Июль 07th, 2008 | 12:00 дп

Человек – это стиль

  • Фархад АГАМАЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars 5,00/5 (2)
Loading ... Loading ...

Нелегкая ноша неформального лидера
Шакир Аллахвердиев – гянджинец, ему 46 лет. 28 из них, больше половины жизни, связаны с Ростовом-на-Дону. Начинал трудиться на Ростсельмаше рабочим на прессе – это такая громкая железная махина, которая со страшной силой сдавливает и плющит всё и вся. В самом Шакире тоже есть что-то от пресса. Небольшого роста, коренастый, взрывной, осязаемо излучающий силу. Упрямый, немного «исподлобный» взгляд; слушает собеседника или оппонента предельно сосредоточенно; решения принимает мгновенно. А когда уже принял – не остановить. А еще – брызжет весельем и жизнерадостностью. Может в компании друзей спеть азербайджанскую песню. Такой вот поющий пресс.

Его сноровка и стремительная реакция, его предприимчивость и эффективность в Ростове широко известны. К нему вполне применимо французское утверждение, что человек – это его стиль. Вообще, один из самых здесь уважаемых людей, а завоевать уважение в условиях крутого донского замеса ой как непросто. Речь не только о властных структурах, с которыми сложились превосходные деловые взаимоотношения. К примеру, он единственный представитель от национальных общин, вовлеченный в работу Ростовского областного Законодательного собрания, помощник председателя этого авторитетного органа. Это важно. Но не менее важно уважение простого народа в самом исконном смысле понятия «народ». Проявления такого к нему уважения я наблюдал в Ростове много раз, оно дорогого стоит.

Шакир Аллахвердиев – учредитель большого ликероводочного завода, на котором трудится 127 человек, добрая половина из них – азербайджанцы. Ежемесячный фонд заработной платы на предприятии – более 3 млн рублей.

Продукция завода в основном водки и коньяки. Очень высокого качества, что хорошо известно не только в Ростове, где знают толк в оной продукции, но и далеко за его пределами. Только на стенде в кабинете Шакира, где мы беседовали, я насчитал полтора десятка медалей различных конкурсов – в Сочи, «Фестивалей донских вин»… Это помимо множества профессиональных дипломов и благодарностей. Взгляд остановился вдруг на двух листках в рамках с идентичной надписью: «Диплом национального почета». Среди многих благодарностей за исключительные заслуги в укреплении азербайджанской независимости, развитии отношений между народами Азербайджана и России, читаю и такие строки: «…за оказание материальной и духовной помощи семьям шехидов и беженцев…» И в памяти мгновенно воссоздается скорбная тишина среди черного мрамора Аллеи шехидов в Баку, которую мы посетили совсем недавно в дни кинофестиваля «Восток-Запад». Возникают в памяти кино и фотокадры с азербайджанскими женщинами, стариками и детьми, босыми убегающими от армян, то есть от смерти через заснеженные перевалы…

– Как часто, – спрашиваю, кивая на дипломы, – помогаешь?

– Сколько надо, – отвечает. И после паузы: – А надо всегда. Давай не будем об этом больше.

Не любит Шакир Аллахвердиевич разговоров о благотворительности и меценатстве. Об этой его деятельности информацию я получал от других. От них узнавал о помощи ветеранам ВОВ, и не только в качестве подарков на 9 Мая, заботе о сиротах, больных детях: в центре постоянной этой заботы – 6-я детская больница Ростова…

Человек берет на себя столько, сколько хочет брать. Хотеть и мочь – не одно и то же, это важная оговорка. Потому что не всякий, даже очень сильный во всех отношениях человек, хочет. Шакир из тех, кто может и хочет; взваливает на плечи кучу не своих проблем и забот – и тащит. Когда я достал его расспросами на тему благотворительности, он сказал:

– Ну как я могу вкусно есть и сладко спать, зная, что, может, рядом чей-то ребенок голоден? Кто я был бы тогда? Иметь возможность помочь слабому и не помочь – грех, понимаешь? Все очень просто…

Действительно, куда уж проще. Собственно говоря, общественная деятельность Шакира Аллахвердиевича с этого и началась – с нежелания брать на душу грех неучастия в людских заботах, трудностях, судьбах. Не оттолкнул никого, кто когда-нибудь обратился к нему за помощью и содействием. Это не он, повторяю, говорит – другие о нем так говорят. Попросил в Ростове пожилого соотечественника коротко охарактеризовать Шакира. Услышал в ответ одно-единственное слово «Огулдур!». Буквальный перевод на русский – «Он сын» – мало выражает богатейшие смыслы и оттенки этого определения, которое с известной мерой условности можно передать как «хороший сын» и «настоящий человек».

Что же касается формальной стороны, то дело было вот как. В 1998 году около 600 человек ростовских азербайджанцев собрались на «вече» и изъявили желание объединиться и оформиться как официальная общественная организация. Так был создан Фонд азербайджанско-российской дружбы, председателем которого был избран Шакир Аллахвердиев. Основным направлением деятельности фонда благотворительность и была. А когда родился Всероссийский Азербайджанский Конгресс – возглавил его региональное отделение в Ростовской области.

Говорили мы с Шакиром Аллахвердиевичем и о проблемах, с которыми он сталкивается в своей общественной деятельности. Особых проблем нет, если, конечно, не считать таковыми трудности консолидации. То ли особенности нашего национального характера таковы, говорил он, то ли еще какая-то причина, но вовлечь соотечественников в какую-нибудь общую акцию, особенно если это вовлечение сопряжено с материальными вливаниями – большая проблема. Хотя есть, что называется, крепко сидящие, хорошо зарабатывающие и живущие соотечественники.. Но, как говорит Шакир, перефразируя Иосифа Виссарионовича, признаем, что других соотечественников у нас с вами нет. По тому, как он произносит это – с добродушной такой ворчливостью, – становится ясно: невсерьез все говорится, больше для «порядка». Как там в русской поговорке: милые бранятся, только тешатся. Соотечественников тоже, как родину и родителей, не выбирают. И любят. Шакир любит соотечественников, и они платят ему горячей взаимностью.

Еще об уважении. Бывает, заходит в помещение важная вип-персона, и все вскакивают, застегиваются, а чувствуется, что все это не более чем знаки казенные, субординационные. И совсем иначе бывает, когда приходу человека радуются не по обязаловке, а искренне, от души. Так, как радуются встрече с Шакиром Аллахвердиевым.