Июль 07th, 2008 | 12:00 дп

Демократия удельного типа

  • Павел ВОЛОШИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Этот скандал в преддверии летнего политического затишья не смог предсказать ни один эксперт. Возмутителем спокойствия выступил не критик действующей власти, а представитель ее элиты, президент Татарстана Минтимер Шаймиев. Глава одного из самых благополучных российских регионов-доноров, политический долгожитель требует заново пересмотреть принцип утверждения глав регионов президентом России. Похоже, что старая политическая элита пробует новую власть «на прочность».

На взгляд Шаймиева, нынешний порядок представления президентом кандидатуры главы на одобрение региональному парламенту и его роспуск в случае неодобрения не вполне соответствует современным представлениям о демократии. И вовсе противоречит духу российского федерализма. К нему присоединился президент еще одной республики, Башкирии, Муртаза Рахимов. «Мы потеряли федеративное государство, – заявил он в одном из своих интервью. – Выборность должна быть, а то все забыли об этом, и все губернаторы назначаются сверху. Москва как будто видит, что происходит в регионах».

Ответная реакция не заставила себя ждать: в защиту действующего порядка выступили все ведущие издания страны. К сожалению, в завязавшейся полемике мало кто обратил внимание на слабость аргументов, приведенных Шаймиевым и Рахимовым. В самом деле, как заметил один известный журналист, трудно понять, почему отказ от прямых губернаторских выборов хоть сколько-нибудь в чем-то ущемляет какую-либо демократию. Право роспуска парламента главой государства существует в политических системах очень многих стран. Назначенные, а не избранные губернаторы руководят областями независимой Украины. Указом президента Ильхама Алиева назначаются главы регионов Азербайджана. Вопросами общегосударственной компетенции в департаментах и регионах Франции ведают назначаемые Советом министров комиссары республики. Губернаторы бельгийских провинций назначаются королем по предложению центрального правительства. Глав 26 штатов и 7 союзных территорий Индии утверждает президент республики. И в каждой из этих стран существующий порядок отнюдь не считается отступлением от норм народовластия.

Понятно, что действующие процедуры выборов российских губернаторов вполне соответствуют общемировой демократической модели. Да и не в демократии здесь дело. Скорее речь идет об очередном этапе грызни за власть – на сей раз региональную. Три года назад Шаймиеву самому пришлось пройти процедуру утверждения, когда президент России внес его кандидатуру в президенты Татарстана на рассмотрение республиканского Законодательного собрания. Сомнений в ее законности и демократичности у лидера Татарстана не возникло. Более того, реформа оказалась весьма полезна Минтимеру Шариповичу: заканчивался его последний выборный президентский срок, и только введение нового принципа формирования региональной «вертикали» позволило Шаймиеву остаться во главе республики. Сегодня ситуация иная: бессменный глава республики плохо «вписывается» в реалии нового государственного курса, а потому его прочат на пост председателя этого самого местного Законодательного собрания. Сохранить пост в таких условиях можно только при помощи новой реформы, которая на самом деле будет возвратом к старому порядку, когда каждый глава региона был ставленником местных политических элит. А такое положение в условиях современной России грозит обострением болезни сепаратизма.

Как заметил один тележурналист, выборы глав региона – это политические выборы. А неполитические выборы возможны только в одном случае: когда это выборы самоуправления. Политический курс государства, как известно, определяет его глава. А право решать судьбу страны ему дает народ, проголосовав на всеобщих равных выборах. Но до недавнего времени власть президента была ограничена легитимностью избранных и оттого полусуверенных губернаторов, каждый из которых апеллировал к собственным избирателям. В результате страна представляла собой конгломерат удельных княжеств, некоторые из которых прямо игнорировали власть федерального центра. Говорить при этом о развитом местном самоуправлении не приходилось: избранные губернаторы наотрез отказывались отдавать «низам» хоть какие-то серьезные управленческие функции.

Законодательная инициатива Владимира Путина, изменившего порядок избрания глав регионов, скрепил распадавшийся фундамент государства. Сегодня крепость единовластия снова пытаются взять штурмом. Пробный шар был вброшен, но «вертикаль власти» не поддалась. Простой же избиратель получил повод серьезно задуматься: что, собственно, ему давала выборность губернаторов? Россиянам, много лет наблюдавшим чехарду во властных коридорах и ее последствия, есть что вспомнить. Многие ошибки того времени приходится исправлять уже сегодня. Так что, может, хватит реформ, способных принести всевозможные потрясения?