Июль 27th, 2008 | 12:00 дп

Три вопроса

  • Расим БАБАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

руководителю Центра стратегических исследований при президенте Азербайджана, доктору политических наук Эльхану Нуриеву

– Во время визита президента Российской Федерации Дмитрия Медведева в Азербайджан «Газпром» договорился об организации своповых (обменных) операций с российским и азербайджанским газом и о начале коммерческих переговоров относительно закупки «Газпромом» газа в Азербайджане на базе долгосрочного контракта. Как на это отреагирует Запад?

– Проведение многовекторной, прагматичной и диверсифицированной внешней политики позволило Азербайджану не просто реализовать масштабные транснациональные проекты геополитического значения, но и самому определять правила игры на региональной сцене и за пределами Южного Кавказа.

Думаю, что Запад должен с определенным пониманием относиться к происходящим процессам в регионе и к переговорному процессу между Азербайджаном и Россией по закупке Москвой азербайджанского газа, потому что мы хотим удовлетворять интересы не только Запада, но и России.

Сегодня Азербайджан имеет четыре экспортных газопровода, которые позволяют транспортировать газ в любом объеме и в любом желаемом направлении. Тот факт, что Азербайджан располагает такими широкими экспортными возможностями, говорит о том, что власти страны не просто проводят диверсифицированную внешнюю политику, а так или иначе успешно укрепляют государственность и защищают национальные интересы, при этом выдвигая свои условия.      

И эти условия принимают, считаются с нашими стратегическими, национальными интересами. Я думаю, что и Москва, и Запад в целом, и в данном случае США это прекрасно понимают. И вне всяких сомнений, в дальнейшем наша страна будет играть более решающую роль в осуществлении стратегических планов геополитики всего региона. По сути, намеченная реализация энерготранзитных магистралей в Европу предоставит Азербайджану возможность устанавливать новый региональный порядок в Каспийском бассейне. Это, в свою очередь, значительно повысит конкурентоспособность нашей страны.

– В последнее время обострилась напряженность вокруг Грузии и на Северном Кавказе. Какие последствия это может иметь для Азербайджана?

– Ситуация вокруг Грузии остается напряженной. Азербайджан выступает за дипломатическое, политическое урегулирование этой ситуации. Мы заинтересованы в стабилизации обстановки внутри региона. В том числе мы заинтересованы в нормализации российско-грузинских отношений. Грузия является нашим стратегическим партнером, как и Россия. Мы это очень хорошо осознаем, поэтому мы заинтересованы в том, чтобы взаимоотношения России с Грузией достигли уровня стабилизации.

Официальный Баку выступает за создание справедливого, разумного, нового международного политического и экономического порядка с сохранением многообразия мира и демократизации международных отношений. Самое главное – плюрализм модели развития. Азербайджан укрепляет свои позиции в борьбе против агрессивного сепаратизма и терроризма во всех его формах.

Что касается возможности появления «трений» между Баку и Москвой, то я думаю, что этот вопрос неуместен. Во всяком случае, до сих пор эти трения не проявлялись, потому что, повторюсь, Азербайджан проводит очень взвешенную и прагматичную внешнюю политику, что позволяет нашему государству не просто поддерживать баланс между всеми ключевыми региональными странами, но и строить нормальные, дружеские, теплые отношения и с Грузией, и с Ираном, и с Турцией, и с Россией. Поэтому я исключаю возникновение определенных трений между Баку и Москвой. Вспомните, когда в январе прошлого года мы отказали Москве и помогли Грузии с вопросом газа, появились ли какие-либо серьезные трения? Нет.

В современной политике России на Кавказе начинает проявляться элемент здорового прагматизма. И во внешней политике Азербайджана есть сформированный принцип прагматизма. Москва с этим считается и с уважением относится к приоритетам внешней политики Баку, мы отвечаем тем же. И, самое главное, Москва прекрасно осознает роль нашего государства в регионе. Россия понимает, что Азербайджан исходит с точки зрения защиты своих национальных интересов.

– Представляет ли, и если – да, то в какой степени, опасность для Азербайджана проводимые Тегераном запуски ракет?

– В феврале текущего года иранские власти объявили о первом успешном запуске космической ракеты, что, естественно, вызвало ажиотаж на международной арене и усилило подозрения в адрес Ирана относительно его желания создать ядерное оружие. Исходя из опыта СССР, США и Китая, можно утверждать, что разработка космических ракет-носителей осуществляется параллельно с попытками создания межконтинентальных баллистических ракет.

Но не стоит забывать о том, что такое развитие событий связано, возможно, со стремлением Ирана противостоять все более наступательной политике США. Ведь после начала иракской войны и нестабильной ситуации, которая сложилась в Афганистане, некоторые государства на Ближнем Востоке, и в частности Иран, осознали, что никто из них не застрахован перед угрозой американского прессинга, что и провоцирует иранские власти на такие решительные шаги.

Считаю, что проводимые Тегераном запуски ракет не представляют какой-либо угрозы для нас со стороны Исламской Республики Иран. Активная многосторонняя дипломатия Азербайджана не допустила превращения страны в арену геополитической конкуренции. На сегодняшний день Азербайджан – как раз то пространство на Южном Кавказе, где Россия, США и Евросоюз, в том числе Турция и Иран, – то есть все региональные игроки – успешно сотрудничают. У нас нет и не должно быть проблем с Исламской Республикой Иран, потому что и Иран, и Азербайджан не заинтересованы в обострении ситуации. Визиты нашего президента в Тегеран и встречи глав двух государств в Баку это подтверждают, скорее здесь речь идет о сотрудничестве и партнерстве.