каковы основания полагать, что Карабах может вернуться в состав Азербайджана?

    – Удивительно, почему в России иногда говорят, что Косово должно стать универсальным прецедентом, а это будет означать, что независимость должна получить не только Абхазия, но и многие регионы Северного Кавказа. Я не думаю, что в России, говоря об универсальности прецедента, хотят, чтобы все это действительно произошло. Моя страна началась с сепаратизма, и после того, как мы обрели независимость, многие сепаратисты обращались к нам за помощью, иногда мы их поддерживали, иногда – нет. То же самое и в случае с Россией.

    В международном праве существует принцип территориальной целостности, и он развивался в последние годы. Этот принцип мы должны соблюдать, обязаны по закону. Только в исключительных случаях мы можем от него отклоняться. Косово было таким исключением, была серия резолюций Совбеза ООН, прямые действия ООН, в случае с Косово ситуация другая, уникальная с точки зрения международного права, потому что именно ООН и Совбез являются источниками международного права. Поэтому здесь есть принципиальное отличие. Я знаю, что российские власти и власти моей страны точно не хотят, чтобы Косово стало прецедентом для всех сепаратистских движений во всем мире.

    Касаемо Нагорного Карабаха, не важно, верю ли я как отдельный американский дипломат в то, что Карабах вернется в состав Азербайджана, или нет, начнем с того, что с точки зрения права он является частью Азербайджана. Так случилось, что он находится под политическим и военным контролем другой стороны, сепаратистов, являющихся этническими армянами. Важно лишь то, сумеем ли мы достичь успеха в разработке соглашения или формулы, которая позволит двум сторонам – Армении и Азербайджану – договориться о статусе Нагорного Карабаха. Я не знаю, каким будет это соглашение. Все, что я знаю, это то, что нам необходимо постараться убедить две стороны прийти к согласию о статусе и это займет очень долгое время.

    Пока же, поскольку настроения меняются, а люди меняют свои мнения о статусе, есть куда двигаться в вопросе статуса, пока Армения говорит одно, а Азербайджан – другое, мы можем сделать многое, чтобы снизить угрозу войны и улучшить ситуацию для людей на местах. Мы можем добиться, чтобы семь азербайджанских территорий вокруг другой азербайджанской территории – Карабаха были возвращены Азербайджану, и мы смогли бы обеспечить совместное проживание армян и азербайджанцев. Есть надежда, что совместное проживание, совместная работа, совместная торговля сделают вопрос статуса менее острым. Постепенно стороны смогут сами прийти к согласию по статусу Карабаха.

    – Как вы думаете, когда Армения вернет Азербайджану территории вокруг Нагорного Карабаха? Какое влияние это окажет на ситуацию в регионе в целом и на внутриполитическое положение в Армении?

    – Должен сразу заметить, что взгляды, которые я выражаю, как я полагаю, полностью разделяются российским руководством, по меньшей мере, моим коллегой Юрием Николаевичем Мерзляковым, который помог понять глубинную суть этого конфликта, а также нашим французским коллегой (Бернар Фассье). Я надеюсь, что влияние в Армении будет положительным. Я надеюсь, будет более сильное ощущение безопасности у наших друзей в Армении, которые поймут, что опасность войны резко снизится. Опять же, как только территории будут возвращены в состав Азербайджана, они будут демилитаризованы, там будут размещены международные миротворческие силы, вооруженные силы Армении уйдут, они не будут уже в том напряженном положении, в котором находятся сейчас, когда войска Армении и Азербайджана смотрят друг на друга через минные поля в некоторых случаях с расстояния в сотню метров. Это, без сомнения, очень опасная ситуация. Люди каждый месяц погибают от снайперских выстрелов и подрывов снарядов. Так что я надеюсь, что наши друзья в Армении будут чувствовать себя в большей безопасности, как только эти территории отойдут обратно Азербайджану. Надеюсь, что и на политической системе Армении это отразится положительным образом.