Июнь 22nd, 2008 | 12:00 дп

Мы едем в Базель!

  • Олег МАМЕДОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Вовсе не обязательно символы эпохи должны быть так же величественны, как египетские пирамиды. Вот, например, футбольный мяч. Он круглый, с виду неприметный, но буквально поразил Европу лихорадкой. Россия впала в безумие как минимум до следующей игры с голландцами. Москва больше не спит по ночам. А болельщики перестали чувствовать разницу между падением с велосипеда и крушением цивилизации. По данным опроса 70% из них готовы прогулять работу ради футбола.

Скажу больше – мой друг накануне игры россиян со шведами признался, что если наши проиграют, то он прикроется простыней с катышками от многочисленных стирок и плача, поползет в сторону родного деревенского погоста. Представив себе эту ужасающую картину, я решил не оставлять друга в такую трудную минуту и смотреть футбол с ним вместе, в кафе «Чемпион», что недалеко от метро «Менделеевская».

Здесь традиционно много азербайджанцев, большой телеэкран и хорошее меню. Но в эту ночь главное блюдо – Его Величество Футбол – подавали обжигающе горячим.

Полный зал «Чемпиона» был так же безумен, как нынче все другие подобные заведения столицы, где болельщики ждали соприкосновения с чудом. То есть не ждали – требовали!

С нами за столиком сидел интеллигентный немолодой мужчина, и как только мяч попадал к Роману Павлюченко, он вскакивал, вскидывал руки и восторженно кричал:

– Давай, Баня! Баня, давай!

Молодежь за соседним столом посмеивалась, мол, выпил лишнего, с кем не бывает, но через какое-то время занервничала:

– Дядя, при чем тут баня? Какая баня! Это футбол!

– Вот именно, сынок! Это такой футбол, в который играл Анатолий Банишевский! Бразилия вздрагивала, когда он выходил на поле.

– А при чем тут бразильцы?

– Баня первый из советских игроков забил им гол.

– Ну… когда это было…

– Когда «Нефтчи» стал бронзовым призером чемпионата страны!

Молодежь зашушукалась, а мы неожиданно нашли много общего у Банишевского и Павлюченко. Одного роста, светловолосые, такое же чувство гола… Для болельщика спорить на такие темы – что для вашей собачки обсасывать сахарную косточку. Но тут Андрей Аршавин забивает второй гол. Я не берусь описывать реакцию зала. Помню только новую импровизацию:

– Слушай, это Туаев, э-э-э! Клянусь, э-э-э Туаев!

Бронзовая тень «Нефтчи» бродит меж столиков «Чемпиона». Но болеем мы за Россию.

* * *

В детстве я мечтал стать героем. Но мама говорила, что героем может быть не каждый. Кто же тогда будет стоять у тротуара и аплодировать, когда мимо проходят герои? В ночь на четверг красные дьяволята в Инсбруке сделали нас, болельщиков, немножко героями. Но мы аплодировали не на обочине, а в последнем вагоне уходящего поезда, в котором осталось всего лишь восемь счастливчиков, лучших на сегодня футбольных команд Старого Света.

Мы едем до следующей оранжевой станции, в Базель. И каждый искренне надеется, что она – не последняя.