Сентябрь 07th, 2008 | 12:00 дп

Победный счет

  • Павел ВОЛОШИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Экономические санкции Запада вряд ли пошатнут экономику России
«Пятидневная война» России и Грузии запустила процесс пересмотра системы миропорядка, сложившейся после распада СССР. Как отмечают эксперты, энергичные действия бывшей сверхдержавы задвинули Запад в политический тупик. Сегодня европейские и американские защитники режима Саакашвили не готовы ни к военному противостоянию с Россией, ни к ее экономической блокаде. Зато Москва уже начала полную ревизию прежних соглашений с ЕС и США.





Вооруженное вторжение в Грузию и официальное признание независимости Абхазии и Южной Осетии было просчитанным шагом. Как отмечают многие эксперты, после нападения грузинской армии на посты миротворцев выбора у Москвы не было. Потеря престижа негативно отразилась бы не только на взаимоотношениях с давними союзниками по СНГ. Уступка Саакашвили и его западным покровителям поставила бы под сомнение идеологическую подоплеку всей внутренней политики Кремля, в соответствии с которой «возрожденная Россия поднимается с колен» и «сама решает свои проблемы». По сравнению с угрозой дестабилизации власти возможность экономических санкций со стороны Запада воспринималась как вполне приемлемый риск. Говоря о перспективах санкций, премьер-министр Путин в интервью немецкому телевидению саркастично заметил: «…Мы что, не можем защитить жизнь своих граждан там? А если мы защищаем свои жизни, то у нас отберут колбасу. У нас выбор какой – между колбасой и жизнью? Мы выбираем жизнь».

 
Старый «Вэник»
 

Парадоксально, но так называемый «Старый Запад» отнесся к позиции России с пониманием. Когда вечно бунтующая Польша созвала внеочередной саммит Евросоюза и позвала на него Михаила Саакашвили, Франция на правах страны – председателя ЕС грузинского президента пригласить отказалась. Более того, участники саммита приняли мягкий вариант резолюции, предложенный Италией, который не предусматривал введения реальных санкций в отношении Москвы. Ответ официального Вашингтона на действия России тоже оказался необычно сдержанным. Как заявил представитель Государственного департамента США Роберт Вуд, администрация президента Буша не будет нагнетать обстановку в связи с ситуацией в Грузии, но и не позволит, чтобы действия России остались без последствий.

Что именно хотел сказать американский политик, вскоре объяснили его коллеги из Североатлантического альянса и Евросоюза. По словам генсека НАТО Яапа де Хооп Схеффера, «действия России ставят под вопрос ее участие в мирном процессе на Кавказе». А глава МИД Великобритании Дэвид Миллибенд, объявив о создании международной антироссийской коалиции, потребовал ввести в отношении Москвы экономические санкции. Этим, пожалуй, реакция Запада и ограничилась.

Позиция России тоже отличалась спокойствием. В самом деле, отказ от совместных военных учений в рамках программы взаимодействия с НАТО вряд ли повлиял на обороноспособность ядерной державы. А что касается экономических санкций со стороны Запада, то они действовали все постсоветское время, не исключая эпохи горбачевской «перестройки» и ельцинской «демократии». Пресловутая поправка Джексона – Вэника была принята еще в 1974 году для давления на Советский Союз, власти которого чинили препятствия выезжающим из страны евреям. Действует она и сегодня, несмотря на исчезновение СССР и открытые границы для всех, кто желает эмигрировать. Благодаря запретительным пошлинам на импорт в США одним только российским металлургам приносит убытков на полтора миллиарда долларов ежегодно. Тем временем импорт американских товаров в Россию был открыт. Инициатором отмены поправки Джексона – Вэника был сам Джордж Буш. Теперь дискриминационная поправка переживает вторую молодость. Серьезно осложнился и процесс вступления России во Всемирную торговую организацию. Впрочем, насчет ВТО у российского правительства есть собственное, довольно нелицеприятное мнение.

 
Неорганизованная торговля
 

Перспективы вступления России в крупнейшую международную торговую организацию были предметом жарких дискуссий весь пореформенный период, включая мрачный год дефолта и недавнюю «эпоху стабилизации». В самом деле, членство в ВТО, помимо несомненных преимуществ, серьезно затрагивает интересы целых отраслей отечественной экономики. Причем, по мнению кремлевских экспертов, отрицательные последствия преобладают над положительными. Как заявил Владимир Путин на одном из недавних заседаний правительства, «…надо внести ясность в вопрос присоединения России к ВТО. Наша экономика, отдельные ее отрасли и прежде всего сельское хозяйство несут достаточно большую нагрузку. Почти никаких плюсов мы не видим и не чувствуем».

 Премьер абсолютно прав: участие в сложной системе международных торговых соглашений выгодно не каждой стране. В случае с Россией заметный выигрыш от членства в ВТО получат только металлурги. Зато излишняя открытость заметно подорвет стабильность российской банковской системы: ее банки не могут на равных конкурировать с мощными финансовыми структурами Запада. Затронет вхождение во Всемирную торговую организацию и основу нашей сырьевой экономики: правила ВТО предполагают большую открытость нашей газовой и нефтедобывающей отраслей, отмену внутренних тарифов на энергоносители и резкое снижение дотаций сельхозпроизводителям.

Последнее обстоятельство может стать критичным. И без того рост цен на продукты питания основательно подогрел протестные отношения в российском обществе. Не случайно, что именно в конце августа правительство России заложило в проект бюджета новые субсидии сельскому хозяйству в размере 21 млрд руб.: финансовые вливания, а также отказ от импорта американских «окорочков» должны подстегнуть отечественное птицеводство.

То же, пожалуй, относится и к прочим ограничениям на торговлю с Россией, которые может принять раздраженный Запад. Отказ России от скорого вступления в ВТО наверняка ускорит развитие наших взаимоотношений с державами Азиатско-Тихоокеанского региона и ближневосточными сырьевыми гигантами. А большая независимость от Запада позволит серьезно ужесточить ценовую политику эксперта энергоресурсов.

А вот внутренние проблемы России экономические санкции Запада могут только усугубить. Создание с подачи главы внешнеполитического ведомства Великобритании «антироссийской коалиции» предполагает, что отечественный бизнес ждут трудности при покупке активов в развитых странах, в привлечении долгового и акционерного капитала, приобретении технологий. Все это делает проблематичным заявленный Кремлем «инновационный курс развития» российской экономики. Резкие заявления западных лидеров пагубно отразились на отечественном фондовом рынке. Сегодня иностранные инвесторы экстренно выводят капитал с рынка. Следовательно, уже в этом году нас ожидает замедление темпов роста экономики. Впервые за последние годы в стране возникнет дефицит денег. Их России понадобится много. Удержать отвоеванные у Грузии республики в сфере своего влияния Москва может только экономическими методами. А восстановление разрушенной экономики этих небогатых регионов потребует многомиллиардных безвозвратных вливаний.

 
 
КОММЕНТАРИЙ
 

Владимир Милов, президент Института энергетической политики, в прошлом – заместитель министра энергетики Российской Федерации:

– Хотя нас едва ли ждут широкие эмбарго, принять серию болезненных точечных мер западные страны вполне в состоянии. Наиболее очевидные санкции – ограничения на российские инвестиции за рубежом и расширение торговых барьеров в отношении несырьевых товаров. Последнее может получить второе дыхание после демонстративного сворачивания Москвой активности по вступлению в ВТО. Причем, если такие меры будут приниматься не в виде коллективных решений ЕС, а в виде односторонних и не всегда широко рекламируемых мер со стороны отдельных стран, это ограничит возможности Москвы для полномасштабного ответа. Последствия для российского несырьевого экспорта и международной экспансии наших компаний будут неприятными.

Тяжелые последствия может иметь и ограничение доступа к западным кредитам для российского корпоративного сектора – например, «Газпрома» или «Роснефти», совокупный долг которых составляет около $90 млрд, а значительная его часть – короткие долги. В подобной ситуации для предотвращения дефолта придется прибегать к масштабной господдержке. Спасти эти компании удастся, однако, только за счет серьезного сокращения накопленных государством финансовых ресурсов.

Все эти меры могут создать серьезные трудности для России. Санкции станут сигналом, способным стимулировать продолжение оттока капитала, падение курса рубля. Сегодня все это было бы крайне несвоевременным, особенно в свете внутренних экономических проблем – инфляции, замедления роста. Однако санкции – та цена, которую Россия может заплатить за выбор в пользу эскалации конфликта на Кавказе через признание в одностороннем порядке независимости Абхазии и Южной Осетии.