Июль 20th, 2008 | 12:00 дп

Печать как «сеятель» прогресса

  • Севда ГАСАНБЕКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

22 июля ежегодно в Азербайджане отмечается День национальной печати. В этот день 130 лет тому назад, в 1875 году, вышел первый номер тюркоязычной мусульманской газеты, первой не только в Азербайджане, но и во всей Российской империи – «Экинчи» («Сеятель»). Инициатором этого события был ученый природовед, выдающийся просветитель и общественный деятель Гасанбек Зардаби, совершивший тем самым подвижнический подвиг. Время выхода «Экинчи» закономерно совпало с периодом общего подъема азербайджанской литературы и культуры. В искусстве появились новые жанры, герои, первые в мусульманском мире драматические произведения, профессиональные театральные постановки. Создавались литературные меджлисы общества. Именно в этой атмосфере и родилась первая национальная газета, каждый номер которой выполнял просвещенческую миссию, выраженную в ее названии – «Сеятель».

Гасанбек Зардаби (Меликов) окончил отделение естествознания физико-математического факультета Московского университета. Проработав некоторое время в Тифлисском губернском управлении, в 1889 году был направлен учителем истории в Бакинское реальное училище. В процессе его преподавательской работы проявился огромный диапазон его талантов и способностей не только учителя истории, но и незаурядный талант исследователя, журналиста и просветителя. Работая в училище, Гасанбек часто печатался в первом в то время периодическом издании – газете «Бакинский листок». Будучи истинным патриотом и просветителем, он стремился нести знания в самые отдаленные уголки страны. Его перу принадлежат работы, посвященные различным вопросам биологии, сотни статей на общественно-политические, литературно-культурные, научные темы. В описываемое время легче было организовать литературный кружок, чем добиться издания самостоятельной национальной газеты. Царское правительство не поощряло просветительство в среде инаковерующей части населения. Зардаби одним из первых в Азербайджане осознал огромные возможности печатного слова и стал настойчиво добиваться создания национальной просветительской газеты. Но на пути изданий на национальном языке чинились мыслимые и немыслимые препятствия. Однако историю делают живые и очень разные люди.

Судьбе было угодно, чтобы многочисленные прошения Гасанбека о создании печатного органа попали в руки губернатора Баку – генерал-майора, действительного статского советника Дмитрия Семеновича Старосельского. Это был исключительно доброжелательный человек, демократ, заслуживший за годы службы на Кавказе уважение и симпатии со стороны местного общества. Он не только поддерживал дружеские отношения с населением, но и скрупулезно изучал местные нравы, обычаи и обряды, даже языки, что впоследствии описано в «Сборнике сведений о кавказских горцах», изданном в Тифлисе.

Губернатор не только с пониманием отнесся к идее Гасанбека о создании газеты, но и всячески поддержал ее. И хотя и не сразу (из-за бюрократических проволочек, создаваемых чиновниками), газета все-таки вышла в свет. Она содержала передовые статьи о нуждах и потребностях населения, вела огромную просветительскую работу, выявляла и критиковала недостатки семейного, религиозного быта, образования. В ней анализировались и раскрывались причины застоя в общественном развитии Азербайджана, обсуждались пути, методы и средства к их преодолению. При этом газета придерживалась принципов толерантности и веротерпимости, проявляла уважение к инаковерующим и представителям других национальностей. В газете печатались правительственные распоряжения, касающиеся преимущественно проблем местного населения, биржевые, политические новости, переводы примечательных судебных решений, местные распоряжения. Наконец – и это особенно ценно – печатались письма и корреспонденции из всех уголков Азербайджана и зарубежья.

Фиридунбек Кочарли, видный педагог, историк и литературный критик, считал одной из основных заслуг Гасанбека то, что он первый дал толчок умственному пробуждению своих сограждан, впервые используя такое мощное средство, как печать. Цель «Экинчи», по его словам, состояла в распространении среди малообразованной части населения полезных сельскохозяйственных знаний. Преследуя эту цель, газета на своих страницах давала массу разнообразных сведений о разных отраслях сельского хозяйства, указывая рядом с этим новейшие способы удобрения почвы и давая понятия о применении тех или других усовершенствованных земледельческих орудий. Помимо этого газета снабжала своих читателей множеством полезных советов по медицине, гигиене, физиологии. И в то же время публиковались серьезные статьи, затрагивающие злободневные вопросы культуры, духовности, обсуждались и такие вопросы, как «препятствует ли ислам прогрессу», и многие другие.

Царская цензура, консерваторы, ревнители патриархальных традиций мешали изданию газеты, распространению передовых идей, культурного обновления. Были и материальные проблемы. Гасанбеку приходилось быть одновременно и редактором, и корректором, и рабочим-печатником, крутящим колесо гектографа. Французский журналист, увидавший мытарства издателя «Экинчи», сказал: «Вы, по правде, истинный герой. У нас во Франции не нашлось бы человека, который согласился бы трудиться для столь бедной газеты… Ясно, что вы очень любите свой народ». Потому газета и пользовалась огромным спросом и популярностью у читателей. Несмотря на жесткие рамки, установленные цензурой, Зардаби ухитрялся их обходить. В дозволенных материалах о сельском хозяйстве он умудрялся выразить свои демократические воззрения, мечты о духовном возрождении своего народа. И еще одна черта его подвижнической деятельности: чтобы приобщить соотечественников, не привыкших покупать газету в киосках, он раздавал ее первые номера через разносчиков-энтузиастов на бакинских улицах, базарах и площадях.

Газета «Экинчи» просуществовала всего два года. Но это был огромный прорыв в духовной жизни азербайджанского народа. Пятьдесят шесть номеров, вышедших за эти два года, сумели всколыхнуть азербайджанское общество, пробудить национальное самосознание народа, гражданскую активность интеллигенции, сумели сформировать осознание ответственности каждого в судьбе своего народа, потребность в просвещении и культуре.

Сам Гасанбек четко сформулировал задачи печати: «…Газета не может сказывать сказки, подобно дервишу. Ее долг – показывать народу, как в зеркале, хорошее и плохое состояние дел, дабы народ, осведомленный о добром и худом, занялся поисками средств исправления» («Экинчи», 14 апреля 1876 г., № 7).

Он не ошибался. И усилия его не оказались тщетными. Спустя всего несколько лет в Азербайджане стали попеременно выходить разные печатные издания, которые продолжили благородное дело просветительства, которому положил начало великий Гасанбек Зардаби.