Август 03rd, 2008 | 12:00 дп

Стихи – это сгусток эмоций

  • Елизавета КАСУМОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Творческий вечер известной московской поэтессы Татьяны Щербины состоялся в Бакинском центре современного искусства. Она жила и издавалась в Париже, Нью-Йорке, Мюнхене. С начала 90-х выпустила пять стихотворных сборников, роман «Запас прочности» (посвященный ее бабушке, которая в юные годы жила в Баку, где окончила Мариинскую женскую гимназию) и сборник переводов современной французской поэзии.

– Как случилось, что вы стали писать стихи?

– Поначалу писалась проза. В творчестве я видела возможность что-то узнать, понять, быть может, самое себя. Поэтом же быть не собиралась, мне казалось, что поэзия – это явление прошлого, в современной жизни лишнее, странное, искусственное. Хотя вообще поэзию ценила и знала. Но в какой-то момент случилось так, что я стала писать стихи, какой-то накал пошел, я была в большой растерянности от этого. Показала, их почитали и сказали, что это нужно публиковать.

– Стихи принесли вам широкую известность. Выходит, они все же нужны сегодня. Считаете ли вы, что они нужны будут и завтра, и послезавтра?

– Пока есть язык, будет и поэзия как одна из разновидностей творчества. Другое дело – форма. Когда-то были сонеты, баллады, до этого эпос, поэмы Гомера… То есть формы меняются и дальше будут меняться тоже. Но следует помнить: поэзия есть форпост языка, потому что, скажем, роман – это какая-то история, рассказанная уже готовым языком, а поэзия работает с самим языком, преобразуя его, развивая и тем самым продлевая ему жизнь.

– Ваши родители тоже были литераторами?

– Мама моя была театроведом, занималась кукольным театром, у нее много книг об этом, и все кукольники, в том числе и азербайджанские, тоже ее знают, она писала о них. Ездила по всему миру и написала книгу о кукольных театрах народов мира. Отец работал в журналах «Театр», «Советский экран». А дед и бабушка – историки.

– На вашем вечере в БЦСИ прозвучало мнение, что, быть может, ваш приезд в Баку станет толчком к тому, чтобы к нам чаще приезжали российские поэты и связи между литераторами России и Азербайджана стали более тесными, что, несомненно, будет полезно для всех. Вы с этим согласны?

– Здесь двух мнений быть не может: я конечно же только за такое сотрудничество.

– Какое у вас впечатление от города, от вашего вечера? 

– Что бросилось в глаза? Удивительное радушие, доброжелательность. Скажем, в Латвии я ничего подобного не увидела. В Баку люди особенно приветливые, симпатичные, я не встречала здесь агрессии какой-то, чего сейчас очень много в Москве. Меня приятно удивило, что в городе есть интерес к поэзии, причем русскоязычной, и даже есть немало поэтов, пишущих на русском языке. Аудитория на моем вечере была небольшая, но очень теплая и понимающая. Я очень благодарна председателю Союза художников Азербайджана Фархаду Халилову за то, что он безвозмездно предоставил помещение БЦСИ не только для выставки моего мужа, но и для моего творческого вечера, а его супруга Тамилла Ахундова собрала эту самую понимающую аудиторию.

Поразили мое воображение ковры. Это ваша древняя традиция, для вас, быть может, все это привычно, но если представить, как это все делается.

И еще меня очень впечатлила ваша кухня. Например, азербайджанский плов. Когда мне его предложили попробовать, я отказалась, сказала, что плов – очень жирная, тяжелая еда (до этого я пробовала плов, правда узбекский). Но мне сказали, что ваш плов – это совсем другое. И действительно, азербайджанский плов оказался гораздо легче и лучше. Пожалуй, это лучшее из всего, что я когда-либо едала. Казалось бы, и тот плов, и этот. Но, как мне сказали, тут вся суть в нюансах. Как, впрочем, и во всем остальном…