Август 17th, 2008 | 12:00 дп

Принуждение к миру

    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Loading ... Loading ...

    Взгляд из Москвы
    Если все государственные телеканалы России можно упрекнуть в односторонней трактовке событий, то о многих федеральных газетах и журналах этого не скажешь. На их полосах рассказывалось о событиях как по одну, так и по другую сторону фронта, давалась трезвая и горькая аналитика происходящей трагедии. Мы предлагаем вниманию читателей «АК» дайджест нескольких ведущих центральных газет.

    Заступаясь за меньшинства, Москва не выходит из правовых рамок. Москва идеально выучила все уроки, которые только преподали ей (и не только ей) великие державы за последние десять лет.

    Во-первых, в Кремле и на Смоленской площади осознали, что после событий в Югославии, Восточном Тиморе и многих других точках земного шара мир стал толерантно относиться к вооруженной защите меньшинств, которых жестоко притесняет (или на жизнь и права которых покушается) большинство. Бомбардировки Сербии в 1999 году, сколь бы жестокими они ни были, несомненно лучше бездействия миротворцев в Сребренице в 1995-м или в Руанде в 1993-м. Начав атаку на Цхинвали, Грузия даже не осознавала, насколько она ошибается, не ожидая от России военного ответа, который был осуществлен в точности по канонам, выработанным западными державами.

    Во-вторых, в Москве впервые удачно использовали не только риторику, но и практику гуманитарной интервенции. Россия, наконец, поняла, что эту вызывавшую столько критики и издевок «западную доктрину» можно использовать к своей пользе. Риторика президента Дмитрия Медведева об осуществляемом принуждении грузинской стороны к соблюдению мира – это не обещания врагу «замочить его в сортире», каковые ранее залихватски раздавало российское руководство. Мы увидели качественно проведенную российской стороной гуманитарную интервенцию, по сути подкрепленную ссылками на мандат миротворческих сил, выданный в свое время ООН. Можно предположить, что доктрину гуманитарной интервенции ждет теперь большое будущее – в современном мире у нее, похоже, стало одним влиятельным противником меньше.

    В-третьих, Россия сыграла в рамках столь любимой американцами доктрины предваряющих действий (preemptive action). Даже возмутившие западный мир удары по грузинским военным объектам вдали от непосредственной зоны конфликта не могут быть подвергнуты критике, так как в большинстве своем они осуществлялись по тем объектам, которые могли использоваться для атаки на российские войска. Такая логика вчистую воспроизводит схему действий, которые в 1981 году Израиль применил в отношении иракского ядерного реактора, США в 2003 году опробовали в Ираке и очень хотели бы применить в настоящее время к иранским ядерным объектам.

    «НГ»
     
    * * *
     

    «Заявление о прекращении военной операции в Грузии Дмитрий Медведев сделал за несколько часов до приезда в Москву президента Франции Николя Саркози, ставшего главным посредником в переговорах между Москвой и Тбилиси. Президент сообщил, что «принял решение о завершении операции по принуждению к миру». Впрочем, тут же стало очевидно, что на самом деле противостояние вовсе не закончено. Во-первых, Дмитрий Медведев сказал, что при возникновении очагов насилия в Южной Осетии российские военные должны уничтожать сопротивляющихся. А заместитель начальника Генштаба Анатолий Ноговицын пояснил, что решение о прекращении огня не означает, что российские вооруженные силы не будут вести другую деятельность военного характера на территории Грузии, в том числе разведывательную.

    Еще более важно то, что с окончанием боевых действий началась новая борьба – за право называться победителем в войне. Вскоре после выступления Дмитрия Медведева президент Грузии Михаил Саакашвили на митинге в Тбилиси заявил, что в войне победила Грузия. Обосновывать свою победу президенту Медведеву предстояло на переговорах с Николя Саркози. Они продолжались около четырех часов. За это время президенты успели пообедать, причем за столом к ним присоединился премьер-министр Владимир Путин. А после переговоров два президента вышли на пресс-конференцию, чтобы констатировать, что мир пока не достигнут, однако согласован план по его достижению. Он состоит из шести пунктов: не прибегать к использованию силы; окончательно прекратить все военные действия; обеспечить свободный доступ к гуманитарной помощи; вернуть грузинские войска в места их постоянной дислокации, а российские войска – на линию, предшествующую началу боевых действий. Особо тщательно прописаны два последних пункта: до создания международных механизмов российские миротворческие силы принимают дополнительные меры безопасности, а мировое сообщество начинает обсуждение вопросов будущего статуса в Южной Осетии и Абхазии и путей обеспечения их прочной безопасности».

    «Коммерсантъ»
     
    * * *
     

    «… По мнению заместителя начальника российского Генерального штаба генерал-полковника Анатолия Ноговицына, сил для нового удара в этом районе у Грузии еще достаточно – три мотопехотные бригады, три противотанковые бригады, одна танковая бригада, артиллерийская бригада, другие части… Происходит перегруппировка сил и средств. Это дает основания полагать, что грузинское командование не отказалось от попыток силового решения проблемы.

    … Ноговицын рассказал, что грузинское командование, несмотря на «домашнюю заготовку», катастрофически ошиблось в своих расчетах.

    – Они не ожидали, что российские войска отреагируют столь быстро, – сказал генерал. – Создав сильную группировку, которая в 12 раз превосходила российских миротворцев в численности, грузинские войска попытались овладеть городом внезапным ударом. Но получили отпор…

    Ноговицын не сомневается, что кроме военных планов грузинские агрессоры с самого начала замышляли геноцид осетинского народа.

    – Нашей разведке стало известно кодовое очень звучное название плана грузинского командования по захвату Цхинвали – «Чистое поле», – сообщил Ноговицын. – Если учесть, что традиционно военные названия отражают суть операции, то ей вполне можно подобрать синоним – «Выжженное поле».

    Действительно, Цхинвали как город перестал существовать. Сейчас его руины в буквальном смысле очищают российские спецназовцы. Они не только подавляют последние очаги сопротивления грузинских войск, но, главное, разминируют подвалы жилых домов и других мирных объектов. Вернее, то, что от них осталось. Ведь грузинские «воссоединители», убегая, оставили много мин-ловушек. Особенный цинизм: были заминированы входы в подвалы, где оставались уцелевшие жители. Вот теперь российские солдаты и офицеры освобождают детей, женщин и стариков от нового, минного, плена.

    Генерал Ноговицын заявил, что в связи с окончанием операции по принуждению к миру российские войска активных действий не ведут. Но это не значит, что они бездействуют.

    – Существует мировая практика, многократно подтвержденная историческими примерами: военный потенциал агрессора должен быть ослаблен до уровня, не позволяющего ему вновь осуществить агрессию, – сказал генерал. – Поэтому мы подавляем все очаги сопротивления, ведем артиллерийский огонь, в том числе и высокоточными боеприпасами по выявленным разведкой местам сосредоточения грузинских войск…»

    «Российская газета»
     
    * * *
     

    «…Каждая страна на этой Земле, несмотря на свои исторические, экономические, географические и демографические особенности, обязана жить, соблюдая законы, выработанные людьми для того, чтобы они раньше назначенного срока не потеряли способность вдыхать воздух и видеть солнце. Эти нормы общежития, прописанные в священных книгах всех религий, нравственных заповедях, никого, увы, не сдерживают от преступления через них.

    …Цепь взаимных вероломств привела к гибели мирных жителей в Цхинвали, что не может быть оправдано никакой целью. Это преступление Грузии.

    Провоцирование конфликта маленькой Южной Осетией, имеющей за спиной большого брата, щедро посеявшего там свои паспорта, оружие, деньги, – индульгенции на вторжение. Это преступление Южной Осетии.

    Вторжение регулярных войск на территорию суверенного государства и бомбардировки его городов и портов – это преступление России.

    Все участники этого отвратительного конфликта решали свои задачи за счет жизней невинных людей, которые по обыкновению являются разменной монетой и инструментом пропаганды своей (и только) правоты.

    Страшная ирония судьбы заключается в том, что война началась в день открытия Олимпийских игр, которые в древности останавливали побоища.

    Грузия, накрыв «Градом» Цхинвали, открыла доступ на свою территорию российским войскам, сделав их участниками конфликта, что ставит под сомнение их право оставаться миротворцами. Особенно после того, как они пропустили абхазов в Кодори.

    Южная Осетия сохраняет (теперь уже надолго) свою самопровозглашенность под охраной российских штыков.

    Россия своей мощью демонстрирует, кто в кавказском доме хозяин, несмотря на покровительство правительству Саакашвили американцев.

    Это все – мотивы международного преступления.

    Даже если оно будет пропагандой оформлено как вынужденная мера укрепления единства народа (для всех трех сторон), преступление это может привести к серьезному изменению ситуации внутри по крайней мере двух участников войны – Грузии и России.

    Может быть, именно это безумцы назовут победой?!

    «Новая газета»