Сентябрь 22nd, 2008 | 12:00 дп

Кризис финансового доверия

  • Павел ВОЛОШИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Спасая экономику страны, правительство пошло на крайние меры: Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк получат от Минфина 1,12 триллиона рублей. Но финансовый шторм последних дней больнее всего ударил по средним и малым кредитным учреждениям, на счетах которых хранят свои деньги миллионы россиян. К тому же многомиллиардные вливания наверняка подстегнут инфляцию, заставив потуже затянуть пояса пенсионеров, бюджетников и представителей нарождающегося среднего класса.

Финансовый мир России переживает самый серьезный кризис, начиная с 1998 года. Позитивные сигналы мировых бирж не смогли остановить падение отечественного фондового рынка. Когда в минувшую среду российские биржи второй раз за последние два дня приостановили торги, Министерство финансов приняло срочные меры по вливанию дополнительной ликвидности в банковскую систему. Рекордные по своему масштабу бюджетные вливания получили три крупнейших банка страны. Остальным придется надеяться на собственные силы: Сбербанк, Газпромбанк и ВТБ вряд ли займутся широким кредитованием своих младших коллег. К тому же миллиардные транши обязательно подстегнут инфляцию. А это обстоятельство, в отличие от состояния фондового рынка, напрямую касается рядовых граждан страны. Спасти свои сбережения в условиях полномасштабного кризиса удастся немногим.
 
Счет закончен?
 
Как и в дни дефолта 1998 года, для успокоения масс «в народ» пошли высшие чиновники государства. Министр финансов Алексей Кудрин даже сделал специальное заявление, чтобы успокоить разволновавшихся россиян. По словам главы Минфина, «…простым гражданам финансового кризиса опасаться не стоит, государство гарантирует все вклады». Тем не менее в российских кредитных учреждениях уже выстраиваются очереди вкладчиков, закрывающих свои рублевые счета. Правда, ведущие финансовые эксперты советуют с этим не торопиться. Досрочное закрытие счета лишает обладателя срочного вклада всех причитающихся ему процентов. При этом, если до окончания срока вклада осталось несколько месяцев, сумма потерь может превысить все инфляционные и валютные риски. К тому же вклады до четырехсот тысяч рублей у нас застрахованы государством.
Судя по всему, правительство об этом прекрасно помнит. И делает все возможное, чтобы госбюджету не пришлось расплачиваться по счетам рухнувших коммерческих банков. Так, на недавнем внеплановом совете директоров Центробанка главные финансисты страны решили пойти на радикальную меру, снизив нормы обязательного резервирования на 4%. Это значит, что на счетах банков в ближайшее время окажется более трехсот миллиардов рублей, которые они были обязаны держать на счетах Центрального банка «на всякий случай». На расчет с наиболее подозрительными вкладчиками такой суммы хватит с избытком. Да и в обвал рубля никто из профессионалов всерьез не верит. Как специально отметил в своем недавнем заявлении министр Кудрин, курс рубля определяется запасами золотовалютных резервов. А в «тучные годы» экономической стабильности Россия накопила изрядный финансовый «жирок», обеспечив   достаточную прочность национальной валюте.
Как уверяют коллеги господина Кудрина, Центральный банк будет удерживать курс в пределах определенного коридора. Правда, его границы прямо зависят от мировых цен на главный продукт российского экспорта – нефть. А она в последнее время обнаружила устойчивую тенденцию к снижению. От резкого падения сырьевых тарифов – в условиях резкого сокращения притока капитала в страну и мирового кризиса ликвидности – не застрахован никто. Поэтому, как пишет сегодня большинство деловых изданий, среднему россиянину было бы разумней вернуться к проверенной тактике пятилетней давности, разделив свои сбережения на три валютные «корзины». Такая система, хоть и не сулит прибыли, позволяет избежать последствий обвала той или иной валюты.
 
Инфляция планов
 
А вот новый виток инфляции накроет всех россиян, вне зависимости от их финансовой смекалки и уровня доходов. Грядущий рост цен признают даже профессиональные оптимисты из числа российских чиновников. Более того, в условиях кризиса правительство сознательно идет на риск высокой инфляции, спасая жизненно важные для благополучия государства банковский сектор и фондовый рынок. Миллиарды, вброшенные сегодня Центробанком на счета крупнейших кредитных организаций, уже завтра хлынут на рынок, обесценивая рубль вне зависимости от его привязки к доллару. Соответственно, изменятся тарифы естественных монополий, стоимость продуктов питания и ставки транспортных компаний.
Правда, масштаб неминуемого подорожания высшие российские чиновники оценивают весьма скромно. К примеру, глава Банка России, признав, что принятые меры по разрешению кризиса ликвидности непременно подстегнут инфляцию, оценивает ее рост в 12% при официальном прогнозе Центробанка в 11%. Независимые эксперты склонны говорить о 20%-ном росте цен. Правда, коснется он далеко не всех групп товаров и услуг. Так, за год экономического кризиса в США стоимость недвижимости в отдельных   штатах снизилась на четверть. Небольшое снижение цен на российском рынке недвижимости специалисты отмечают с начала сентября. Так что, возможно, именно кризис позволит российским чиновникам воплотить в жизнь давний лозунг о «доступном жилье». К тому же заработать на него по окончании финансового коллапса будет гораздо легче.
Уже сейчас, точно определив «дно» падения фондового рынка и вложив деньги в паевой инвестиционный фонд, на последующем росте акций крупнейших российских компаний можно выгадать до 70% прибыли. После очередного дефолта, как нас учит наша же недавняя история, страну ждет экономический подъем. Жесткая метла финансового кризиса выметет с российского рынка все нежизнеспособные предприятия и торговые фирмы, освободив место для эффективных управленцев. А рост денежной массы, неизбежно сопровождающий инфляцию, вдохнет новую жизнь в захиревшие от недостатка оборотных средств агропредприятия, заводы и фабрики. Главное, чтобы до этого времени российское общество было избавлено от политических катаклизмов. Но это обстоятельство уже не относится к компетенции экономического блока правительства.