Июнь 22nd, 2008 | 12:00 дп

Свой банк

  • Олег МАМЕДОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Что осталось за кадром

Нефтяная качалка в кармане

Вопрос на засыпку: в каком уважающем себя российском городе нет ресторана «Баку»? Правильно. Есть такой и в Северной столице, на ул. Садовая,12. Здесь и состоялось празднование пятилетия Санкт-Петербургского филиала МБА-Москва.

Ресторан ждал гостей к восемнадцати часам. Официанты как пчелки облепили на двух этажах особняка фуршетные столы, постепенно превращая их в произведения искусства. Впрочем, ненадолго – до первой звезды, как здесь говорят, имея в виду первый тост. Питерские модели, которые в этот день впервые примерили национальные азербайджанские платья, грациозно проплывают в аквариуме фойе.

Среди первых гостей – Ильгар Гаджиев, руководитель Московского регионального отделения ВАК. Он чем-то взволнован, находит меня глазами и спешит поделиться. В магазине «Пассаж» Ильгар увидел раритетное издание (1927 года) об Азербайджане, его истории, традициях, геополитике региона. Книга нужная, но уж больно дорогая – более десяти тысяч рублей. Как быть? И тут родилась идея, которая просто просится в нашу традиционную рубрику «Предложения на трибуну предстоящего съезда ВАК». А что, если создать специализированную библиотеку из такого рода книг на базе московского кинотеатра «Баку»! Соотечественники наверняка найдут у себя издание, которым захотят поделиться. Для тех же, кто собирается писать диссертации или научные работы, такое собрание редкой литературы об Азербайджане было бы неоценимым подспорьем! И мы пошли в «Пассаж» за книгой – благо магазин оказался рядом.

Кассирша внимательно посмотрела на карточку Visa Classic, выпущенную Международным Банком Азербайджан-Москва, точнее, на то, что там изображено, и как-то мечтательно сказала:

– Должно быть, хорошо иметь одну маленькую нефтяную качалку. – Потом добавила: – Даже если она и на карточке…

Мы тут же уверили Ольгу, что она тоже может стать обладательницей такой же нефтяной качалки на карточке Visa Classic, и назвали адрес Санкт-Петербургского филиала МБА-Москва: улица Марата, дом 63.

 
О пользе надписей на майках

Журналистов, приглашенных на празднование пятилетия филиала Международного Банка Азербайджан-Москва в Санкт-Петербурге, поселили в частной гостинице «Александр Хаус». В этом уютном особняке на набережной Крюкова канала был еще и внутренний дворик, где постояльцы пили чай с малиновым вареньем – как утверждают хозяева – собственного приготовления.

Где как не здесь, за чаем на турецком диване с подушками, можно было пощеголять в обновках – подаренных юбиляром майках. На них на фоне Девичьей башни с угасающим теплым кружочком солнца бросались в глаза крупные надписи на английском языке: «Баку» и «Азербайджан».

Пожилая английская пара – постояльцы гостиницы, забредшие во дворик полакомиться малиновым вареньем, не могли не прочесть надписи на майках. Однако среагировали старички странно:

– Oh, British Petroleum! – приветствовал нас лондонский аксакал, помахивая ладошкой. Должно быть, он имел в виду компанию bp – координатора нефтяного проекта в Азербайджане. Знают, однако. Банк МБА еще сравнительно молод. Пока. Как пошутили журналисты – для банкира пять лет не срок. Точнее, для банка. Все еще впереди. Будет и в Лондоне филиал, представительство там уже есть. Тем более, как стало известно, готовится к открытию филиал МБА во Франкфурте.

 
Свой банк

Здание, где расположен Санкт-Петербургский филиал Международного Банка Азербайджан-Москва, считается историческим памятником. Когда-то это был частный особняк Курта Фонзигеля, а рядом притулился его часовой завод. Пять с лишним лет назад, когда банк приобрел это здание, оно находилось просто в удручающем состоянии. Начали с того, что отыскали старые чертежи, а затем восстановили особняк, в том числе скульптурную группу. Да так, что здание по праву считается самым красивым на этой улице. Кстати сказать, полгода назад приезжала из Германии внучка того самого Фонзигеля и искренне, со слезами на глазах, благодарила за идеальное состояние исторического памятника.

Закончив съемку и интервью, журналисты вышли из банка и стали ловить такси до гостиницы. Вслед за нами вышел и питерский бизнесмен. Он поздоровался с Хайямом Мирза-заде, работником банка, и неожиданно предложил подвести на своей машине.

Когда мы заплутали и не могли выехать на Крюков канал, наш водитель пошутил:

– Я все-таки не таксист.

Между тем ему продолжали отчаянно звонить по мобильному, что-то спрашивали, выясняли, обсуждали. И было неловко, что отвлекли человека от его дел. Еще труднее было выдавить фразу:

– Сколько мы должны?

– Ну зачем так! – расстроился он вопросом. – Вы же гости нашего банка…

Словосочетание «нашего банка» в устах коренного питерского бизнесмена прозвучало очень убедительно. И, кстати, имело продолжение – это когда на другой день я вернулся в Москву и возле дома встретил соседа, прогуливавшего свою кавказскую овчарку Джерри.

– Из далеких краев возвращаешься? – спросил он, кивнув на дорожную сумку.

 – Из Питера. Был на юбилее нашего банка, – ответил я. И опять эти слова произвели впечатление.

– Ты стал акционером банка?! – уважительно спросил сосед. – Расскажи!

И я рассказал.