Август 24th, 2008 | 12:00 дп

100 дней премьера

  • Паша ВЕЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Свои традиционные «сто дней» премьер-министр Владимир Путин и президент Дмитрий Медведев отметили с разницей в сутки. У каждого из первых лиц в стране определились зона ответственности и круг вопросов, требующих первоочередного решения. Как отмечают российские и зарубежные политологи, Путину и Медведеву удалось бесконфликтно разделить сферы влияния. Глава государства, как и полагается в странах с развитым парламентаризмом, сосредоточился на проблемах внешней политики. Председатель правительства заявил о себе на внутриполитической сцене. Причем сделал это со свойственной ему решимостью.

Если верить недавнему социологическому опросу ВЦИОМа, российское общество вполне благожелательно встретило новую для страны политическую ситуацию. По данным последних исследований, 47% жителей нашей страны полагают, что реальную власть в России разделили два человека – либеральный президент и жесткий премьер-министр. Трагические события в Южной Осетии немного скорректировали, но не изменили сложившийся образ «сплоченной команды» двух первых лиц страны. Медведев приобрел имидж эффективного главы государства, который сам ведет переговоры и принимает решения, а Путин с присущим ему размахом взялся за наведение порядка в экономике.

 
Мир…
 

Эпоха технических премьеров закончилась. Пожалуй, именно это послание вложил новый председатель российского правительства в свои первые публичные заявления. Новый статус Владимира Путина потребовал серьезного пересмотра законодательства: Госдума разработала и приняла поправки к 150 федеральным законам, чтобы освободить премьера от необходимости решать рутинные вопросы. В соответствии с новыми стратегическими задачами поменялась и структура правительства. Уже на десятый день своего премьерства Владимир Путин предложил план серьезной реорганизации кабинета министров, сформировав президиум правительства, прямо подчиненный председателю. В «малый кабинет» – так новый орган окрестили журналисты – вошли семь вице-премьеров и несколько ключевых министров. «Это будет своего рода штаб по координации усилий, действий, которые предпринимаются со стороны конкретных отдельных ведомств», – указал пресс-секретарь главы правительства Дмитрий Песков.

Закончив основательную перестройку правительственного аппарата, Владимир Путин обозначил свои первые цели на посту премьера. Как отметили российские деловые издания, основой экономической программы нового правительства стал инновационный вариант развития страны. Экономическое развитие страны, в силу которого ежегодный рост ВВП должен составить 6,5%, должен обеспечить помимо внедрения передовых технологий массовый класс инвесторов. «Люди даже со скромными накоплениями должны получить возможность приумножать свои капиталы, вкладывая в развитие национальной экономики. Для этого, в частности, нужно стимулировать появление крупных публичных компаний, успешное размещение их акций на внутреннем рынке», – заявил в программной речи Владимир Путин. По мнению некоторых экспертов, этот шаг должен способствовать оздоровлению финансовой системы. Пока же первоочередной задачей правительства остается борьба с инфляцией. Главным фактором роста цен в стране была объявлена неблагоприятная ситуация на мировом рынке. Кроме того, часть вины за стремительный рост цен новый премьер возложил на крупнейшие российские монополии. И если с зарубежными рынками российское правительство сделать ничего не может, то для отечественных компаний Владимир Путин имеет достаточно рычагов воздействия.

Бороться с вздувающими цены монополистами новый премьер предполагает системно. Прежде всего Владимир Путин потребовал от кабинета министров составить и внедрить прозрачные для российского бизнеса правила конкурентной борьбы. В результате, как сообщили российские деловые издания, Минфин подготовил законопроект о трансфертном ценообразовании, а Федеральная антимонопольная служба (ФАС) заявила о необходимости ужесточить наказание за картельные сговоры. Вслед за этими минными приготовлениями последовала ошеломляющая по своему напору премьерская атака на компанию «Мечел», крупнейший металлургический холдинг страны. Речь Владимира Путина на совещании в Нижнем Новгороде, посвященном резкому росту цен на металлы и уголь, транслировали все телекомпании страны. По словам премьера, в первом квартале 2008 года компания продавала сырье за границу по ценам вдвое ниже внутренних. С возмутительной ситуацией председатель правительства предложил разобраться Федеральной антимонопольной службе, придав ей в помощь специалистов Следственного комитета при Генеральной прокуратуре.

 
…и война
 

Результат, последовавший за резким заявлением Путина, обескуражил даже самых стойких приверженцев жесткой линии. Как отметили западные издания, премьер, привыкнув действовать глобальными категориями, не рассчитал силы своего воздействия. Критика «Мечела» привела к обрушению акций компании на нью-йоркской фондовой бирже. Вслед за ценными бумагами металлургического гиганта рухнули индексы всего российского фондового рынка. А общие потери экономики за счет снижения капитализации отечественных компаний составили миллиарды долларов.

Дальнейшее падение фондового рынка остановил Дмитрий Медведев, мягко порекомендовавший силовым структурам «не кошмарить бизнес». Некоторые политические аналитики сочли это высказывание признаком раскола в сплоченной команде премьера и президента. Предположение было явно ошибочным. Вскоре после истории с «Мечелом» отношения двух первых лиц государства прошли жесточайшую проверку в боевых условиях. Испытание для сложившейся системы власти устроила Грузия, атаковавшая республику Южная Осетия.

Вторжение грузинских войск на территорию, контролируемую российским миротворческим контингентом, застало Владимира Путина на Олимпиаде в Пекине. Характерно, что известие о фактическом начале войны не заставило премьера свернуть программу визита и вернуться в Москву. Напротив, Владимир Путин провел ряд бесед с мировыми лидерами и церемонию напутствия олимпийцев. Сигнал, поданный мировому сообществу главой российского кабинета министров, не допускал двоякого толкования: опытный премьер был абсолютно уверен, что молодой президент грамотно сможет руководить ситуацией. Как и предполагалось, новая конфигурация российской власти не дала сбоя. Дмитрий Медведев, которого на Западе до сих пор считали «техническим президентом», проявил себя жестким и последовательным главой государства.

Вмешательство Владимира Путина в развивавшийся конфликт произошел позднее, и на приемлемом для его нового статуса уровне. Покинув олимпийский Пекин, премьер-министр прибыл к месту событий, на Кавказ. А после ряда встреч в столице Северной Осетии Владимир Путин провел чрезвычайное заседание президиума правительства, на котором жестко и эмоционально заявил о своем видении сложившегося положения. Как и следовало ожидать, позиция председателя правительства не отличалась от видения проблемы президентом.

Собственно, это согласие по ключевым вопросам и стало наиболее очевидным результатом первых ста дней премьерства Владимира Путина. Вряд ли сегодня кто-нибудь сможет всерьез задать вопрос: «Кто в стране главный и как здесь делят власть?» Череда важных событий в политике и экономике дали первым лицам государства возможность подчеркнуть политическую самостоятельность и президента, и премьера. Жизнь опровергла расхожее утверждение о том, что Россия может спокойно развиваться только при единовластном правителе. Новый председатель российского правительства доказал, что авторитетное правительство только усиливает позиции сильного президента. И то, что время «технических» чиновников ушло в прошлое.