Июнь 18th, 2008 | 12:00 дп

Вписаться

  • Фуад ГАДЖИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

в золотую середину
С интересом прочел статью Ф.Агамалиева «Национальный дух» в одном из номеров «АК». Хочется отметить, что вопреки печальной тенденции эта диаспорная газета с течением времени не впадает в застой. Материалы «АК» не становятся менее актуальными, а свежесть идей и нетрадиционность подходов к «препарированию» жизни земляков по-прежнему достойны самой высокой оценки. В статье рассматривается, пожалуй, самая актуальная для всех диаспор проблема – как жить дальше – ассимилироваться или изолироваться? Как человек, живущий в Москве уже четверть века, и невольный свидетель процессов, описанных автором, позволю себе изложить свое видение проблемы.

Думаю, что никого не удивлю, отметив, что жизнь московских азербайджанцев многогранна, противоречива, интересна и неотделима от жизни бурного мегаполиса, в котором они обитают. В этом есть и позитив, и негатив. В советское время азербайджанцы, проживавшие в Москве, были, как правило, людьми образованными и подготовленными, а потому хорошо интегрированными в московскую жизнь. Таких азербайджанцев выделяли и уважали. Быть азербайджанцем тогда зачастую означало пользоваться большим, чем другие, расположением коллег. Земляков наших на рынках было не так много, да и москвичи просто не отличали их от остальных кавказцев. Помню, как моя теща удивилась, узнав однажды, что цветами в Москве торгуют не грузины, а азербайджанцы. Словом, условия были достаточно комфортными. При этом они несколько сдерживали рост национального самосознания, так как уровень ксенофобии был невелик, а новая историческая общность людей – советский народ – казалась вполне привлекательной альтернативой «узконациональному», как тогда говорили, «подходу к действительности».

Вместе с тем десятки тысяч московских азербайджанцев не имели тогда доступа даже к воскресному образованию на родном языке, ограниченным был доступ к азербайджанской культуре, включая музыку, кухню и прочее. В те времена преобладающей тенденцией развития азербайджанской жизни в Москве была ассимиляция. Ассимиляции, точнее объективной русификации, подверглось значительное количество наших земляков, выросших в тот период в смешанных русско-азербайджанских, еврейско-азербайджанских, осетинско-азербайджанских, да и «азербайджанско-азербайджанских» семьях.

Толчком к росту национального самосознания азербайджанцев, в том числе и в Москве, стала карабахская проблема. А многие москвичи, в том числе друзья и соседи, на удивление легко стали жертвами самых незамысловатых пропагандистских построений черно-белого (и антиазербайджанского) свойства. Начался процесс самоорганизации диаспоры. Что было дальше, известно всем.

На сегодняшний день московские азербайджанцы имеют свое телевидение, не одну диаспорную организацию, несколько газет, две школы с этнокультурным компонентом, неограниченный доступ к культурным мероприятиям. На прилавках московских рынков и магазинов большой выбор специфических азербайджанских товаров – молочных продуктов, трав, приправ, мучных изделий. Количество заведений общепита, предлагающих посетителям азербайджанскую кухню, вообще не поддается исчислению.

Но азербайджанцы, превратившиеся из коренных граждан страны в граждан страны с иностранными корнями, стали жить согласно тем же закономерностям, что и большинство диаспор в разных странах мира. Община стала более многочисленной и от того более многообразной, точнее, многослойной. Среди азербайджанцев есть представители российской научной, деловой, культурной элиты, способные сказать весомое слово как в своей области, так и в общественной жизни. Значительное количество наших земляков входит во все слои нарождающегося российского среднего класса. И пусть они пока не так многочисленны в высших его стратах, путь из средних и низших страт наверх никому не заказан – было бы умение. Ведь трудно отрицать, что нынешняя ситуация в Москве, несмотря на сложности, оставляет определенный простор личной инициативе, а умения работать засучив рукава нашим людям не занимать. И здесь проявляется главная тенденция жизни российских азербайджанцев – тенденция к полнокровной интеграции. Конечно, борьба за лучшую жизнь, как любой вид борьбы, предполагает потери. Поэтому не следует придавать большого значения языковой, культурной да и конфессиональной ассимиляции части диаспоры. Это неизбежный процесс.

Все это в основном касается азербайджанцев – граждан России. Однако короткая еще история государственного разделения россиян и азербайджанцев, социально-экономические, политические и демографические факторы двусторонних отношений не позволяют пока проводить четкую грань между значительной частью диаспоры, надолго обосновавшейся в России, и теми, кто приезжает сюда «за длинным рублем». Тонкость этой грани вкупе с не вполне закономерным ослаблением российского политического и культурного влияния в Азербайджане приводит к пополнению диаспоры за счет отчужденных от русской культуры элементов, объективно склонных к изоляции. Вместе с тем они являются источником национально-этнического начала диаспоры, компенсирующего уже упоминавшиеся потери. Тенденции к изоляции с течением времени неизбежно ослабевают под влиянием процессов интеграции.

Подводя итоги, следует отметить, что азербайджанская диаспора в Москве и, видимо, в остальной России развивается согласно соответствующим общемировым трендам параллельно следованию им России и Азербайджана. Так, тенденция к полнокровной интеграции российских азербайджанцев совпадает с одной из важных тенденций развития России, которая, будучи полиэтническим государством, заинтересована в сохранении роли цивилизационного и экономического центра притяжения части Евразии, исторически входившей в ее состав.

С другой стороны развитие и укрепление азербайджанской государственности объективно ведет к заинтересованности Азербайджана в развитии и укреплении политических, экономических и прочих азербайджано-российских связей, важным подспорьем чему является азербайджанская диаспора в России. Это хорошо осознается в Азербайджане, свидетельством чему является то большое внимание, которое уделяют там поддержке своих российских земляков.

Таким образом, ассимиляция и изоляция являются двумя сторонами одной медали, называемой интеграцией. Процесс интеграции, как и все на свете, требует поиска и нахождения золотой середины. Следование путем золотой середины и называется умением интегрироваться. Азербайджанская диаспора, несмотря на свою относительную молодость, смогла добиться больших успехов. Однако впереди еще много трудностей. Рецепт их преодоления прост и проверен временем. Он заключается в оптимизме и «оптимализме». История показывает, что в выигрыше оказываются диаспоры, берущие не числом, а умением. То есть нашей диаспоре следует реже концентрироваться на недостатках, чаще искать пути оптимального использования имеющегося в ее распоряжении немалого интеллектуального, финансового и организационного потенциала, больше верить в свои силы и стремиться к дальнейшей консолидации.