Август 17th, 2008 | 12:00 дп

100 дней президента

  • Паша ВЕЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Традицию оценивать сто первых дней у власти новоизбранных президентов можно объяснить только свойственной человеку страстью к круглым датам. По мнению большинства политологов, стодневный рубеж не позволяет делать серьезных выводов о характере и политике лидера государства. И все же случай нового президента России Дмитрия Медведева выглядит исключением из целого ряда блеклых стодневок. Сегодня, благодаря своим энергичным действиям и ряду программных заявлений, глава государства представляется России и миру ясной, понятной и конкретной фигурой.

Сто дней – срок небольшой. Тем не менее в стране, избравшей своим лидером Дмитрия Медведева, за время, прошедшее со дня выборов, прошла целая эпоха. Ключевые ее события были так или иначе связаны с именем нового президента. Более того, глава российского государства смог на деле, а не на словах, показать свою компетентность в деле управления огромной державой.

 
Программа внутренней политики
 

Как отмечают сегодня российские и зарубежные издания, первые штрихи образа сильного лидера проявились еще на первой встрече нового президента с представителями парламентских партий. В беседе с Геннадием Зюгановым, Владимиром Жириновским и Николаем Левичевым Дмитрий Медведев обрисовал несколько ключевых тем первого года своего президентского срока. Впервые он сформулировал их еще в ходе своей предвыборной кампании: это развитие инновационной экономики, решение наболевших социальных проблем, защита малого и среднего бизнеса от административного давления, образование и кадровая политика, реформирование судебной системы, борьба с коррупцией. Последняя тема, выросшая в Национальную антикоррупционную программу, вскоре стала главной в повестке дня всех силовых структур государства. Решимость покончить с наболевшей проблемой, пожалуй, впервые сочеталась с взвешенным и продуманным подходом к методам реализации масштабной кампании. Так, руководство антикоррупционным фронтом президент оставил себе, тем самым опровергнув все прогнозы политологов, уже «передавших» его Генеральной прокуратуре или Министерству внутренних дел.

Не менее прагматично и решительно была решена проблема смены непопулярного президента Карачаево-Черкесской Республики Магомета Батдыева. По представлению Дмитрия Медведева, парламент этой национальной автономии утвердил главой КЧР судью Конституционного суда Бориса Эбзеева. Как утверждают сегодня многие издания, своевременное кадровое решение позволило заметно снизить градус напряженности в этом непростом регионе Северного Кавказа. Как отметила на днях газета «Коммерсант», едва ли не каждое совещание Медведев завершает принятием конкретных мер. А энергичные действия президента по урегулированию давнего конфликта элит Карачаево-Черкесии лишний раз продемонстрировало российскому обществу самостоятельность главы государства и действенность его решений.

Главную же проверку эффективности нового российского президента устроила Грузия, начав военные действия против непризнанной республики Южная Осетия. В ситуации разворачивающегося кровавого конфликта особое значение приобретает политическая воля, решительность, даже смелость, а также историческая ответственность. Все эти качества выпукло проявились в кратком и жестком выступлении президента РФ Дмитрия Медведева, заявившего на открытии экстренного совещания российского Совбеза, что Россия не допустит безнаказанной гибели своих соотечественников на Кавказе. «В соответствии с Конституцией и федеральным законодательством, как президент РФ, я обязан защитить жизнь и достоинство российских граждан, где бы они ни находились. Логика предпринимаемых нами сейчас шагов продиктована этими обстоятельствами. Мы не допустим безнаказанной гибели наших соотечественников. Виновные понесут заслуженное наказание», – сказал Медведев. А дальнейшие действия России четко обозначили важнейшие внешнеполитические приоритеты нового главы государства.

 
Ответ на внешние угрозы
 

Прежде всего действия и заявления российского президента высветили тот очевидный факт, что никакой смены курса не будет. Президент Дмитрий Медведев проводит ту же внешнеполитическую линию, что наметил и реализовывал Владимир Путин. Более того, концепция новой внешней политики России была полностью очерчена еще год назад, в мюнхенской и давосской речах Путина.

Прежде всего это прагматизм в отношениях со всеми партнерами. Это требование учитывать интересы России там, где они – интересы – присутствуют. А главное – это и желание, и возможность играть активную и важную роль на мировой арене. Как отметил один из видных российских политологов, «…Россия не собирается больше просто слушать, что автоматически значит – слушаться. Держава говорит, и ее слышат».

Право говорить появилось, когда мы превратились из безнадежного должника в страну-кредитора. Но очевидно, что никакая, даже самая крепкая, экономика не гарантирует автоматически того, что тебя будут слушать, и того, что тебя услышат, если тебе самому нечего сказать. И Россия получила право говорить только тогда, когда смогла сформулировать собственную концепцию мирового порядка. Это – суверенная демократия, которую в мире уже считают новой российской идеологией. Как отмечает публицист Павел Данилин, «…когда политики говорят «суверенная демократия», они имеют в виду Россию. И это хорошо. Суверенными демократиями хотят стать и другие государства, что значит – наш паттерн работает. Но замыкаться на себе и ограничиваться лишь суверенной демократией мы не имеем права. Россия прошла этап суверенного сосредоточения. Мы накопили немного сил, чтобы заявить о своих амбициях».

Россия собирается взять на себя решение нескольких задач. Во-первых, в связи с усилением роли экономики России возрастает и спрос на российскую валюту. Сделать рубль резервной валютой большей части Евразии – задача вполне решаемая и выполнимая. Открытие бирж, где будет вестись торговля за рубли, – важный шаг в этом направлении. Вторая задача – вновь вернуть нашу страну в лидеры по производству продовольствия. Это также вполне выполнимая установка. Третья задача более сложная, но и ее решение ищется уже давно – сделать Россию гарантом международной энергетической стабильности. А что касается сфер, далеких от экономики, главным направлением политики должна стать культурная экспансия. России есть чем гордиться, поэтому именно культура должна стать той «мягкой силой», которая на деле скрепляет народы Земли в единое человечество.

Как именно Россия реализует свои внешнеполитические приоритеты, можно судить по недавним выступлениям президента Медведева. Однополярный мир чуть не привел к краху суверенных государств. Модным стало рассуждение о конце государства как такового. В этой ситуации именно Россия может стать той силой, которая предложит новую идеологию суверенного сосуществования. Именно у России есть силы для обеспечения такой внешней политики.

Более того, Россия как гарант суверенитета крайне востребована именно сейчас. Но для того чтобы осуществить экспансию суверенитета, очевидно, необходимы соответствующие инструменты. А значит, все усилия России будут направлены на повышение роли ООН в решении международных проблем. Наша страна уже сегодня выступает как одна из главных опор этой всемирной организации. И важно, чтобы Организация Объединенных Наций оставалась тем эффективным институтом международного общения, каковым она выступала последние пятьдесят лет.

То же самое можно сказать о позиции России в отношении Содружества Независимых Государств. Поиск путей реформирования этой международной организации, насколько известно, стал одной из главных тем переговоров российского лидера с главами стран СНГ. Решать проблемы мира между народами, как показали недавние события на Северном Кавказе, лучше за столом переговоров. Тогда, как показывает опыт, больше времени и сил остается для решения внутренних проблем государства. А их сегодня, в эпоху всеобщего кризиса, хватает у всех держав мира.