Август 31st, 2008 | 12:00 дп

Страна невыученных уроков

  • Павел ВОЛОШИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Конфликт в Южной Осетии развивался по сценарию 1921 года
Россия устанавливает дипотношения с Абхазией и Южной Осетией. Но официальное признание мало изменило положение двух бывших регионов Грузии. И раньше на их территории находились российские войска, единственной валютой был российский рубль, а жители в массовом порядке получили российские паспорта. Теперь же в Сухуми и Цхинвали ощущается полная неуверенность в отношении дальнейших планов выстраивания собственной государственности. И осознание того факта, что полная независимость в условиях международной изоляции может обернуться иллюзией.

Основания для независимости
 

В принципах ООН положения о территориальной целостности государств и праве наций на самоопределение считаются равноправными. Но мировой опыт выбора не оставляет: за последние десятилетия практически все региональные конфликты разрешались только на основе самоопределения наций. Достаточно вспомнить Югославию, Чехословакию, Кипр и весь бывший Советский Союз. Тем не менее именно принцип нерушимости государственных границ был фундаментом российской внешней политики. Россия, предлагая свой опыт выстраивания отношений с автономиями, исходила из возможности сохранения единого государства на основе широкой федерации. Теперь этот императив сдан в архив.

Более того, сегодня подвергается сомнению сама основа международного права. Причем делает это не Кремль. Американский политик Ричард Перл еще в 2003 году призывал «внимательно изучить интеллектуальные развалины либерального тщеславного убеждения, согласно которому безопасность обеспечивается международным правом, за соблюдением которого следят международные организации». Нынешнюю позицию Москвы во многом определил тот факт, что в схожей ситуации на Балканах Запад однозначно выступил на стороне Косово, осуществив отделение от Сербии. И довод представителей руководства ОБСЕ по поводу того, что «Косово – не прецедент, а исключение», представляют собой типичный двойной стандарт. Если Запад может создавать прецеденты, называя их «исключениями», почему таким же правом не могут воспользоваться другие?

Положение осложняется тем, что власти Тбилиси сознательно не предприняли реальных шагов по урегулированию ситуации в рамках собственной правовой системы. Сделать это можно было, в частности, восстановив права автономий. Тем не менее по своей Конституции Грузия до сих пор является унитарным государством, хотя именно федерализм мог бы стать основой ее государственности.

 
Повторение пройденного
 

Нынешний конфликт, фактически вызвавший распад Грузии, до мельчайших подробностей повторяет события начала ХХ века, когда независимый Тифлис силой пытался создать «Великую Грузию». Дело в том, что грузинское государство получило точные границы только при развале Российской империи в 1918 году. Осетия вошла в состав Российской империи еще в 1774 году. А независимое абхазское княжество сохраняло свой суверенитет вплоть до окончания Кавказской войны. Соответственно, после революции Грузия и Абхазия провозгласили свою независимость отдельно друг от друга. Разными видели свое будущее и политические элиты этих регионов. Абхазия, как и сегодня, настаивала на своей независимости. Осетия попыталась самостоятельно войти в состав РСФСР. Ответом стала карательная операция, начатая 17 мая 1918 года военными частями правительства независимой Демократической республики Грузия. В первой осетино-грузинской войне погибли около 18 000 человек и около 50 000 человек вынуждены были бежать в Северную Осетию. Как и сегодня, осетинские власти обратились за помощью к Москве. В те далекие годы Россия действовала без оглядки на Запад: 25 февраля 1921 года российские части заняли Грузию и свергли буржуазное правительство Ноя Жордания. Спор о принадлежности мятежных территорий стал неактуальным. Абхазская АССР и Юго-Осетинская автономная область вошли в состав Грузинской ССР на правах автономных национально-государственных образований.

Новый конфликт разгорелся в конце 1980-х годов. Поводом для волнений послужил разгул коррупции, которая в Грузии приняла отчетливый националистический оттенок. 16 июля 1989 года в Сухуми вспыхнули вооруженные беспорядки, вызванные скандалом вокруг нарушений правил приема студентов в местный университет. В ходе массовых драк, по некоторым данным, погибло 16 человек и около 140 было ранено. Для подавления мятежа официальный Тбилиси задействовал войска. 9 апреля 1991 года Грузия под руководством президента Звиада Гамсахурдиа провозгласила свою независимость. В ответ руководство Южной Осетии 20 сентября 1990 года приняло Декларацию о суверенитете республики. А уже 10 декабря власти Тбилиси упразднили осетинскую автономию, объявив Южную Осетию «Цхинвальским регионом».

В ночь с 5 на 6 января 1991 года на территорию автономии вошли войска. Именно тогда в печати появилась знаменитая фраза Гамсахурдиа: «…Осетинский народ – мусор, который надо вымести через Рокский тоннель».

В январе 1992 года Звиад Гамсахурдиа был свергнут. Вернувшись в Грузию в марте 1992 года, Шеварднадзе смог к лету 1992 года мирно урегулировать югоосетинскую проблему, договорившись о вводе миротворческих сил в этот регион. С Абхазией отношения наладить не удалось. Абхазское руководство восприняло отмену советской Конституции Грузии, осуществленную парламентом Грузии, как фактическую отмену автономного статуса Абхазии, и 23 июля 1992 года восстановило действие Конституции Абхазской Советской республики 1925 года, согласно которой Абхазия является суверенным государством. Тем не менее власти Сухуми допускали вхождение республики в состав федеративной Грузии. Шеварнадзе предпочел иной путь. В августе 1992 года на территории Абхазии начались широкомасштабные боевые действия. Через год, в августе 1993-го, война закончилась поражением грузинской армии и бегством около 200 тыс. грузин из Абхазии. Соглашение о прекращении боевых действий между Грузией и Абхазией было подписано после ввода миротворческого контингента СНГ. Говорить после этого о воссоединении могли только неисправимые оптимисты из числа тбилисских чиновников.

 
Кадры решают все
 

Зато Москва действовала на редкость прагматично. Россия, вопреки решению саммита СНГ, запрещающему любые контакты с сепаратистами, начала постепенно восстанавливать хозяйственные и транспортные связи с Цхинвали и Сухуми. Тем временем Тбилиси наотрез отказывался выполнить рекомендации СБ ООН и ОБСЕ, так и не поставив свою подпись под соглашением о неприменении силы с Цхинвали и Сухуми. Понятно, что рано или поздно такая ситуация должна была закончится новой вспышкой насилия. Новый виток войны начался в день открытия Олимпиады. Повторив ошибку своих далеких предшественников, правительство Михаила Саакашвили двинуло войска на Цхинвали. Слова академика Сахарова «Грузия– это малая империя», сказанные им в 1989 году, оказались пророческими. Как и всякая империя, Грузия вошла в пору распада.

Сегодня даже формальное признание не решит главной проблемы мятежных территорий. Как отметила на днях газета «Коммерсант», самой серьезной как для Абхазии, так и для Южной Осетии является демографическая угроза. Сегодня в Абхазии насчитывается, по некоторым оценкам, лишь немногим больше 200 тысяч жителей, только треть из которых составляют этнические абхазы. Демографическая ситуация в Южной Осетии еще сложнее. До войны ее население насчитывало приблизительно 100 тысяч человек. Сегодня здесь, по самым оптимистичным оценкам, проживают 45–50 тысяч осетин. 

Вырвавшись из тисков «малой империи», сепаратисты не спешат в объятия империи «великой». Власти Сухуми считают, что для сохранения абхазов как этнической группы республике нужна независимость, но не интеграция в Российскую Федерацию. На распутье оказалось и Цхинвали. Для южных осетин вхождение в Российскую Федерацию означало бы объединение с Северной Осетией. Но в любом случае для сохранения национального правительства и развития экономики требуются люди.

А их, в отличие от денег и политической поддержки, Россия дать не может.