Август 03rd, 2008 | 12:00 дп

На переломе эпох

  • Чингиз ГУСЕЙНОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Гюльшан Лятифхан – азербайджанская писательница, пишущая по-русски, живет в настоящее время в Голландии, активно участвует в диаспорской жизни, тем самым незримо присутствуя в Азербайджане. «Остров АзерАиды» – второй роман автора. Первый же роман писательницы, «Дочери рода моего», начало задуманной ею трилогии, своеобразной семейной хроники «Не умирай, пока живешь» вышел в 2006-м в Баку. И вот новое произведение о жизни азербайджанской семьи на переломе эпох, когда кончилась эра социалистическая и началась другая, в трудных, подчас драматических условиях независимого бытования государства.

Одной из важных тем в азербайджанской литературе, болевой точкой, коснувшейся всех, стал этнический конфликт между армянами и азербайджанцами, которые в течение веков были связаны друг с другом узами соседства, а порой – и семейного родства. Конфликт перерос в войну, и она принесла разруху, породила беженство, потрясла основы привычного мироощущения, стала психической травмой, и это продолжается поныне.

Говоря о традиции, хотел бы вспомнить многовековой давности лирико-драматическое сказание «Асли и Керем» о несчастной любви азербайджанца Керема и армянки Асли, завершившейся из-за козней родичей, прежде всего ее фанатичного отца, трагической гибелью влюбленных; драму Гусейна Джавида «Шейх Санин» и «маленький роман» Наримана Нариманова «Бахадур и Сона», созданные в XX веке с той же печальной участью героев из-за религиозных преград, искусственно возведенных косной, невежественной средой. Тут же назову и ставший бестселлером относительно недавно всплывший роман писателя азербайджанского зарубежья Курбана Сайда «Али и Нино»…

Так что произведение Гюльшан Лятифхан органично вписывается – даже названием, в котором снова Он и Она, – в этот тематический ряд, но – на качественно новом этапе, когда любовная коллизия протекает в реалиях нашего шокового времени, на фоне всеохватного военного, политического, идеологического, а не только христианско-мусульманского противоборства двух соседних народов.

Героиня романа Аида – дитя любви азербайджанца и армянки, столь частой и столь привычной в Азербайджане. Но началась война, и матери-армянке пришлось бежать, спасаясь от гибели (тут – абсолютная зеркальность: то же пришлось пережить азербайджанцам в Армении), из родного города, от семьи.

И семья распалась, героиня-полукровка сразу стала ощущать изменившееся к ней отношение родичей, тем более что она полюбила, так сказать, «чистого азербайджанца», но и Азер полюбил ее… – не стану событийно излагать фабульный ход произведения, в котором автор, опираясь на собственный успешный опыт сценариста, стремительно разворачивает захватывающий сюжет, закрученный и динамичный, ведет судьбу героини к неотвратимой трагической развязке, казалось бы, неизбежной: Аида не в состоянии вынести обрушившиеся на нее напасти, ужас которых потрясает достоверностью, в чем читатель легко может убедиться, разлуку с любимым, и уходит из этой жизни в вымышленный романтический мир счастья, который они с любимым назвали «АзерАидой». А что касается Азера, то он по долгу чести уходит на войну, дабы защитить родную землю от захватчика, соседа-врага…

Финал подготовлен всем ходом развития событий, логикой характеров. Но не могу не сказать о том, что иная развязка не дана и самой реальностью тоже, а потому финал отражает и безысходность нелепого и необъяснимого иррационального бытия конца ХХ и начала XXI веков.