Август 10th, 2008 | 12:00 дп

Памяти полководца и гражданина

  • Рудольф ИВАНОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Представители православной общественности просят президента назвать одну из новых улиц Москвы или Петербурга именем генерала Русской императорской армии Гусейн-Хана
«В истории России можно найти немало славных имен, которые были незаслуженно забыты и вычеркнуты из учебников. Их носители достойны того, чтобы быть увековеченными в знак преемственности Российской Федерации по отношению к Российской империи», – сказано в письме президента фонда «Русский предприниматель», сопредседателя екатеринбургского отделения Всемирного Русского Народного Собора Сергея Писарева, исполнительного директора Собора Романа Силантьева и руководителя оргкомитета «Екатеринбургской инициативы» философа Виталия Аверьянова, сообщает «Интерфакс-Религия». «Мы полагаем, что Гусейн-Хан Нахичеванский заслуживает того, чтобы его имя было увековечено на карте России. Одна из новых улиц в Москве или Санкт-Петербурге вполне могла бы получить имя этого великого сына азербайджанского народа и подданного исторической России». Этот шаг «не только восстановит историческую справедливость, но и значительно укрепит дружбу между простыми русскими и азербайджанскими людьми».

Основанием для письма ВРНС в адрес президента России Дмитрия Медведева об увековечении памяти генерала Гусейн-Хана Нахичеванского послужила моя книга («Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гусейн-Хане Нахичеванском». М., Герои Отечества, 2006). Дело в том, что Союз писателей РФ, членом которого я являюсь, представлен в руководстве ВРНС и положительно оценил мой труд по возрождению личности Гусейн-Хана Нахичеванского. Кстати, в мае нынешнего года в Москве вышло в свет второе, дополненное издание на азербайджанском языке, перевод которого выполнен в Нахчыванском госуниверситете. В Баку под покровительством Фонда Гейдара Алиева находится в печати третье, исправленное издание, и тоже на азербайджанском языке.

В названии книги не случайно применен русский термин «сказание», поскольку героя моей книги я причисляю к обрусевшему азербайджанцу. В десятилетнем возрасте он поступил в Пажеский корпус Петербурга и, за исключением года службы в Тифлисе, на Кавказе не служил, а два сына и дочь по желанию Гусейн-Хана приняли православие.

Жизнь и деятельность выдающегося российского военачальника Гусейн-Хана Нахичеванского похожа на легенду.

Двадцать лет непрерывно Гусейн-Хан отдал славному Конному Его Величества полку, пройдя путь от рядового до помощника командира. Гусейн-Хана обожала, писала о нем в дневнике супруга Александра III, вдовствующая императрица Мария Федоровна, а юный Великий князь, дважды наследник и последний российский император Михаил Александрович не чаял в нем души.

С начала неудачной Русско-японской войны Гусейн-Хану Нахичеванскому поручено сформировать в Петровске 2-й Дагестанский конный полк. И хотя война была проиграна, но дагестанцы под командованием полковника Гусейн-Хана своими ошеломляющими рейдами в тылы японцев прославили Россию, а грудь Гусейн-Хана украсил главный военный орден Святого Георгия.

Дагестанский полк еще находился в пути на родину, а государь Николай II лично разыскивал Гусейн-Хана телеграммами, чтобы получить согласие на назначение командиром Нижегородского драгунского полка – первого полка Кавказской армии. На командование этим знаменитым полком имелась очередь из заслуженных офицеров, но в нарушение давних традиций государь в ноябре 1905 года назначил Гусейн-Хана вне очереди. Следом полку была оказана высочайшая и редкая честь: в его списки был зачислен царевич Алексей, а Гусейн-Хану пожаловано звание флигель-адъютанта.

Когда революционные страсти накалились, государь призвал Гусейн-Хана вновь в Петербург и доверил командование родным ему и самым приближенным ко двору полком – Его Величества Конным полком. Со времен битвы под Полтавой, когда началась история полка, генерал-майор Гусейн-Хан стал первым и единственным командиром мусульманского вероисповедания.

В 1912 году командир Отдельной кавалерийской бригады Гусейн-Хан производится в генерал-лейтенанты и назначается командиром 2-й Кавалерийской дивизии.

С первых дней войны Гусейн-Хан командовал Конным отрядом и за подвиги Кавалерская дума в октябре 1914 года присудила ему Георгия 3-й степени. Второй орден Святого Георгия Гусейн-Хану государь лично вручал на фронте. В июне 1915 года Гусейн-Хану было пожаловано высшее военное звание – генерал-адъютант Его Императорского Величества. Гусейн-Хан был единственным среди мусульман действующим генерал-адъютантом.

Во все времена, когда двору угрожала опасность, государи обращали свои взоры на Кавказ. Мировая война – не исключение. В начале Мировой войны было принято решение о создании уникального ополчения из горцев Кавказа – Конной туземной дивизии. Ее формирование поручили именно Гусейн-Хану, а командование – младшему брату императора Михаилу Романову. После организации Туземной дивизии она вошла в состав 2-го Кавалерийского корпуса под командованием Гусейн-Хана Нахичеванского. Как и ожидалось, горцы себя прославили, дивизию за ее отчаянные вылазки стали именовать «Дикой».

До Мировой войны в Русской армии было около 2,5 тысячи генералов, их число резко увеличилось с началом войны, но только два генерала из всей армии России – Гусейн-Хан Нахичеванский и его соратник и выдвиженец на командование 3-м Кавалерийским корпусом генерал Ф.А. Келлер – отказались признать отречение Николая II, власть Временного правительства и были готовы оказать государю вооруженную помощь. Не секрет, что генеральское окружение предало государя, и он не зря в день отречения 2 марта 1917 года в дневнике записал: «Кругом измена и трусость, и обман».

Назначенный Временным правительством Верховный главнокомандующий генерал Л.Г. Корнилов предугадал стремление большевиков к власти и предпринял ряд мер, дабы не допустить этой катастрофы. В июле 1917 года он назначил Гусейн-Хана в Петроград в распоряжение Петроградского военного округа, чтобы, когда наступит час, вверить ему преданные войска. В августе 1917 года на Петроград была брошена известная нам Дикая дивизия, однако Корнилов при содействии большевиков был опорочен Керенским, и великий исторический шанс был навсегда упущен.

Когда большевики пришли к власти, Гусейн-Хан, рискуя жизнью, не покинул пылающий Петроград. 18 мая 1918 года он был арестован чекистами Урицкого. Имеются убедительные доводы, но не свидетельства, что Гуссейн-Хан был расстрелян большевиками в Петрограде в январе 1919 года после объявления «красного террора». По постановлению о введении террора печать уведомляла обо всех расстрелянных, но среди них Гусейн-Хан не найден. ФСБ С.-Петербурга 6 февраля 2006 года также меня уведомило, что «по учетам лиц, приговоренных к расстрелу и в отношении которых приговор приведен в исполнение в Петрограде, Нахичеванский не значится». Версия об эмиграции оказалась досужим вымыслом. Поиски места и даты гибели Гусейн-Хана продолжаются.

Многочисленные заслуги и подвиги во благо Российского государства Гусейн-Хана Нахичеванского не дают нам, ныне здравствующим гражданам, ни малейшего права считать этого знаменитого Полководца и Гражданина БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИМ.

Низкий поклон Всемирному Русскому Народному Собору за благородную инициативу увековечить на карте России имя Гусейн-Хана, назвать его именем улицы в Москве и Санкт-Петербурге. Уверен, что солнечный Азербайджан, тем более Нахчыван, не отстанет в своих инициативах. Они явятся достойной данью современников великому сыну азербайджанского народа, рыцарю верности, чести и мужества императорской России генерал-адъютанту Его Величества Гусейн-Хану Нахичеванскому.