Июль 20th, 2008 | 12:00 дп

Реалии и мечты азербайджанской прессы

  • Людмила ХОХЛОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В канун Дня азербайджанской журналистики, который с 1991 года отмечается 22 июля, наш корреспондент встретилась с председателем Союза журналистов республики, главным редактором популярных не только в Азербайджане газет «Айна» – «Зеркало», заслуженным журналистом Эльчином Шихлинским.

– Эльчин муаллим, ровно месяц назад завершил свою работу V съезд Совета по прессе Азербайджана, где состоялся достаточно откровенный разговор, касающийся сегодняшних проблем журналистики.

– Не обобщайте. Не журналистики – прессы! Когда после обретения независимости мы открывали I съезд, покойный председатель Союза Гаджи Гаджиев сказал: «Не допускайте ошибки. Это не I съезд Союза журналистов, это I съезд Совета по прессе». Думаю, такое разграничение правильно. Нельзя забывать историю отечественной журналистики, которая всегда считалась одной из лучших на постсоветском пространстве. По Уставу Совета в него входят только печатные СМИ. Но проблемы, поднятые на съезде, касаются журналистики в целом.

– Заведующий общественно-политическим отделом администрации президента АР Али Гасанов остановился на нескольких: низкий уровень профессионализма, экономическая зависимость, неумение работать в условиях правового государства. Вы можете прокомментировать его слова?

– Он прав, хотя проблем намного больше. Начнем с последней. Отвечать как – резко?

– Честно.

– Ну, если честно… Чтобы уметь работать в условиях правового государства, надо в таковом жить. Мы, увы, еще не достигли этого уровня. Это мое мнение.

Прежде чем говорить об экономической зависимости журналистов, надо сказать о зависимости самих газет. Многие издания, если на них не будет обязательной подписки, если им в конце года не будут списывать долги, если не будет дотаций на бумагу, закроются через неделю. У нас нет механизма работы печатных изданий, как и нет условий честной конкуренции. Это опасно для газет, это опасно и для журналистов. Журналистика обезличивается.

Желтые газеты есть везде, но не всеми они востребованы. Это вопрос культуры общества, культуры самих газетчиков, их профессионализма. Во времена СССР в нашей республике существовали 15–20 изданий, в которых работало 1500 журналистов, и из них 1200 были профессионалами. В настоящее время в республике насчитывается 300 изданий, из которых 139 – регулярных. А вот профессионалов среди них в 20 раз меньше!

– Что же делать?

– Во-первых, при приеме на журфак ввести творческий конкурс, как это было в МГУ. Во-вторых, самим руководителям проявлять принципиальность и не брать на работу по протекции или какой-либо иной заинтересованности. Если у человека есть перо, это чувствуется сразу, как, впрочем, всюду. У нас в Союзе журналистов есть данные практически на всех пишущих людей.

– А какое количество печатных изданий, по вашему мнению, удовлетворило бы потребности республики?

– 15–20. Не больше. Но хороших, интересных, правдивых и объективных.

– Как вы относитесь к русскоязычной теме на ТV?

– Я активно и достаточно резко выступал против очевидной глупости – закрытия российских телеканалов. Приводил множество аргументов. И что мы сейчас имеем? Я живу на даче, в Шувелянах, каждый день езжу на работу и каждый день «наблюдаю» подтверждение своим прогнозам: практически все дачные дома покрыты «тарелками». Да что там дачи! На крыше зачуханного поселкового магазина стоит спутниковая антенна! В городе тарелки практически у всех. Если нет тарелок – то есть кабельное телевидение, даже в малоимущих семьях, поскольку, когда требование времен Возрождения «хлеба и зрелищ» стало альтернативой, обыватель, а это хребет любого общества, выбрал последнее. И, когда предлагаются 50 и более каналов, которые – пусть даже и не все, только половина – делаются профессионалами, то национальное телевидение не выдерживает никакой конкуренции и становится абсолютно невостребованным. Азербайджанские каналы перестали смотреть даже в сельских, азербайджаноязычных районах!

И что мы имеем в результате? Сужу по своему окружению: люди подсели на «тарелки». А ведь именно телевидение располагает огромными возможностями формировать общественное мнение, вкусы, интересы. И сейчас – парадокс! – российские проблемы стали интересовать наши аудитории больше, чем свои, а российская культура – больше, чем, собственно, национальная… В Азербайджане стали болеть за Алсу – в проекте «Две звезды», обсуждать Дробышеву в «Танцах», Фриске – в «Цирке», кого-то там еще в «Ледниковом периоде». Это я говорю только о среднем классе. А какой имеет успех у наших интеллектуалов программа Гордона!

Нельзя не учитывать еще и тот факт, что новостные программы – это мощнейший аппарат формирования общественного мнения, и как, с какой позиции будет преподнесено то или иное событие, так и будут воспринимать его люди.

Вот в том же ракурсе стоит вопрос русского языка. Да, гражданин Азербайджана должен знать государственный язык. Но почему его знание (или незнание) подменяют совершенно другими понятиями – такими, как патриотизм, любовь к Родине, стране? Это абсолютно неверно. Это говорю я, азербайджанец, получивший образование на азербайджанском языке.

Сколько евреев, русских, да тех же русскоязычных азербайджанцев по причине тех или иных условий не знали или плохо знают азербайджанский язык. Что с того? Скажете, они меньше любят Азербайджан? Отнюдь! Они любили и любят его. Скажу больше: многие из них сделали для Азербайджана больше, чем тот же носитель языка, который берет взятки у светофора или спекулирует фруктами.

Обратимся к опыту нашей газеты. В начале года я отказался от ежедневного выпуска азербайджаноязычной версии газеты «Зеркало» – «Айна», потому что упал спрос. В то же время на русскоязычную газету «Зеркало» спрос поднялся. Я это сделал потому, что мне так диктует пресловутый рынок. И если тираж русскоязычной газеты больше, чем азербайджаноязычной, – значит ли это, что я не люблю своей Родины? Чушь!

– Сколько изданий выходит в республике на русском языке?

– Несколько десятков, намного больше, чем во времена Советского Союза.

– Какой в идеале вы видите газету?

– Вы будете удивлены, но я мечтаю о ежедневной газете, которая бы выходила с хорошей черно-белой печатью, с абсолютно независимыми, объективными материалами. Такая роскошная, на 60 страницах… Вы ее листаете, и где-то на 20, 30-й вдруг – неожиданно – яркая, цветная реклама на очень дорогой бумаге с очень хорошей полиграфией. Мечтаю, чтобы у меня, как в «Вашингтон пост», только в отделе информации работало 900 человек. Сейчас, увы, только пять. Чтобы мои журналисты ни в чем не нуждались. Ведь среди них есть такие умницы, и они должны жить соответственно своим потребностям. Вот возьмите того же Рауфа Миркадырова! Недавно ему в Гамбурге вручали престижнейшую европейскую премию. А Норвежский институт свободы и демократии пригласил его прочесть лекции в Бельгии и Германии.

Мечтаю построить городок с издательским комплексом, парком, бассейном, жилыми коттеджами, где обитали бы мои сотрудники и их семьи. Вот так.