Июнь 18th, 2008 | 12:00 дп

«Я голосовал за Азербайджан»

  • Людмила ХОХЛОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Известный режиссер Павел Чухрай дал эксклюзивное интервью нашей газете
Для справки. Павел Чухрай родился 14 октября 1946 года в поселке Быково Московской области. В1969 году окончил операторский факультет, а в 1974-м – режиссерский факультет ВГИКа. Режиссер 11 художественных фильмов, написал сценарии к 9. Перечислять призы и премии, полученные им за фильмы, – места не хватит.

– Уверена, что вопрос: «Вам нравится наш город (страна, область, район)?» – задают всюду, где вы бываете, и наверняка он вам изрядно поднадоел. Но нам было бы интересно узнать, что вас тянет в Баку, ведь вы здесь не первый раз.

– Напротив, я рад вашему вопросу и рад буду ответить на него. Действительно, я часто присутствовал на первых фестивалях, потом с большим перерывом приехал в Баку в прошлом году и был рад тем изменениям, которые здесь произошли. Рад, поскольку у меня в Баку много друзей, а еще потому, что я человек старого поколения и не могу делить успехи и неуспехи на «мои» и «не мои». Во всяком случае, Баку от себя отделить не могу. Я люблю азербайджанскую культуру, азербайджанскую музыку, азербайджанскую кухню в конце концов. Кстати, на «Евровидении» я болел и голосовал за Азербайджан.

С большим удовольствием приезжаю на фестиваль. Здесь есть возможность встретиться с коллегами, посмотреть их работы, показать свои, обсудить их на круглых столах. Происходит достаточно интересный обмен мнениями и идеями, что совершенно необходимо для культурного процесса. И спасибо большое за это Рустаму Ибрагимбекову, ведь надо знать, сколько времени, сил, энергии уходит на решение всех, подчеркиваю – всех: от малого до глобального – вопросов.

– Вы привезли в Баку «Игроков» Гоголя…

– Да, но назвали этот фильм «Русская игра». Я люблю эту гоголевскую пьесу, меня увлекают в ней аналогии и ассоциации с сегодняшним днем.

– Насколько я помню, это произведение у Гоголя незаконченное. В истории кинематографа не было фильма, оборванного посередине, незавершенного. Я, понятно, имею в виду прокатные фильмы. Как технически вы решили эту проблему?

– В фильме многое изменено. Если сравнивать его с оригиналом, то много новых эпизодов. Но мне кажется, что даже те, кто хорошо знает гоголевских «Игроков», не всегда определят, что мы привнесли и что дописали.

– Вы перенесли эту историю в сегодняшний день?

– Нет, нет. Ничего не переносил. Мог бы, но тогда бы потерялась некая историческая перспектива. А ведь часть моего замысла в том, чтобы зритель почувствовал, как Россия XIX века похожа на Россию сегодняшнюю. Когда читаешь Гоголя, то возникает ощущение, что он писал о нас с вами.

– Однако вы только что признались, что корректировка классика была. Значительная?

– Сделал главного героя иностранцем.

– Для чего?

– А для того, чтобы мне, человеку, читающему газеты, смотрящему ТВ, понимающему, что происходит с нашим обществом, было интересно без назидательности, с юмором рассказать о дне сегодняшнем – об иностранце, который приехал в Россию с надеждой заработать денег, потому что, как он считает, народ в России прост, ленив, наивен. И как этого иностранца надувают провинциальные шулеры. Кстати, на роль иностранца мы пригласили талантливого итальянского актера, ранее учившегося в России. Его зовут Джулиано ди Капуа.

– А на другие главные роли?

– Сергея Маковецкого и Сергея Гармаша. Это актеры высочайшего класса, имеющие свое мнение, свой взгляд на Гоголя. Работа с ними – постоянный творческий поиск, постоянная импровизация, что я, надо сказать, очень люблю.

– А я слышала, что вы на площадке – диктатор.

– Диктатор. Но очень люблю креативных актеров.

– Как вы их определяете?

– На уровне интуиции. Сначала. Потом, если он тебя понимает, это удача, если нет – ищем другие пути к пониманию. Я считаю себя актерским режиссером. Мне интересно поворачивать характер, рассказывать о внутренних ощущениях, для меня важны атмосфера фильма, эпизода, его ритм, изобразительный ряд, а это без любви к актеру сделать практически невозможно.

– «Водитель для Веры» – ваша предыдущая, нашумевшая картина, получившая множество престижных наград и призов, была снята в 2004 году. Эта пауза чем-то была занята?

– На фильм в среднем тратится года два. Но вы правы – я редко снимаю, но постоянно что-то пишу, и это мне нравится, это интересно для меня. Наверное, я по натуре графоман. Но одновременно у меня много сомнений – они, кстати, бывают у каждого художника, если он не идиот или не считает себя гением, – я откладываю вещи, полагая, что прошло время, или я потерял интерес, или разочаровался а замысле.

– Известная фамилия вам помогала в жизни или мешала?

– Вот этот вопрос мне задают так часто, что ответ отработан, что, однако, не меняет моего отношения и ощущения к нему. Не буду кокетничать и говорить, что дико мешала, хотя и это присутствовало. Если честно – когда как: и мешала, и помогала.

– Но вы относили себя к золотой молодежи?

– Да что вы! Это было бы страшно своими последствиями. Самое опасное для подростка – сытая, безответственная, «парниковая» жизнь. И не важно, в какой семье это происходит. Мне повезло, меня воспитывали в ощущении ответственности перед собой и другими, обязательности, трудолюбии, да и сытости в нашей семье долго не было. Я вырос в коммуналках. Кстати, как ни странно, именно это в дальнейшем мне очень помогло и в жизни, и в работе.

– Спасибо за беседу. Успехов вам!

– И вам, и вашей газете. Я, кстати, ваш читатель.

– Если на «Евровидении» – за Азербайджан, то какие могут быть сомнения?..