Июль 07th, 2008 | 12:00 дп

Швейцария отдыхает

  • Оксана БУЛАНОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В Азербайджане побывала экологическая экспедиция Международного культурного фонда «Восток-Запад». Экспедиция состоялась при поддержке Министерства экологии и природных ресурсов Азербайджана. «Жемчужина Азербайджана», «Азербайджанская Швейцария» – как только не называют Гей-гель! В переводе Гей-гель – Голубое озеро. Удивительное, ни на что не похожее место, спрятанное в горах на высоте более 1600 метров.

Рассказывают, что когда на Гей-гель приехали швейцарцы, они остановились, пораженные открывшимся видом, и сказали фразу, которую можно перевести примерно так: «Наша Швейцария отдыхает!» Уж не знаем, как там в Швейцарии, там нашей экспедиции побывать еще не довелось, но мы повели себя в точности, как швейцарцы, – замерли, потрясенные до глубины души.

Неповторимая красота изумрудного озера Гей-гель с первой секунды очаровала нас, заворожила своей первозданной прелестью. День был не то чтобы пасмурный, так – невнятный какой-то. Да и пейзаж обычный, ничего особенного. Не в том смысле, что некрасивый, а в том, что мы на горные пейзажи, причем разноплановые, уже насмотрелись вволю, поэтому и решили для себя – ничего особенного, так же красиво, как и везде.

А вот тут-то мы ошиблись, да еще как! Стоило чуть-чуть сменить ракурс да заглянуть чуть подальше, как случилось чудо! На нас смотрело огромное озеро. Именно смотрело. Голубым глазом, извините за избитое клише. Над озером стелился чуть видимый туман, который потом, на наших глазах рассеялся, и темно-зеленые, стоящие вокруг горы вынырнули из его глубины. Над озером возвышался Кяпаз (3066 м), легендарная гора, причастная к тайне рождения озера. Озеро было пронзительно голубым, очень ярким. И даже сверху было видно, каким прозрачным. И одновременно темным, тяжелым. И безумно, восхитительно, неприлично красивым.

Такое чувство, что сотворил это чудо великий художник, не упустив из виду ничего, никакой мелочи, которая могла бы сыграть на общее впечатление. Здесь и горы, покрытые коврами лугов, и густые зеленые леса, и прозрачный звенящий воздух, и зеркальная гладь воды, отражающая испуганно озирающегося оленя, и скалистая вершина горы Кяпаз с вечными проплешинами снегов, как венец, завершающая эту величественную картину.

Тишину, которая наступила, когда мы это увидели, нарушали лишь лягушки. Мы им очень благодарны, потому что своим нестройным хором они доказывали реальность существования этого легендарного места. Место действительно овеяно кучей легенд и преданий. Не будем их сейчас здесь приводить, чтобы заинтриговать будущих путешественников.

Расскажем реальную историю. Начнем с того, что Гей-гель имеет дату рождения. Совсем как человек. Сие знаменательное для всего человечества событие случилось 17 сентября 1138 года. В тот год произошло катастрофическое землетрясение, и один из чудовищных толчков сорвал вершину горы Кяпаз, разнес ее на мелкие кусочки, лавиной обрушил в ущелье реки Аксу и запрудил ее. Так и образовалось это прекрасное озеро. При длине в 2500 метров и около 600 в ширину (79 га), оно имеет фантастическую глубину – 98 метров! Его воды холодны и прозрачны. Самое интересное, что их можно пить. Это одно из самых чистых озер в мире! Но и одно из самых опасных. Лучше в нем не купаться, неизвестно, чем это может кончиться. Все-таки глубина нешуточная!

Система озер этого края довольно велика. Всего их насчитывается около 19. Но крупные можно пересчитать по пальцам. И конечно же нам захотелось посмотреть озер как можно больше. И мы полезли вверх. На машине на высоту 2 тысячи метров уже не пробраться, и какие-то добрые люди соорудили лестницу в 296 ступенек.

Пока лезли, забыли, как нас зовут. Но когда вышли к озеру Марал-гель (Мараловое озеро, как нетрудно догадаться), то поняли – лезли не зря! Маленькое, существенно меньше Гей-геля, всего 23 га, оно скрывалось частично за «поворотом» скалы, частично в лесах, в основном из дуба и граба, и ласково плескалось о песчаный берег своей чистейшей водой. Скажем сразу, что, когда мы лезли с риском для жизни вдоль его крутых берегов по козьим тропам, чтобы посмотреть третье, Медвежье озеро, только воды Марал-геля и спасли нас от неминуемой смерти, от усталости и жажды.

Устали мы, потому что карабкались вверх по таким камням, что, если бы нам показали эту тропу в начале пути, мы бы покрутили пальцем у виска и сказали: «Н-е-ет, мы уж тут, на бережку посидим! Нам свои головы еще дороги!» А жажда – это понятно, это от усталости. Водил нас по этим козьим тропам директор Гей-гельского природного заповедника. Водил и рассказывал разные интересные истории. Озеро Марал-гель, например, получило такое название из-за благородных оленей, маралов то есть. Очень они любят это место. И водички из него попить, и искупаться.

Не успел директор это сказать, как мы увидели на противоположном берегу марала. Величественный зверь гордо входил в воду, собираясь принять ванну. Ему все равно, что глубина этого озера была еще больше, чем глубина Гей-геля, – 99 метров! Проплыв метров пять, он услышал наш восхищенный вопль (акустика-то великолепная!) и тут же скрылся в чаще. Заснять его не получилось, но мы смогли его хотя бы увидеть! Легендарное животное! Как и с джейраном, в Азербайджане с маралом нередко сравнивают красивую и стройную девушку.

Медвежье озеро, когда мы, наконец, с риском для жизни до него добрались, нас обмануло. В том смысле, что название обещало медведей, но медведь был, наверное, занят какими-то своими важными медвежьими делами и проигнорировал наше присутствие. Мы повалялись, обессиленные, на травке и мужественно полезли обратно. Ни о каких других озерах мы больше не мечтали. По дороге снова напились из пригоршней водички Марал-геля, напоминая при этом диких зверей, пришедших на водопой, и продолжили свое путешествие в обратную сторону.

Мы практически выехали с территории заповедника (куда вход, кстати, как в любой заповедник, строжайше запрещен. Нам повезло только потому, что с нами был сам директор заповедника), как увидели непонятную картину. Моросил легкий дождь. Весь воздух казался пропитанным влагой. Небо было того непередаваемого жемчужного оттенка, какой бывает только в горах во время дождика.

Справа от шоссе показался небольшой взгорок метра 4–5 в высоту. На вершине смирно стояла лошадь. До такой степени смирно, что напоминала памятник. На лошади сидел всадник, как и полагается. В руке у него было что-то длинное. «Вот сейчас-то мы его и прижучим», – подумали мы, предположив, что это браконьер с ружьем. Зачем, правда, этому браконьеру взбираться на холм у всех на виду, мы подумать не успели, потому что подъехали к удивительному всаднику поближе и увидели: то, что мы приняли за ружье, оказалось грифом саза. А «браконьер», в свою очередь, музыкантом.

Кто бы нам раньше рассказал, что мы увидим такую картинку, мы бы ни за что не поверили! Дождь, пустой холм, лошадь, напоминающая памятник, а сверху сидит себе молодой (и надо заметить, красивый) мужчина и играет на сазе. В свое удовольствие! Просто так! На лошади и под дождем! Фантастика! Мы тут же выскочили из своей неизменной «Нивочки» и схватились за фотоаппараты. Мужчина засмущался и спрыгнул со своего «постамента». Но мы успели его сфотографировать!

Мы долго потом ехали и обсуждали эту встречу. Какой богатой и поэтичной должна быть у народа душа, если возникает вдруг потребность в серый дождливый день взять в руки инструмент, забраться верхом на холм и там самому себе и еще, может быть, небу петь песни. А еще мы подумали, что такая встреча, как и все в этой жизни, не была случайной.

Мы спустились с потрясающе красивых гор, посмотрели на работу заповедника, лишний раз убедились в том, каким правильным и благородным является то дело, что делают многочисленные энтузиасты, работающие в заповедниках, национальных парках и просто в лесничествах. Природа Азербайджана – это своеобразная выставка красоты. И чтобы сохранить ее, необходимо любить природу всей душой. Только одной любви мало, о природе нужно еще заботиться. Потому что красота природы дарована не только нам, она вечна и принадлежит всем последующим поколениям. И если ты сегодня не побеспокоишься о том, чтобы сохранить эту красоту, завтра может быть поздно. Бездумно сломать дерево – это жестокость и равнодушие к будущему. А такие люди, которые могут в дождливый день выйти под белесое небо и спеть ему свои песни, наверняка не поднимут руку ни на дерево, ни на косулю.

Один человек, встретившийся нам во время этой экспедиции, так объяснил свое нежелание убивать. «Вы посмотрите в глаза косули! – воскликнул он. – Это же глаза ребенка! А вы сможете убить ребенка?!» Что здесь можно добавить?