Июль 13th, 2008 | 12:00 дп

Система ценностей Виталия Вульфа

  • Севда ГАСАНБЕКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Виталий Вульф – заслуженный деятель искусств РФ, лауреат Национальной премии ТЭФИ, член Союза писателей России (Московская организация), член Союза театральных деятелей РФ, популярный публицист, авторитетнейший театральный критик, известный переводчик и блистательный рассказчик – родился (1930 г.) и вырос в Баку. С 60-х годов живет и творит в Москве.

В одном из самых тихих переулков старого аристократического Арбата, которого, кажется, и не коснулись ни лихолетья и перемены, ни нововведения и преобразования, живет человек-энциклопедист. Его известность и слава распространяются далеко за пределами как исторического и богемного района Москвы, в котором он обитает и творит, как самой столицы – не только театральной и творческой, – как России, так практически и на всем постсоветском пространстве. Ибо то, о чем рассказывает и повествует этот человек, волнует зрителей, вызывая у них неизменный интерес. В особенности тех, кому интересны судьбы – как творческие, так и человеческие – целой плеяды великих представителей искусства, выдающихся политических деятелей, великих поэтов и писателей России, Европы, США. А также и неизвестные широкой публике факты их биографий и творчества. При этом особой привлекательностью пользуются его авторские комментарии, пронизанные его неравнодушным отношением к судьбам своих героев. И – самая главная его фишка! – авторская сопричастность ко всему рассказанному. У каждого слушателя непременно возникает иллюзия, что автор не только присутствовал при всех жизненных перипетиях своих героев, но и активно сопричастен к ним – настолько эмоционально достоверно и убедительно это делается. Разумеется, это Виталий Вульф. Уже много десятилетий его имя неизменно ассоциируется с жизнеописанием великих, но зачастую несправедливо забытых актеров, поэтов, писателей, политических деятелей. Их биографии благодаря ему становятся достоянием миллионов телезрителей и слушателей. При этом они дополняются авторскими оценками и комментариями, раскрывающими неизвестные нам, простым читателям, зрителям, слушателям, грани и особенности их таланта, дается достойная оценка их вклада в российскую и мировую культуру. Он открыл нам новую Анну Ахматову, познакомил нас с «неизвестной» даже для многих ее фанатов Ангелиной Степановой, он ввел нас в особый мир «ушедших» великих мастеров русской сцены – таких, как великая Бабанова, Тарасова, Ольга Чехова. Он открыл нам своих Вивьен Ли, Зинаиду Райх, Илью Эренбурга, Горького, Цветаеву, Уинстона Черчилля, Шарля де Голля, Бенито Муссолини, Ива Монтана и многих других. И делает это так, что ты ни на минуту не сомневаешься, что вся их жизнь проходила у него на глазах. Авторская программа «Серебряный шар» Виталия Вульфа уже второе десятилетие на телеэкране, а сам автор уверяет, что у него подобных историй в запасе еще лет на двадцать.

Человек так уж устроен, что для полноты восприятия любимого актера, писателя или даже неизвестной или малоизвестной ранее личности ему всегда безумно интересны скрытые от него подробности их личной жизни. При этом эти подробности не носят характер бестактного вторжения в чужую личную, интимную жизнь. В то же время актерская жизнь на сцене или в кино никак не может быть не связана с его личной жизнью. Вульфа интересует не просто биография героя, а то, как складывается его судьба. Каждый его рассказ – это личная жизнь конкретного индивидуума, ибо «человек есть человек, у него в жизни есть и любовь, и смерть, и измены, и предательство – все то, с чем приходится сталкиваться». «Без этого человека не существует, без этого не существует актера. Делать передачи, не зная фактов биографии актера, я не представляю возможным», – говорит В.Вульф.

Делая свои передачи, которые в определенном смысле сродни блестящим рассказам-воспоминаниям великого эрудита и рассказчика Ираклия Андроникова, Виталий Яковлевич Вульф обнаруживает свойственное ему увлечение чужим талантом, ибо он практически никогда не берется рассказывать о тех людях, чьи судьбы, человеческие драмы, чье творчество не находят отклика в его собственной душе. Зрителей, так же как и в случае с И.Андрониковым (который является кумиром В.Вульфа), покоряет блестящий артистизм ведущего, завораживающая иллюзия личной причастности рассказчика ко всему, о чем он повествует. И, разумеется, одной из самых главных и отличительных характеристик В.Вульфа является его безукоризненный и великолепный русский язык, интонационно выверенные акценты, лаконизм и одновременная точность оценок и характеристик своих героев.

Виталий Вульф давно уже больше чем просто талантливый переводчик, исключительно авторитетный критик и блестящий рассказчик, создатель особого жанра рассказов о творческих и политических биографиях, без которых просто невозможно представить нынешнее телевидение и радио. И в то же время Виталий Яковлевич Вульф – уникальный, энциклопедически образованный человек европейской культуры, объездивший весь мир, лично и хорошо знакомый со многими из тех, кому посвящает свои книги, рассказы и программы.

Мне повезло. Я сижу в гостиной комнате визави с Виталием Вульфом и имею счастливую возможность задать ему вопросы:

– Виталий Яковлевич, вы объездили весь мир, многое повидали, со многими познакомились, со многими подружились. У вас сложилось свое собственное философское жизненное кредо, собственная система ценностей. Я понимаю, что невозможно охватить все аспекты вашей творческой биографии, представляющие огромный интерес для читателей. Однако мы не можем обойти не менее важные для ваших соотечественников аспекты вашей собственной биографии. Скажите, сказались ли на вашем творчестве – вернее, на направленности и специфике ваших пристрастий и интересов – место и среда, в которой вы родились?

– Безусловно. Я родился в Баку, городе с уникальнейшей аурой и атмосферой, я бы сказал – богемной атмосферой. Баку тех лет – это город с потрясающими театральными традициями, с великолепным Русским драматическим театром. Это город с уникальными музыкальными традициями, известнейшими музыкальными коллективами. Это великолепные оперные постановки с одной из лучших в стране оперной труппой, прекрасные балетные постановки с великолепными балеринами, входящими в десятку лучших танцовщиц Союза. Это не могло не сказаться на атмосфере города в целом, на творческом диапазоне, профессиональной ориентации молодежи, их интеллектуальных предпочтениях. После переезда в Москву я какое-то время еще ездил в Баку, но впоследствии, обосновавшись в Москве и перевезя свою мать к себе, я довольно долгое время не бывал там. Мне довелось приехать в Баку после длительного перерыва в 2003 году. Я приехал туда вместе с известной вам ярой бакинкой, известнейшей пианисткой Белой Давидович.

– Каким вы нашли Баку?

– Если честно, то я его почти не узнал. Нет, конечно, какие-то дома и улицы моего детства и юности еще остались, но город изменился. Изменился не только его архитектурный ряд, изменилась былая атмосфера. На мой взгляд, отсутствовала полифоничность этого уникального ранее города. Речь не идет о том, что он стал лучше или хуже. Он просто стал другим. Если ранее, говоря о Баку, подразумевался некоторый особый город-феномен, то сегодня он выглядит великолепным столичным городом. Красивым, нарядным, чистым… но только столицей. Такие вот у меня ассоциации.

Меня очень огорчило, что в новых условиях, когда республика такими темпами и с таким размахом строит свое независимое государство, успешно пытается восполнить пробелы в своей истории, восстанавливает национальные приоритеты в культуре, в то же время незаслуженно остаются забытыми многие имена, вошедшие не только в золотой фонд национальной культуры, но и в золотой фонд мировой! Так, например, я был глубоко огорчен и даже возмущен тем, что на доме, в котором жила и творила величайшая в мире Кармен и Далила – великая Фатма Мухтарова – не было даже мемориальной доски! А потом вы удивляетесь, что не воздается должного выдающимся представителям вашей национальной культуры. Кто как не вы должны помнить о них и увековечивать их память? Надо делать все возможное и даже невозможное, чтобы не только мир, но прежде всего сам народ чтил память о своих выдающихся соотечественниках. А чтобы чтить и уважать – надо знать!

– Здесь я с вами абсолютно согласна. Кажется, в одном из Священных писаний я как-то прочла: «Там, куда ничего не положил, оттуда никогда ничего не возьмешь».

– Кстати, по поводу «ничего не положил». Возможно, мне, человеку абсолютно далекому от политики, многое не известно, однако, как мне кажется, что недостаток информации о происходившем в Баку в 90-х годах – тоже «ваша» проблема. Нельзя ждать адекватной реакции от общественности в других странах даже при самых благоприятных ситуациях, если вы сами не приложили максимума усилий, не использовали все возможные и невозможные средства и каналы информации для объективного освещения вашей версии случившегося. Это как раз именно то, что должны «положить» вы, чтобы это могли «взять» другие.

– Виталий Яковлевич, я хочу выразить вам свою глубокую благодарность и признательность за то, что, будучи непомерно занятым человеком (в чем я убедилась лично), вы не только уделили мне время, но и даже не ограничили меня в нем. Я получила огромное удовлетворение от непосредственного общения с вами. Хочу закончить нашу беседу извечным вопросом – рефреном о смысле жизни «по Вульфу» – в такое непростое время, в котором мы оказались.

– Смысл жизни – философский вопрос. Пожалуй, я думаю – это закон жизни, вне зависимости от времени и пространства. Уж коль скоро мы рождаемся на свет, то мы приходим в эту жизнь с целью реализоваться. А реализоваться можно только либо в любви, либо в творчестве. Это два пути, в которых человек только и может получить подлинное удовлетворение. И смысл бытия потому и заключается в самореализации человека. Это очень непросто. Но это и есть цель. И когда мы уходим из жизни, то остается след – не важно где – на бумаге, на экране. И именно этот след остается в памяти людской. А если мы остались у кого-то в памяти, то, значит, в этом был смысл.